Статья
5 Февраля 2010 0:00

АфПак

<div>В январе 2010 года специальный представитель президента и государственного секретаря США по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук выступил с речью перед членами неправительственной организации «Женская внешнеполитическая группа». В своём выступлении он сделал достаточно детальный обзор текущей американской политики на афганском и пакистанском территориальном направлении. Центральным моментом его речи стало высказывание относительно концептуального содержания пакистано-афганской стратегии США. В частности, Холбрук заявил, что демократическая администрация президента Барака Обамы отказывается от использования термина «АфПак» как главного маркера, определяющего центр приложения усилий Вашингтона в Центральной Азии и на Среднем Востоке. По его словам концепт «АфПак» был выведен из понятийного аппарата демократического кабинета при формировании политики в отношении Кабула и Исламабада.</div>
<div> </div>
<div>Заявление Холбрука стало системным действием, направленным на пересмотр принципов пакистано-афганской стратегии Соединенных Штатов. Содержательные формулировки его речи говорят о том, что Белый дом пошел на кардинальное переформатирование технических методов своей политики в рамках данного территориального направления. США де-факто признали настоятельную необходимость масштабного изменения формата своего поведения применительно к Афганистану и Пакистану в соответствии с состоянием внешней среды. Кроме того, Холбруком была обозначена тенденция к трансформации восприятия самого трека в его пространственном и функциональном измерении. Во-первых, он выступает уже не как целостная геополитическая переменная, а в качестве конструкции, разделенной на две обособленные политико-пространственные субстанции. Во-вторых, отказ от термина «АфПак» означает фактическое дезавуирование принципа двусторонней территориальной активности, заложенного в пакистано-афганской стратегии администрации Обамы, принятой 27 марта 2009 года. Функциональные императивы, сформулированные в «Белой книге на основе доклада межведомственной политической группы по политике США в Афганистане и Пакистане», были поставлены под сомнение. В новых ситуативных условиях, озвученных Холбруком, речь, по сути, идет об отдельной афганской стратегии и отдельной пакистанской стратегии как двух обособленных компонентах внешнеполитической деятельности США. Тем самым, демократический кабинет устами своего ответственного лица дал старт процессу переформатирования ранее принятой схемы деятельности по ключевым сегментам территориальной активности в Центральной Азии.</div>
<div> </div>
<div>Речь специального представителя США по Афганистану и Пакистану продемонстрировала, что Белый дом отказался от его личных концептуальных разработок. Понятие «АфПак» было сформулировано и актуализировано самим Холбруком в 2007-2008 годах. После его возвращения на работу в федеральное правительство в 2009 году оно оказалось востребовано Обамой и его окружением. Новое американское руководство использовало данный термин в своей объединенной стратегии для Афганистана и Пакистана и подготовленной в качестве её более детального обзора «Белой книге». Однако его внешнеполитическая жизнь продлилась чуть меньше года. Уже в январе 2010 года от геополитической структуры Холбрука отказались. Причем озвучить это решение было поручено именно специальному представителю. В подобном персональном выборе, принятом Государственным департаментом с согласия Белого дома, можно отметить как минимум два смысловых значения. Во-первых, высокую степень личной ответственности Холбрука за результаты работы демократического кабинета на афганском и пакистанском треках. Он не только обладает наибольшим уровнем детального «погружения» в проблему, но и персонально отвечает за конечный результат. В случае провала политики Вашингтона в отношении Кабула и Исламабада до начала 2012 года, Холбруку с большей долей вероятности придется покинуть занимаемый пост и отчитаться за все допущенные ошибки перед Сенатом. Во-вторых, стремление Белого дома уже сейчас переложить всю потенциальную вину за возможные издержки в работе на обозначенных территориальных направлениях на Холбрука. Выступив в качестве субъекта, прекращающего использование им же самим разработанного термина «АфПак», специальный представитель фактически признал, что является ответственным за все издержки, допущенные демократическим кабинетом в его афганской политике на протяжении 2009 года. Отказ от использования оригинального концепта, фиксирующего область преференциального целеполагания всей актуальной внешней активности администрации Обамы, означает первый шаг на пути к признанию неспособности Холбрука справиться с возложенными на него задачами. И в последующем подобное движение, направленное против специального представителя, будет только возрастать.</div>
<div> </div>
<div>Предметное содержание выступления Холбрука подтверждает факт стремления демократического кабинета к всесторонней ревизии правил игры на пакистано-афганском направлении. Пока она охватывает только концептуальный уровень, касаясь отдельных терминов и определений. Однако более чем вероятно, что вслед за этим последует и некоторая трансформация предметных подходов к активности на треке. Обозначенная специальным представителем сегментация территориального конструкта «АфПак» на две части и его возвращение к «естественному» раздельному состоянию не может не сказаться на принципах практической работы администрации применительно к Кабулу и Исламабаду. Смещение акцентов в концептуальной сфере неизбежно ведет к соответствующим пусть даже и тактическим трансформациям на уровне реальной политики. Отказавшись от понятия «АфПак», Вашингтону придется пересмотреть в связи с этим и прикладной инструментарий ведения дел.</div>
<div> </div>
<div>Основной причиной для пересмотра концептуальных основ стратегии Соединенных Штатов в отношении Афганистана и Пакистана стало открытое недовольство интеллектуальными наработками Вашингтона со стороны Исламабада. Представители пакистанского политического и экспертного истеблишмента с самого начала введения термина «АфПак» относились к нему чрезвычайно скептически. При этом официальный Исламабад старался постоянно напоминать Вашингтону о неприемлемости использования данного конструкта. В результате «пакистанский гнев» сделал своё дело. Он стал ключевым побудительным мотивом для того, что администрация Обамы отказалась от применения конструкта, сформулированного Холбруком. Это зафиксировал сам специальный представитель. Он, в частности, отметил, что «мы не можем больше использовать данный термин, потому что он не нравится населению Пакистана, по понятным причинам».</div>
<div> </div>
<div>Природа «ненависти» Пакистана к концептуальному сопровождению пакистано-афганской стратегии США, т.н. «понятные причины» с точки зрения Холбрука, лежат в сознательном отказе Белого дома от комплексного восприятия внешних угроз, стоящих перед Исламабадом. Концепт «АфПак» во многом подразумевал перефокусирование внимания Соединенных Штатов, а вместе с ними и мировой общественной с проблемы пакистано-индийских отношений преимущественно на террористическую угрозу, сложившуюся на пакистано-афганской границе. По мнению Исламабада, в кластере угроз, стоящих перед национальной безопасностью Пакистана, Вашингтон выбрал лишь одну и далеко не самую важную. Тема достаточно напряженного диалога между Пакистаном и Индией была незаслуженно забыта и принесена в «жертву» международной конъюнктуре, определяемой демократическим кабинетом. И это притом, что в диалоге между Исламабадом и Нью-Дели сохранились все присущие ему трудности. Более того, не была устранена из повестки дня двусторонних отношений и угроза прямого вооруженного пакистано-индийского столкновения. В своём поведении на пакистанском треке демократический кабинет сделал выбор в пользу сознательной функциональной дислексии. Шкала многочисленных вызовов, сосредоточенных в треугольнике Афганистан-Пакистан-Индия, была рассмотрена им в таком ракурсе, который в наибольшей степени отвечал американским национальным интересам. Сделав основную ставку на разгром исламских террористических и экстремистских группировок на афганской территории, администрация Обамы постаралась в связи с этим «подкорректировать» систему конфликтных отношений, сложившуюся между Пакистаном и Афганистаном. Однако своевременная и достаточно жесткая политическая реакция Исламабада заставила Белый дом пусть и с заметной задержкой, но отыграть назад. Стремление демократического кабинета к одностороннему навязыванию приоритетов было ограничено.</div>
<div> </div>
<div>Смена концептуальных ориентиров пакистано-афганской стратегии США свидетельствует о том, что администрация Обамы пошла на ограниченные уступки Пакистану. Трансформация содержания и тональности ведущих субъектов, ответственных за поддержание прямой связи по линии Вашингтон-Исламабад, ещё не означает полного пересмотра прикладных подходов. Однако уже этот факт является для пакистанской стороны ощутимым достижением. Особенно если учитывать, что идея объединения афганского и пакистанского трека в одно целое так и осталась во многом на бумаге. В течение 2009 года Соединенные Штаты так и не рискнули пойти на проведение крупных контртеррористических операций на территории Пакистана. Все их действия свелись к точечной активности сил СпН и достаточно интенсивному пользованию БПЛА. То есть намерение США добиться расширения пространственной ответственности за счёт создания трека «АфПак», сосредоточенное во многом на заявительном уровне, было снято с повестки дня такой же заявительной инициативой.</div>
<div> </div>
<div>Ведущим мотивом для большего учета Вашингтоном запросов Исламабада стала активизация антитеррористической деятельности ВС Пакистана. С середины октября 2009 года пакистанская армия в рамках операции «Рах-е ниджат» («Путь к освобождению») ведет интенсивные боевые действия против радикального исламистского движения «Техрик Талибан-и-Пакистан» (ТТП). И хотя их конечная результативность пока под вопросом, общий вектор приложения усилий Исламабада достаточно очевиден – он заключается в полномасштабном разгроме боевиков. Основным ТВД выступает при этом Федерально-управляемая территория племен (ФУТП) – центральное место сосредоточения радикальных исламистов и террористов, их главная «зона безопасности». То есть действия пакистанских ВС в полной мере отвечают стремлению США лишить афганских боевиков их тыловой инфраструктуры в Пакистане. Действуя отдельно друг от друга, американские и пакистанские войска по обе стороны пакистано-афганской границы выполняют одну задачу, полностью соответствующую интересам администрации Обамы. В силу этого, решение Белого дома о корректировке собственных подходов к активности на пакистано-афганском направлении выглядит более чем оправданным. Оно является средством политической компенсации текущих военных усилий Исламабада.</div>
<div> </div>
<div>Тактическое изменение в позиционировании американской активности на пакистано-афганском направлении, ориентировано на «умное» укрепление военно-политического сотрудничества между США и Пакистаном. В сторону Исламабада был сделан достаточно резонансный, но в то же время во многом беспредметный шаг, свидетельствующий о своего рода уступке со стороны демократического кабинета. Однако в ответ на такой жест пакистанскому руководству в практически безапелляционной форме предлагается подтвердить свою приверженность партнерству с Соединенными Штатами активными антитеррористическими усилиями. Подобная логика содержится уже в самом заявлении Холбрука перед членами «Женской внешнеполитической группы». В нём он прямо указывает на то, что без масштабных военных усилий пакистанской стороны полное урегулирование ситуации в Пакистане и Афганистане будет невозможно. Таким образом, в обмен на декларативную уступку Вашингтон рассчитывает получить от Исламабада вполне осязаемую силовую поддержку.</div>
<div> </div>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".