Комментарий
20 Марта 2017 14:57

Скандал в РАН - это не кризис, это свидетельство распада

Леонид Радзиховский публицистЛеонид Радзиховский

Леонид Радзиховский
публицистЛеонид Радзиховский

После того, как с участия в выборах председателя РАН снялись все трое кандидатов, выборы перенесли на полгода.  Публицист Леонид Радзиховский  высказал свое мнение относительно того, что именно повлекло такой кризис. 

Трудно сказать, что произошло в Академии. Но точно - это грандиозный скандал, какого вообще никогда не было в богатой истории Академии, а ей скоро 300 лет.  Предположения, что процедура выборов не урегулирована, звучат как издевательство.

А когда вы выставляли свои кандидатуры, когда вы обсуждали свои кандидатуры, на сайте академии вывешивали эти кандидатуры и предвыборные программы, вы тогда этого не знали? Это взрослые люди, академики, один из них президент академии, - что они такие шалуны и весь юридический отдел академии такие милые шалуны, что не знали, что не урегулирована юридическая процедура? Много чудес происходит в нашей академии, но такого бессмысленного позора еще не было. Непонятно, зачем доводить эти интриги до публичного скандала в день открытия сессии, которая посвящена выборам президента. Зачем тогда собрали 2 тысячи академиков, чтобы сказать им «Вы зря приехали, выборов не будет»? Бред какой-то. 

Чем эта история закончится – сказать трудно. Если бы это была нормальная Академия Наук, то все три кандидата были бы вычеркнуты из списков, поскольку они не могли просто организовать элементарно процедуру избрания и превратили её в цирк, и академия выбрала бы нового президента из своего состава. Академия – это не клуб футбольных фанатов. В крайнем случае могли бы выбрать временно исполняющего обязанности и назначить новые выборы и создали бы комиссию по расследованию этого беспрецедентного случая, выяснили бы,  как могло такое произойти, превратить академию наук в какой-то цыганский табор.

Так как у нас все давно поставлено с ног на голову, полагаю, что действующий президиум останется. 

На самом деле, нынешний скандал свидетельствует отнюдь не о кризисе науки, поскольку наука к Академии наук не имеет ни малейшего отношения. Еще Антон Павлович Чехов говорил: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения». Так что произошедший скандал нельзя назвать  исключительно кризисом науки. Суть лишь в проблемах РАН.

Во-первых, позорна  реформа академии, когда в состав академии, какая бы она ни была, одним махом включили 300 или 400 людей совершенно другого уровня. Невозможно объединить   академию медицинских наук и  академию сельскохозяйственных наук. Это разный уровень компетенции, это как соединить Комсомольскую правду с New York Times и создать общую редакцию, это невозможно. 


Если вы сравните Академию Наук, когда ей было 250 лет (это 1974 год) и сегодняшнюю академию, у них столько же общего, сколько у автомобиля «Мерседес» и автомобиля «Жигули». Академия наук 1974 года связана с именами Колмогорова, Капицы, Сахарова, Лихачёва.

И всего то тогда в академии было 600 человек - 200 академиков, 400 членкоров. Сейчас в академии больше 2000 человек, из них известен разве что Алфёров и Фортов, больше вообще ни о ком ничего не слышали. И это не дикость нашего общества, это реально уровень академии. Там действительно есть хорошие учёные, хорошие специалисты, но учёных такого уровня, который был тогда, в 1974 году, там почти не осталось.

В Уставе академии записано, что академики – это люди, которые делают первостепенные научные открытия, то есть это не просто хорошие учёные, не грамотные специалисты, не цитируемые учёные, а люди, которые делают первостепенные научные открытия.  Кто их там делает? 

Лучшие российские учёные уехали, или полностью эмигрировали.

Это не кризис, кризиса нет, это распад. Разговор о том, что если ещё так будет продолжаться, то мы потеряем науку -  это демагогия. Мы ее потеряли. И этот процесс будет продолжаться. Сейчас в России осталось два или три института высокой марки, это институт теоретической физики, институт проблем передачи информации, физический институт академии наук и институт ядерной физики в Новосибирске.

Но и эти институты - это бледная тень того, что когда-то было. 

Во времена Советского союза это были действительно институты мирового уровня.

Наука - это довольно объективная вещь, и вовсе не количеством цитирований определяется уровень. Масса цитирований не суммируется, то есть если человека много цитируют средние работы, от этого не появится действительно сильная работа. Есть критерий науки высших достижений, это международные премии, членство в самых престижных академиях наук мира, нобелевские премии. Вот это критерий того, что речь идет о науке высших достижений.

Безусловно, каждый отдельный случай может быть ошибочным, и нобелевские премии часто дают по ошибке (не часто, но дают, за работы, про которые потом говорят, что они того не стоили), и в академию могут выбрать более или менее случайно, но есть определённая статистика. Я недавно делал такую работу. Так вот, в том же самом 1974 году в СССР работало пять нобелевских лауреатов, а во Франции (сравнивать же надо не с американской наукой, это просто смешно, а с тем, что в крупных европейских странах делается), а во Франции было семь нобелевских лауреатов.

Сейчас у нас работает один, а во Франции восемь нобелевских лауреатов. Это достаточно чётко арифметически показывает, что произошло с нашей наукой. Можно без конца говорить, что у нас тоже крупные учёные, что у нас по-прежнему высокий интеллектуальный уровень, но есть цифры, с которыми не поспоришь. 

Автор:
____________

Читайте также:
  • Выборы президента РАН
  • Избранные в РАН госчиновники уволены
  • РАН против Мединского


    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    Rosneft
    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".