Статья
332 27 Сентября 2017 9:22

Альтернативы не случилось

В России в последнее время принято с особым вниманием следить за выборами на Западе и «болеть» за новых консерваторов. Провозглашение возврата к традиционным семейным ценностям, жесткая позиция по отношению к миграции, противодействие глобализму уже способны вызвать сочувствие к зарубежной политической силе. Поэтому высокий результат, считающейся в Европе крайне правой «Альтернативы для Германии», вызвал ожидаемый интерес.

 ХДС/ХСС Ангелы Меркель набрал треть голосов избирателей на парламентских выборах. Для сравнения показатель на выборах 2013 года составил 42%. Для избрания канцлера и формирования правительства необходимо 50% (355 голосов в Бундестаге из 709), поэтому коалиция с другими политическими силами неизбежна. Наиболее вероятна коалиция «Ямайка» (цвета входящих в нее партий аналогичны цветам флага островного государства) — ХДС/ХСС, «Зеленые» (8,9%), «Свободная демократическая партия Германии» (10,7%). Такой альянс собирает 393 кресла.

 В жесткую оппозицию «Ямайке» уходит «Социал-демократическая партия Германии» (СДПГ), старейшая политическая партия страны, и вторая по предпочтениям избирателей. В последние годы СДПГ входила в «большую коалицию» с христианскими демократами. На нынешних выборах социал-демократы набрали 20,5% голосов, это самый худший результат за послевоенные годы. Ранее антирекордом считался показатель в 23% в 2009 году. ХДС/ХСС, кстати, тогда получил близкий к нынешнему результат в 33,8%. Некоторые немецкие политологи считают переход в оппозицию благом для СДПГ, который позволит провести перезагрузку партии, и четче обозначить свои позиции на политическом поле, выйдя из тени победителя.

Но, конечно, не соперничество традиционных партий, христианских центристов и социал-демократов, опирающихся на левые и секулярные традиции, стало основной интригой выборов. Серьезное противостояние по линии «левые» и «консерваторы» это что-то из политических реалий времен разгара Холодной войны, когда собственно и сложился ХДС как альтернатива левым силам. Зато успех «Альтернативы для Германии» (АдГ), правой популистской партии, набравшей 12,6%, и занявшей третье место находится «в тренде» современной европейской и мировой повестки. Изоляционизм, евроскептицизм, требование ужесточения миграционного законодательства, консервативные семейные ценности — очевидно, что политические силы с подобными лозунгами в последнее время набирают популярность в западном мире.

 Возможно, в какой-то мере с этим и связано, озвученное лидером социал-демократов Мартином Шульцем стремление СДПГ встать в жесткую оппозицию по отношению «Ямайке». Потому что в противном случае единственной реальной оппозиционной силой в стране станет «Альтернатива для Германии», результат которой болезненно воспринимается в социал-демократических кругах. Да и не только в них. В Германии заговорили о первом после войны успехе крайне правых, чуть ли не нацистов, среди избирателей. В стране, прошедшей денацификацию, это воспринимается тяжело. Необходимо заметить, что «Альтернатива» набрала больше голосов в восточных землях, где чувствительность к подобным рассуждениям значительно меньше в силу исторических причин. Традиционным типичным избирателем правых считается мужчина из бывшей ГДР. Причем, согласно исследованиям, миграция голосов к «Альтернативе» на нынешних выборах произошла со стороны тех, кто голосовал за СДПГ.

Конечно, утешением для кругов опасающихся «прихода нацистов» в парламент может стать тот факт, что результаты радикалов в Германии гораздо ниже, чем в Голландии, Франции и других странах Европы. Ажиотаж от успеха правых со временем схлынет. Результат «Альтернативы для Германии» не даст этой партии реальных возможностей как-то повлиять на работу Бундестага и правительства.

Выделившаяся из ХДС в начале 2013 года «Альтернатива для Германии», на прошлых выборах четыре года назад набрала 4,7%. Таким образом, партия не прошла пятипроцентный барьер и осталась без мест в Бундестаге. Но с того времени ситуация изменилась, в частности проблема миграции тогда не стояла так остро. «Альтернатива», несмотря на шокирующие традиционные политические элиты заявления, вроде призыва гордится делами солдат вермахта, пытается выглядеть респектабельно и позиционирует себя как детище интеллектуальной элиты страны. Лидер АдГ Александер Гауланд уже пообещал смягчить риторику партии в Бундестаге. Радикальные популистские высказывания, возможно, уступят место более традиционному парламентскому стилю.

 «Альтернатива для Германии» выглядит не слишком устоявшейся и в организационном плане. Вероятно, партию ожидает разделение на «умеренных» и «радикалов». Сторонниками первых могут стать избиратели из «старых» земель, а вторые будут пользоваться большей популярностью среди жителей бывшей ГДР. Первой ласточкой возможного раскола стала позиция сопредседателя АдГ Фрауке Петри, в понедельник она заявила, что не войдет в парламентскую группу партии в Бундестаге из-за разногласий с ее радикальным крылом. Пока за ней никто не последовал, но никто не гарантирует, что Петри не организует свой блок.

 Но как бы то ни было, напугавшая многих в Европе программа «Альтернативы для Германии», в России не воспринимается как радикальная. Нацизма в лозунгах АдГ не увидел даже левый политик Геннадий Зюганов. За исключением некоторого недоумения, вызванного в русскоязычных соцсетях плакатом «Альтернативы» на русском языке со слоганом «Незваный гость хуже татарина. Защищать границы, высылать исламистов» и призывами гордиться достижениями вермахта, АдГ произвела в целом скорее положительное впечатление. В нашем обществе все еще сильна надежда, что несистемные консервативные силы, придя к власти, будут стремиться к хорошим отношениям к России. Западные несистемщики зачастую этим пользуются. Ищут прямой поддержки в российских политических кругах как Марин Ле Пен или как АдГ работают на русскоязычных избирателей. Взамен их противники обвиняют Россию во вмешательстве в выборный процесс.

Однако даже если принять во внимание, что новые консерваторы действительно заинтересованы в развитии политического диалога с Россией их экономические, как правило, протекционистские программы могут не соответствовать российским экономическим интересам. Так «Альтернатива для Германии» выступает за продление срока службы АЭС, за развитие своей атомной энергетики, что, конечно, не на руку «Газпрому». Между тем, Ангела Меркель выступает как последовательный сторонник «Северного потока-2», за что подвергается критике, к примеру, со стороны Украины.

Пока, впрочем, говорить о серьезном усилении новых правых в Европе сложно. Главный итог выборов в Германии для России — предсказуемые и понятные отношения с «локомотивом Евросоюза» на ближайшие четыре года. Сенсации, а именно ухода Ангелы Меркель с политической цены не случилось, а это означает, что российскому руководству не придется прилагать усилий для «притирки» и поиска общего языка с новым лидером. Меркель находится у власти уже 12 лет. В последние годы отношения между Россией и Германией не были безоблачными, но дипломатический опыт обхода острых углов, без сомнения, накопился.

Автор:
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2019 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".