Комментарий
27 Сентября 2014 8:02

Американская история

Карен Шахназаров кинорежиссерКарен Шахназаров

Карен Шахназаров
кинорежиссерКарен Шахназаров

Андрей Кончаловский отзывает свой фильм «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» от рассмотрения Российским Оскаровским комитетом, режиссер уведомил об этом в письме председателя комитета Владимира Меньшова.

Карен Шахназаров, кинорежиссер, сценарист, продюсер, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм» рассказал «Актуальным комментариям» об американской кинопремиии «Оскар», проблемах отечественного кинематографа и кинопроката:

«Не стоит идеализировать или демонизировать Голливуд, превращать его в некий единственный критерий качества фильмов.

Последняя американская картина, которая получала «Оскар», — «Операция „Арго“», на мой взгляд, очень слабая. «Повелитель бурь» — просто слабая картина. У них же были гораздо более сильные, например, «Джанго», который на голову выше «Арго». Ну, дали они картине Аффлека три статуэтки — за фильм, сценарий и монтаж, — не надо из этого делать какой-то повод для переживаний о несправедливости мироустройства. В мире кино, как и в жизни, соревнование. Бывает, что выигрывают не те, за кого болеешь.

«Оскар» — это в первую очередь американская история. Она имеет огромное значение именно для американских картин, потому что им она даёт прокат. А, собственно, другим картинам это не настолько актуально. Но, с другой стороны, тоже не участвовать, что ли? Почему бы не поучаствовать?!

Я никогда не был сторонником того, чтобы превращать «Оскар» в некий единственный критерий качества картин. Есть много картин, которые не получали «Оскар», и они были отличными. Много картин, которые получали «Оскар», были слабыми. В то же время были и хорошие картины, которые получали «Оскар».

Конечно, надо иметь свою награду. У нас они есть: «Золотой орёл», «Ника». Вполне возможно награде придать большее интернациональное звучание. Для этого просто надо приглашать больше участников, больше представителей зарубежного кино. Я уверен, что если приглашать иностранцев, они поедут с удовольствием, потому что люди кино любят подобные мероприятия.

Для мероприятий вручения наград важна трансляция для максимально возможного количества телезрителей. «Оскар» чего добился? Его показывают во всём мире. Во времена Советского Союза мы его не смотрели.

Я вырос в советском кино. Я вас уверяю, что «Оскар» такого значения, как сегодня, вообще не имел. И, кстати, Каннский фестиваль — тоже. У нас в СССР была Ленинская премия. Вот это была вершина, к чему стремились, считалось эталоном. Эту премию действительно замечательные картины получали. Или был всесоюзный кинофестиваль. Для нас Московский фестиваль тогда был очень значим. Приезжали Феллини, Висконти, премьеры привозили. Поэтому для нас в советском кино «Оскар» не имел такого значения, но у нас и не смотрели его, и не транслировали. Мы знали что он где-то есть у американцев. Поэтому главная сила «Оскара» в том, что его массово смотрят по телевизору.

Надо признать, что трансляции награждения «Оскаром» смотрят потому, что это главная награда американского кино, прежде всего, для американских картин. Американское кино сегодня самое мощное, с этим ничего не поделаешь.

Кино должно быть в коммерческом плане мощным. Я никогда не был апологетом американского кино. Но надо признать, что у них много художественных достижений. Это очень сильное кино, где много талантливых режиссёров, актёров работает. Не стоит впадать в крайность относительно американского кинематографа. Хотя у нас с Америкой отношения никудышные, прямо скажем, они объявили нам «холодную войну», но кино у них, надо признать, сильное. Поэтому их премия стала такой важной.

Надо стремиться своё кино сделать мощным, надо стремиться, чтобы оно было реально коммерческим. У нас есть достойные художественные картины. Но у нас просто смешная ситуация: российское кино – 70 картин в год. Для такой страны, какой является Российская Федерация, эта цифра смехотворна.

Я 20 лет назад рекомендовал лимитировать прокат кинофильмов зарубежного производства, я в своё время говорил об этом, когда никто об этом не говорил, ещё в начале 90-х годов. Но сегодня я скажу, что это бессмысленная затея, потому что если вы делаете 70 картин в год, вы что угодно можете квотировать, но вы просто не заполните сеансы.

Мало кто вообще понимает специфику кинопроката. Из 4 картин одна выходит в кинопрокат. Причём это и в Голливуде так. Потому что есть картины, которые изначально созданы под кинопрокат, у него свои определённые требования. Есть масса американских картин, которые сразу уходят в телевидение, DVD, они не выдерживают проката. Потому что прокат — это большие расходы на рекламу. Поэтому если вы 70 картин делаете, так у вас выходить в прокат будут только 15. С 15 картинами, если квоты будут, как вы наполните залы? Вы же не можете показывать картины по три месяца. Поэтому прежде всего надо нарастить производство.

Мы должны производить как минимум 300 картин. Франция производит 400 картин в год. Страна с населением 60 миллионов. Вот вам пример: Аргентина 40 картин производит. Между прочим, страна, которая сейчас дефолт переживает, у них сейчас с экономикой серьезные проблемы. В Аргентине 40 миллионов населения. И тем не менее 40 картин в год она производит. Что, я считаю, много для нее. По этой логике мы должны производить хотя бы 200.

Другой вопрос, что у нас однобокий прокат. У нас одни американские картины. У нас очень мало тех же аргентинских картин при том, что там очень интересное кино сейчас, и очень коммерческое. Я уверен, что у нас бы его смотрели с удовольствием. Азиатского кино у нас нет. Я даже не имею в виду арт-хаус, я имею в виду кино, на которое пошёл бы зритель массово. Индийское кино. У нас в этом смысле абсолютный перекос в прокате.

Настоящая ситуация с прокатом такова, потому что американцы в своё время были очень активны. Они практически подсадили на иглу своего кинопроката наши прокатные компании. Американская большая компания даёт тебе сразу 100 картин — вот в чём их сила. Вот у вас кинотеатр. Американский прокат покрывает вам сразу год — у тебя забот нет, у тебя голова не болит. В этом сила американцев, что они огромными пакетами торгуют. И, таким образом, кинотеатрам, конечно, выгодно сотрудничество с владельцами прокатных компаний. Они получают сразу годовой репертуар и уже могут абсолютно не напрягаться.

Причём вам в этом кинопакете дадут всё подряд. Не случайно американское кино кассовое. Из 20 американских картин на 15-ти — три человека в зале. Но всегда есть пять картин, которые заберут всё. Американцы наш рынок таким образом подчинили.

Картины других стран надо искать. Аргентинское кино — три картины. А для проката нужно гораздо больше. Целая история. И то же самое — русское кино. Мы все выходим на рынок с одной-двумя картинами. Понятно, что в отечественном кинопрокате тоже есть патриоты, но законы экономики еще никто не отменял. Что с одной картиной будет делать владелец кинотеатра? Конечно, ему удобно работать с большими американскими компаниями, если говорить об экономике кино. Надо об этом говорить.

Подъем отечественного кинопроизводства — это, прежде всего, финансирование. Важно создать систему, при которой наше кино сможет жить не только за счет субсидий, но и само себя финансировать. Кино должно хотя бы окупаться.

Российского кино в прокате за лето было 4%. Это же тоже ненормально. Надо менять систему кино, у нас должен быть единый центр кино. Я везде об этом говорю, на всех совещаниях, на всех советах. Но, чтобы это было реализовано, это должно стать государственной задачей».

Фото: Первый канал 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".