Сказано
24 Марта 2009 21:32

Андрей Нестеренко, замглавы МИД РФ

<p>24 марта исполняется 10 лет со дня начала военной агрессии Североатлантического альянса против Югославии. Операция «Союзная сила» (другие названия – «Решительная сила», «Милосердный ангел», «Милосердная наковальня») длилась до июня 1999 года. Решение о начале бомбардировок в обход решения Совбеза ООН отдал тогдашний генсек НАТО Хавьер Солана, который сейчас занимает пост верховного комиссара ЕС по внешней политике и безопасности.<br>
<br>
Заявленная первопричина операции так называемый «инцидент в Рачаке», заявленный в Брюсселе как «геноцид албанцев». Позднее было доказано, что инцидент был провокацией: 39 погибших албанцев являлись боевиками, уничтоженными сербской полицией и перевезенными в Рачак, ввиду чего данный пункт был вычеркнут из обвинений, предъявленных МТБЮ сербским военным.<br>
<br>
Во вторник в Сербии прошел День памяти по убитым и пострадавшим в результате агрессии НАТО. В полдень по всей стране была объявлена минута молчания в память о жертвах. В Белграде прошло специальное заседание правительства, на котором выступил премьер-министр Мирко Цветкович. Представители кабинета министров возложили венки к мемориалам погибших. В то же время в северной части города Косовска-Митровица в память о событиях десятилетней давности косовские сербы провели «Марш мира». Кроме того, во всех православных храмах и церквях Сербии вечером прошли поминальные службы.<br>
<br>
Замминистра иностранных дел РФ Андрей Нестеренко назвал натовские бомбардировки актом агрессии против суверенного государства и нарушением норм международного права. «Была развязана война против суверенного государства, совершен акт агрессии, грубо поправший Устав ООН, общепризнанные принципы и нормы международного права, резолюции Совета Безопасности ООН, относящиеся к косовскому урегулированию. Военная операция НАТО стала демонстрацией односторонней силовой политики, пренебрежения к коллективным началам в решении международных проблем», - заявил дипломат.<br>
<br>
Нестеренко напомнил, что «осуществленная под предлогом предотвращения гуманитарной катастрофы, эта акция вызвала волну беженцев, которые так и не смогли вернуться к родным очагам, привела к жертвам среди мирного населения, уничтожению гражданской инфраструктуры, систем жизнеобеспечения страны». «Экономика Сербии до сих пор не оправилась от разрушительных последствий агрессии с использованием новейших средств уничтожения», - подчеркнул дипломат.<br>
<br>
Дальнейший ход косовского урегулирования, по его словам, участники операции выстроили «в рамках порочной логики оправдания своих действий и поощрения косово-албанского экстремизма».<br>
<br>
«Антисербские погромы, пренебрежение к чаяниям нацменьшинств, изоляция сербов в анклавах, бездействие, когда разрушались православные святыни в крае, криминал и оргпреступность, псевдопереговоры по статусу Косово, где доминировало мнение одной лишь Приштины, - это далеко не полный перечень последствий такой политики, приведшей в итоге к одностороннему провозглашению независимости края вопреки решениям Совета Безопасности ООН», - резюмировал Нестеренко.<br>
<br>
Стоит отметить, что Москва с самого начала конфликта была на стороне Сербии. Многие помнят, как Евгений Примаков, узнав о скором начале операции НАТО против СРЮ, приказал развернуть свой самолет, направлявшийся в США. Также Россия заявляла, что никогда не признает независимость Косова.  <br>
</p>
Комментарии экспертов
<p> </p>
<p>Несмотря на общие заявления лидера Демократической партии и президента Сербии Бориса Тадича, для нынешних сербских элит эта траурная дата не имеет никакой актуальности, так как сербское руководство свой выбор сделало.</p>
<p>Это выбор в пользу интеграции в Европейский Союз с последующим присоединением к НАТО, что нивелирует какие-либо имиджевые заявления со стороны руководства, так как носит скорее отвлекающий характер, не влияющий на реальную политику, на реальные взаимоотношения, в том числе и со стороной, которая выступила инициатором бомбардировок  - это США. Это объясняется тем, что для Белграда важно развитие отношений с Вашингтоном, они заинтересованы в том, чтобы конструктивный диалог с нынешним демократическим руководством позволил им развить интеграцию в те структуры, которые контролируются Брюсселем.</p>
<p>Несмотря на формальное желание представить бомбардировки как нарушение суверенитета и вторжение во внутренние дела Сербии, сегодня для сербского руководства такая позиция является демонстрацией политики двойных стандартов, потому что не имеет никакого официального закрепления даже в отношении Косова и государств, которые Косово признали.<p>Для нас, для России данная дата, в моем понимании, актуального статуса не имеет, потому что мы в 1999 году пошли на разрыв отношений с НАТО, после 11 сентября 2001 года эти отношения восстановили, в августе 2008 года опять появилось охлаждение в двухсторонних контактах, сейчас это охлаждение преодолено. Возможная актуализация проблем бомбардировок тоже неактуальна, и не следует заострять на этом внимания, так как даже в случае активного продвижения тематики противостояния между Сербией и НАТО она не получает непосредственного практического воплощения в самой Сербии, потому что ключевым субъектом здесь выступает Сербия, а не мнение сербского руководства.</p><p>Другое дело, что тема бомбардировок и вторжения на территорию Сербии показательна с позиции переструктурирования международной политики и системы взаимоотношений между государствами, а также изменения норм, которые доминировали на международной арене после 1945 года. Одностороннее решение о провозглашении независимости Косова, которые является прямым следствием бомбардировок, сегодня поменяло подход большинства государств к проблеме признания суверенитетов.</p><p>Мы видим, что за косовским прецедентом последовал прецедент Абхазии и Южной Осетии. Для нас в этом контексте Косово - это такой двойной казус. С одной стороны, он оказал неблагоприятное влияние на сербскую политическую конъюнктуру, на развитие Сербии как государства. С другой стороны, он дал возможность использовать косовский прецедент для реализации собственной политики в рамках постсоветского пространства.</p><p>О двойственности подобного рода свидетельствует и тот факт, что, например, в 2006 году мы активно вели диалог с лидерами непризнанного государства Косово. Это не мешает нам проведению конструктивной прагматичной линии на Балканах, особенно учитывая корыстную заинтересованность правительства Тадича в экономическом сотрудничестве с нами при одновременном экономическом и политическом диалоге с Евросоюзом.</p><p>Данный юбилей стоит также воспринимать и в конъюнктурном аспекте. При демонстрации формального воспоминания и солидарности с сербским народом не следует забывать о том, что данный факт, с одной стороны, отобразил неспособность Белграда в 90-х годах (а на самом деле проблема Косово возникла в 70-х годах) решить эту проблему. В том числе решить ее силой до того момента, когда последовала жесткая реакция со стороны НАТО. С другой стороны, продемонстрировало неспособность Белграда и тогдашнего лидера в стране Милошевича как-то эту проблему урегулировать. Нас оно вовлекло в не совсем конструктивный формат диалога с Брюсселем, что сказалось на наших отношениях. Сегодня, кроме имиджевого содержания, никакого другого значения этой даты я не вижу.</p></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".