Статья
325 29 Ноября 2012 13:15

Антикоррупционный тренд

Череда громких дел, в которых фигурируют министры и высокопоставленные чиновники, пополнилась телевизионным разоблачением экс-главы Министерства сельского хозяйства Елены Скрынник. Ряды так называемых «неприкасаемых», людей, близких к руководящему Олимпу,  буквально тают на глазах.

Экс-глава Министерства сельского хозяйства Елена Скрынник подаст в суд на журналистов «России-1», подготовивших программу «Специальный корреспондент», в которой утверждается, что она быть причастна к махинациям на сумму в 39 миллиардов рублей в компании «Росагролизинг», сообщает «Русская служба новостей».

«То, что представляет телеканал "Россия 1", - клевета. И то, что я слышу - ущерб нанесен в 39 миллиардов рублей, это все просто из-за отсутствия компетентности тех, кто эти цифры произносит», - цитируют СМИ выдержки из интервью Скрынник «Комсомольской правде».

Она напомнила, что пост гендиректора «Росагролизинга» занимала до конца 2008 года. В начале 2009 года был опубликован отчет о проверке компании Счетной палатой, в котором говорилось, что задолженность сельхозпредприятий, которые брали технику в лизинг, составила, по итогам 2008 года, 1 миллиард рублей.

Скрынник предположила, что сумма задолженности в 39 миллиардов рублей «была сделана специально для того, чтобы декапитализировать компанию и продать ее как убыточную».

В апреле текущего года главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России сообщило, что выявило организованную группу, участники которой подозреваются в систематических хищениях средств федерального бюджета.

Следствие заявляет, что Скрынник по делу проходит как свидетель.

Скрынник также подтвердила в интервью, что ее  вызывали на допрос в СК в рамках дела о хищениях в «Росагролизинге». Она отметила, что «высказала свою позицию» и больше никаких повесток ей не присылали.

Между тем 29 ноября стало известно, что против экс-министра может быть возбуждено уголовное дело. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на информированный источник. По словам источник, в последнее время Скрынник была в оперативной разработке, благодаря чему удалось получить информацию о ее реальном имуществе, в том числе и зарубежных счетах в ряде европейских стран. В случае привлечения ее к уголовной ответственности на это имущество в качестве обеспечительной меры будет наложен арест, добавил источник.

Накануне вечером на телеканале «Россия 1» в рамках программы «Специальный корреспондент» Аркадия Мамонтова был показан фильм «Всласть имущие» (снятый Александром Рогаткиным).

Были представлены разоблачительные сведения о финансовых махинациях в «Росагролизинге», совершенных в период, когда во главе корпорации стояла Скрынник. Утверждалось, что Скрынник, будучи главой «Росагролизинга,» нанесла ущерб государству на сумму 39 миллиардов рублей.

Необходимо отметить, что разоблачительные передачи стали некой новой традицией на отечественном ТВ.

5 октября телеканал НТВ показал фильм  «Анатомия протеста-2», где утверждалось, что лидер «Левого фронта» Удальцов вступил в сговор с агентами западного влияния и готовит силовой сценарий развития протестного движения в России.

По данному факту ведется расследование. Свою лепту телевизионщики  внесли и в отставку долгие годы бессменного мэра Москвы Юрия Лужкова.

На телеканале НТВ в программе «ЧП» был показан документальный фильм о Лужкове под названием «Дело в кепке». Рассказывалось о о коррупционных делах с участием московских чиновников, о бизнесе супруги мэра Елены Батуриной, о строительстве автодороги через Химкинский лес и прочих скандальных историях.

Однако важна не столько роль СМИ во всех этих разоблачениях, сколько сам антикоррупционный тренд. Ведь и раньше СМИ не молчали, но отставок министров и уголовных дел в отношении высокопоставленных чиновников не наблюдалось. Сейчас только уходящий ноябрь оказался несказанно богат на разоблачения.

Глава «Российских космических систем» (РКС)  Юрий Урличич лишился не только поста генерального конструктора Глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС), но и остался без должности гендиректора РКС. Виной всему оказавшийся в центре внимания следственных органов коррупционный скандал. Выяснилось, что в структуре не досчитались 6,5 миллиардов рублей из бюджета, выделенных на ГЛОНАСС.

Также в ноябре внимание следственных органов  привлекли канувшие в Лету бюджетные средства, выделенные на проведение недавнего саммита АТЭС. МВД заявило о том, что в ходе подготовки саммита АТЭС во Владивостоке похищено более 93 миллионов рублей.

Уже предъявлено обвинение бывшему заместителю главы Минрегионразвития Роману Панову. Другие чиновники также  находятся под следствием.

Список госструктур, заподозренных в применении коррупционных схем, пополнил Минздравсоцразвития. Генеральная прокуратура России выявила факт закупки по завышенной цене услуг для Минздравсоцразвития в рамках борьбы с ВИЧ-инфекцией.

Даже у  синоптиков были выявлены хищения. На днях сообщалось, что Счетная палата выявила «неэффективное расходование бюджетных средств» в Росгидромете на 7,9 миллиарда рублей.

28 ноября суд выдал санкцию на арест третьего фигуранта уголовного дела о хищениях в компании «Славянка», входящей в структуру «Оборонсервиса».

Недавно следственный комитет России возбудил два очередных уголовных дела о хищениях, связанные со скандалом вокруг «Оборонсервиса». На этот раз стало известно, что за полцены был продан особняк XIX века (по адресу Арбат, 21), принадлежавший Минобороны.

В деле вновь замешаны бывшая глава департамента имущественных отношений Евгения Васильева и гендиректор Центра правовой поддержки «Эксперт» Екатерина Сметанова.

Как сегодня сообщил начальник Главного военного следственного управления СК РФ Александр Сорочкин, ущерб от хищений в «Оборонсервисе» составляет уже 6,7 миллиарда рублей.

Часть средств, по его словам, нашли в квартирах обвиняемых высокопоставленных чиновников чиновников, пишет РБК.

В результате этого громкого скандала лишился поста министр обороны Анатолий Сердюков.

Однако, как сообщает «Коммерсант», сам Анатолий Сердюков, который проходит по делу «Оборонсервиса» свидетелем, еще ни разу не опрашивался в рамках этого дела. Эксперты  говорят, что в этом деле возможны самые неожиданные повороты.

29 ноября стало известно, что главное военное следственное управление СКР объединило девять уголовных дел по фактам мошенничества в структурах «Оборонсервиса». Ранее было известно о семи эпизодах дела «Оборонсервиса». Теперь к ним добавили еще два, касающиеся продажи доли Минобороны в ООО «436-й комбинат нерудных ископаемых» в Санкт-Петербурге и акций ОАО «Центральная военная экспериментальная картографическая фабрика N439» в Москве.

Как заявил премьер-министр Дмитрий Медведев, последние заметные антикоррупционные дела стали следствием того, что в обществе существует запрос на борьбу с коррупцией. «Некоторое время назад, я это чувствовал, на всех уровнях было такое ощущение, что чего с этим бороться, все равно ничего не изменим. Это наше родимое пятно, этакое родовое проклятие. И ничего мы с ним не сделаем. Мне кажется, что мы смогли внести определенный юридический вклад в эту работу. Но запрос сохранился. Работа правоохранительных органов, которые получили дополнительные юридические возможности для этого,— это второй элемент. Ну и есть, конечно, определенный набор политических решений, который всегда необходим, чтобы реальные процессы пошли», - сказал Медведев в интервью газете «Коммерсант». «Но скажу сразу: это должна быть системная работа, а не кампанейщина», - уточнил председатель правительства.

Общественность и экспертное сообщество обсуждают появление «антикоррупционного тренда» в стране.

Так, ранее публицист Леонид Радзиховкий отметил «Актуальным комментариям», что ситуация, связанная с коррупцией, действительно меняется.

«В России за двести лет  (с тех пор, как появился пост министра) ни один из министров не был осужден за взятки. При Сталине министров расстреливали пачками за что угодно: за измену родине, шпионаж, что они сыпали толченое стекло в суп рабочим… Но ни разу слово взятка не фигурировало.  В отношении взяток министр в России – фигура, по традиции, неприкасаемая», - сказал он.

По словам Радзиховского,  хотя Сердюков, скорее всего, не будет арестован, обвинения, в которых фигурирует имя министра, для России беспрецедентно. Такого не было ни при царях, ни  при коммунистах, ни при Ельцине.

«Поэтому чтобы не заметить, что в стране идут большие перемены, надо быть  слепым», - подчеркнул Радзиховский.

При этом некоторые эксперты считают, что пока не может быть и речи о системной борьбе с коррупцией, а имеют место символические жесты, обусловленные запросом общественного мнения.

Чего ждать от антикоррупционной кампании и что действительно будет с теми, кто долгие годы числился в рядах «неприкасаемых»? На эти и другие вопросы «Актуальным комментариям» ответили политологи, эксперты и общественные деятели.

Комментарии экспертов

С одной стороны, есть желание действующей власти каким-то образом поднять волну общественных ожиданий в свете антикоррупционных кампаний. С другой стороны, есть клановые войны, в рамках которых заказываются те или иные уголовные дела – это тоже ни для кого не секрет.


Необходимо минимизировать воздействие клановых войн на антикоррупционную кампанию (и понять, возможна ли такая минимизация в принципе). Также нужно оценить эффект, общественное мнение от антикоррупционной кампании, потому что здесь существуют свои ограничители.


Рейтинг Владимира Путина значительно вырос после яркого жеста - отставки Сердюкова, и упал обратно после начала разоблачительной кампании, потому что она во многом бьет по элитам, которые до сих пор были в полной уверенности, что власть честная и порядочная, и сейчас, получая свидетельства обратного, оказываются в определенном кризисе ожиданий.


Есть три задачи. Первая задача - объективной борьбы с коррупцией, но она решается за счет сокращения государственного участия в экономике. Вторая задача – минимизация участия кланов. Третья задача - предъявление картины антикоррупционной кампании, не вызывающей отторжения у общества. Я думаю, что ключевая задача власти сегодня – как-то эти три картины совместить.

Прежде всего, здесь есть как федеральная составляющая, так и аппаратная составляющая. Что касается федеральной составляющей, то, судя по всему, антикоррупционный тренд здесь будет расширяться.


Расширение будет происходить в вертикальном направлении (так как в структуре Минобороны, внутри, есть еще порядка 12-17 компаний, которые не затронуты, но в которых изменения, скорее всего, произойдут).


Помимо этого, тренд будет распространяться горизонтально. Уже пошло по Минсельхозу - Росагролизинг, будут перекидываться соответственно на других реципиентов и на финансирование. Напомню, что уже есть Автодор, уже есть Минрегионразвития - в этих структурах произойдут серьезные изменения.


Параллельно этот тренд будет усиливаться в государственных компаниях. Сомневаюсь, что данная тенденция пойдет в регионы. Кульминацией станет как раз прямая линия, на которой будут актуализированы основные этапы этого тренда. В какой-то степени это продолжится в первом квартале 2013 года, но следующая волна будет уже через какой-то перерыв. К этому времени произойдут кадровые перестановки, прежде всего, в основных реципиентах.


Скорее всего, в ближайшие несколько дней определится судьба Сердюкова. Пока что единой позиции по этому вопросу нет. Но то, что он может стать обвиняемым, - вероятность высока.  

С одной стороны, имеет место реальная борьба с коррупцией. Никакому президенту и высшей власти не нравится, когда деньги воруются. Есть желание наказать людей, которые воруют бюджетные средства  и проваливают проекты, независимо от того, идет антикоррупционная кампания или нет.


Но во всех этих коррупционных расследованиях есть и популистский эффект, желание показать, что идет борьба с коррупцией и виновные будут наказаны. 


Но у этого популистского подхода есть побочный эффект бумеранга. Общество предъявляет претензии не только  Сердюкову, а власти в целом. Появляются настроения, что не только Сердюкова, но и всех остальных надо наказывать, менять всю систему.


То есть негатив распространяется на всю систему. Эффект от наказания одного высокопоставленного чиновника  не так уж и велик, если учитывать, что идет негатив против всей власти.


Поэтому нужно воспитывать сознательных чиновников. В условиях, когда в чиновники идут люди, чтобы заработать, а не служить государству, не следует удивляться коррупции. Воспитание правосознания - более важная задача, чем борьба с последствиями. Бороться нужно не с коррупцией, а за честность.  

Разговоры о том, что расследование коррупционных дел ведется для того, чтобы  успокоить общественное мнение, - безосновательны. Коррупционными скандалами общественное мнение только будоражится. 


Сейчас, безусловно, ведутся шаги по сдерживанию и гашению того уровня коррупции, который существует в высших эшелонах власти. Это назрело и уже делается. 


Однако вопрос в другом. Все, что мы видим, носит пока крайне бессистемный характер. У нас система – коррупционная. Ведь у нас коррупция является не наростом на управлении, а самим механизмом управления. Такая система - прямое следствие посткатастрофного эволюционного развития (у нас же после 90-х годов революции не было, происходила эволюция). Этот путь развития хорош. Но система тоже эволюционировала, а она изначально была коррупционной. 


К тому же, когда вы уничтожаете государство как институт, коррупция является способом самоорганизации общества. У нас в значительной степени многие институты антигосударственные. Почему борьба с коррупцией не возможна в рамках этой системы? Потому что мотивация людей нарушена. 


У нас в государственное управление в массе своей идут люди, которые при других обстоятельствах должны заниматься бизнесом. То есть в госуправление идут молодые люди, мотивированные материальной наживой и материальным успехом. В нормально устроенном государстве люди идут служить совсем по другим причинам, а не из-за материального успеха. 


Государственная служба в принципе ничем не отличается от воинской.  Можно представить себе человека с целью наживы? Я могу себе представить, но понятно, как эта армия будет воевать. То есть это - катастрофа.


У нас такая катастрофа происходит с госслужбой. 


Необходимо изменение принципов общественного устройства. Должна быть другая мотивация. Должен быть некий общественный договор: люди дают обязательства не стяжать, а государство выполняет перед ними свои обязательства, чтобы они не отвлекались от службы.  


Без этого борьба с коррупцией не имеет смысла. На примере антикоррупционных скандалов мы видим, как они немедленно превращаются в разборку между конкурирующими группами и кланами. Возьмем «Ростелеком»: понятно же, что идет борьба за передел ресурсов (там может быть коррупционная составляющая, но с точки зрения характера процесса - это не важно).  Но понятно, что за этим стоят корыстные интересы. 


Полагаю, что крайняя сдержанность президента, который адекватно понимает нашу страну, в вопросах широкомасштабной коррупции во многом объяснялась тем, что он понимал, насколько опасно запускать этот механизм в стране, устроенной таким странным образом. Перестроить ее можно разве что революцией, пусть даже и сверху. Пока революции, я слава Богу, не вижу. Поэтому эта кампания антикоррупционная должна себя как-то сдерживать. Иначе мы потом камня на камне не увидим.

Все эти антикоррупционные дела – попытка успокоить общественность и повысить популярность президента. Совершенно очевидно, что главные должностные лица, замешанные в коррупционных скандалах, уходят от наказания. В частности, дело, которое коснулось окружения бывшего министра Сердюкова, совершенно не затрагивает его самого. Претензий у следственных органов к министру не появилось. 


В ходе борьбы с коррупцией страдают стрелочники, люди из окружения министров, но не сами они. Начинать бороться с коррупцией надо с министров, а не с их помощников, любовниц и т.д. Они не смогли бы совершить свои деяния без высокопоставленных покровителей.


Кроме того, Россия по-прежнему не ратифицировала соответствующую статью конвенции ООН, которая вводит презумпцию виновности чиновников за наличие огромных средств, полученных за время нахождения на госслужбе (то есть если у чиновника есть вертолеты, поместья, огромные счета в банках, он должен сам доказывать, что он нажил все это честным путем). 


Так что нынешняя антикоррупционная кампания имеет целью поднять имидж президента. Есть момент передела финансовых потоков в соответствующих сферах. И есть намерение немного «попугать» среднее звено коррупционеров. Представителей высшего звена это заставляет все-таки задуматься о том, что антикоррупционные дела могут коснуться и их, если они совсем плохо будут выполнять задания партии и правительства. 

Парадокс заключается в том, что наше общество до такой степени уже устало от разного вида преступности, в том числе от коррупции, что с трудом собирает силы для веры в реальность борьбы с этим явлением.


С одной стороны, мы все время говорим о том, что «коррупция, воруют», и призываем и требуем, чтобы власти с этим боролись. С другой стороны, когда мы видим начало этой борьбы, мы скептически пожимаем плечами и говорим, что «это, скорее всего, кампанейщина, разборки между властными кланами или внутригосударственными структурами».


Мне представляется, что истина лежит где-то посередине. Те масштабы, которые в России приняла преступная деятельность, называемая коррупцией, действительно угрожают и власти, и населению, и самой государственности. Я уже не говорю о том, как мы выглядим на международной арене


Осторожная решимость, с которой власти подходят к этой тематике – вопрос давно назревший. Ведь и ситуация со Скрынник, и  ситуация с Сердюковым, даже судя по тому, что предъявляют нам СМИ, случились не вчера. Это многолетнее системное явление, и трудно предположить, что до сих пор никто из силовиков, из властных структур не замечал, не видел, не знал, что же происходит буквально внутри правительства, потому что пока речь идет о правительственных структурах.


Отсюда наш скепсис, отсюда наше недоверие, но мне представляется, что за этим процессом стоит понаблюдать. Если эти дела действительно закончатся осуждением реальных руководителей этой коррупционной системы – тогда, наверно, граждане осознают, что власть старается исправить свои ошибки, в том числе с помощью уголовного закона. 


Пока тот скепсис, который есть у граждан, мне представляется объяснимым. Не думаю, что власть должна в связи с этим остановиться – наоборот, нужно доказывать своему обществу и своему народу, что, даже если так случилось, что при попустительстве каких-то крупных государственных чиновников такие вещи случились, это не значит, что к ним не нужно возвращаться, не значит, что их не нужно расследовать. Но пока говорить о том, насколько системный это подход или все же эпизодические удары, рано. Судя по интенсивности, в ближайшее время мы все увидим. 

15 Ноября 2018 Колонки
Политики в музыке стало много. Почему это хорошо?
 Политики в музыке стало много. Почему это хорошо? Политики в творчестве в последние годы становится все больше. Новый клип IС3PEAK, выступление Loqiemean на митинге, строчка певицы Elvira T «столичный мэр сносит хрущевки, в которых нам сносило башни» — и это только за последний год.
12 Ноября 2018 Главное
Плохой год
 Плохой год У виноделов есть понятие «плохого года». В отличие от «хорошего», погодные условия в нем не складываются для изготовления великого вина. Вина «плохих годов» можно пить, они дешевле, некоторые высокого качества, но ощутимая разница с «хорошими годами» всегда есть. Подходящий к концу 2018 год в плане результативности внешней политики уже можно списывать со счетов — Россия нигде, ничего и никому не проиграла, но и не выиграла.
27 Сентября 2018 Главное
Игра с нулевой суммой
 Игра с нулевой суммой Основные итоги Генассамблеи ООН.
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".