Статья
11 Декабря 2008 10:05

Антикризисная политика: консервируем диспропорции

<p>В оценках причин мирового кризиса и методах борьбы с ним Россия демонстрирует особый путь. Но насколько он является обоснованным? И главное — является такая позиция залогом более успешного противостояния кризису или, напротив, предопределяет наиболее тяжелые последствия кризиса именно для России?</p>
<p>Наши официальные лица — и от власти, и от бизнеса — до сих пор продолжают убеждать нас, что причина всех бед в американском ипотечном кризисе. Cтоит посмотреть хотя бы на динамику наших фондовых индексов, соотнести их с тем, что и как проходило в Америке, вспомнить собственные проблемы, макроэкономические и не только, которые явно стали обозначаться уже с весны 2008 г., и станет ясно, что американский ипотечный кризис — это только катализатор. Причина же кризиса — глобальная перекапитализация фондовых рынков.</p>
<p>И Россия внесла свой вклад в надувание этого пузыря. Показатель капиталоемкости ВВП (отношение совокупной капитализации рынка акций национальных компаний к объему номинального ВВП) по итогам 2007 г. достиг 116%, что, к примеру, почти в два раза превысило показатель Германии (64%).</p>
<p>Таким образом, первое наше отличие состоит в том, что мы по-прежнему считаем, будто виноваты все, кто угодно, но только не мы. И в этом уже проблема, потому что половина успеха всегда состоит в объективном анализе причин.</p>
<p>Затраты ведущих стран мира на борьбу с кризисом, по оценкам ФБК, уже примерно 15% мирового ВВП ($9,4 трлн). Наши затраты — 13,9% ВВП (более $220 млрд). Как видим, вполне сопоставимо. Здесь мы не выделяемся. Отличия становятся явными при анализе направлений расходования средств. Развитые страны около 50% выделенных финансовых ресурсов направляют на госгарантии. Россия из названной выше суммы — 0%. Почему? Потому что решили, что накачать финансово-кредитную систему деньгами — это гораздо более эффективное мероприятие, чем применение механизмов госгарантирования. Результат налицо: ослабление национальной валюты, резкий рост чистого оттока капитала, опустошение международных резервов ЦБ. Но, главное, кризис очень быстро перерос из финансового в экономический и продолжает обостряться.</p>
<p>Вот сообщение чуть ли не последних часов: правительство все-таки предоставит государственные гарантии в объеме 300 млрд руб. по кредитам, привлекаемым оборонными предприятиями и другими системообразующими компаниями. Одна надежда, чтобы не было поздно и чтобы этим госгарантиям (замечу, крайне недостаточным по своему объему) еще верили, когда дело дойдет до практической реализации.</p>
<p>Налоговые меры противодействия кризису — важнейшие в ряду возможных механизмов. Ключевая мера в отечественном налоговом пакете — снижение ставки налога на прибыль на 4 процентных пункта. И хотя сразу же было заявлено о налоговой выгоде для предприятий в объеме около 400 млрд руб., тут же встает вопрос: а насколько правильно делать такие оценки исходя из данных по соответствующим налоговым сборам в 2007-2008 гг.? Ведь кризисный период — это совсем другое дело. Вспомним кризисный 1998 год: тогда свыше 53% предприятий были убыточными, сальдированный финансовый результат в целом по экономике оказался в глубоком минусе. С большой, очень большой долей вероятности можно прогнозировать, что примерно такими же будут итоги 2009 г. Откуда же выгода от налоговой новации? Если уж применять налоговые механизмы, то по возможности такие, которые касаются всех и каждого. Но тогда нужно браться за НДС, а не за налог на прибыль. Так и было сделано в Британии, где ставку НДС снизили с 17,5% до 15% сроком с 1 декабря 2008 г. по 1 января 2010 г. Они поступили грамотно.</p>
<p>Российские меры по борьбе с кризисом отличаются и тем, что в них ничего, абсолютно ничего не говорится об ответственности ни собственников бизнеса, ни менеджеров. МВФ предупреждает о существовании риска, что компании, выдвинувшие свои слабые активы на продажу государству, могут выиграть и обогатиться по сравнению с честно работавшими компаниями. Конечно, ни в одной стране не получится так, чтобы налогоплательщики уж совсем не расплачивались за ошибки менеджеров и собственников крупных компаний. Но важно хотя бы то, чтобы принцип, согласно которому налогоплательщики не должны платить за ошибки Уолл-стрит, был законодательно закреплен (так в американской программе выкупа проблемных активов, TARP). У нас мы видим прямо противоположное. Набрали кредитов и никак не перекредитоваться? Пожалуйста, через ВЭБ мы все организуем. Но вот вопрос: почему за счет всех налогоплательщиков должен решаться вопрос с кредитами?</p>
<p>Поступая таким образом, мы не можем надеяться, что кризис выправит накопившиеся диспропорции. Своей политикой мы консервируем эти перекосы, делая в будущем практически неизбежным гораздо более болезненное разрешение проблем.</p>
<p>Неужели мы все делаем по-своему и не так? Нет, конечно. Есть и вполне здравые меры. К примеру, подняли порог 100%-ного страхового возмещения государством банковских вкладов до 700 000 руб. Абсолютно правильно и своевременно! Но такого рода мер критически мало. В основном российский подход действительно выглядит особенным, и перечисленным выше эти отличия не ограничиваются. Взять, к примеру, наш курс на жесткий протекционизм, о чем свидетельствуют повышение импортных пошлин на иномарки с 1 января 2009 г. и ряд мер из утвержденного в начале ноября правительственного плана противодействия кризису (преференции для российских поставщиков продукции по госзаказу и т. п.). Удивительное дело: мы подписываем Вашингтонскую декларацию, выражая свое согласие с общим мнением, что протекционизм в сегодняшних условиях — это очень плохо, и тут же поступаем с точностью до наоборот.</p>
<p>Падение экономики в России в 2009 г. может составить, по оценке ФБК, 4%. И это в лучшем случае. Особенный путь — дело оправданное и необходимое. Но только тогда, когда он ведет к лучшим результатам, меньшим издержкам. В противном случае встает вопрос: чего ради?</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".