Статья
18 Октября 2012 16:52

Арестовывайте меня полностью

Терновый венец оппозиционного мученика, который раз от раза пытается примерять на себя Сергей Удальцов, смотрится на нем шутовским колпаком. Причем виноват в этом он сам.

Все уже, кажется, привыкли, что Сергей Удальцов на протяжении последнего года пытается стать профессиональным левым революционером. Во всяком случае, именно так выстроено его медийное позиционирование. Здесь и задержания полицией на митингах, которым потерян счет, здесь и внешние атрибуты имиджа в виде черной кожаной куртки (интересно, носила ли подобную его бабушка-революционерка?) и маскулинной прически, здесь и речи с трибуны про борьбу с режимом в меру пламенные, ввиду явного отсутствия в лексиконе витиеватых оборотов.

Картина, кажется, полная, но все равно что-то с ним не так. Это «что-то» вылезло наружу и проявилось явно в момент, когда он был на допросе в Следственном комитете.

Впрочем, по порядку без эмоций. «Анатомия протеста 2» заставила обратить на себя внимание не только сторонников и противников режима, но и правоохранительные органы. Неудивительно, ведь авторы фильма, который вышел на телеканале НТВ, утверждают, что оппозиция готовила силовой захват власти в России на деньги из-за рубежа. В распоряжении журналистов оказалось видео, на котором Удальцов и его соратники якобы беседуют с председателем парламентского комитета Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе. Если отмести версии о фальсификации этого видео, то следователи ввиду своего профессионального долга были просто обязаны на него отреагировать, предварительно изучив.

Изучали, нужно сказать, почти две недели. (Так что, если бы хотели как можно скорее усадить на нары Удальцова – могли бы сделать это гораздо раньше). Следователи отмели версию монтажа. Они установили, что голос в сюжетах, снятых скрытой камерой в фильме, принадлежит Удальцову, а встреча, фрагменты которой были показаны, происходила во второй половине июня 2012 года в жилом помещении в Минске. Участие во встрече с грузинской стороны принимали Таргамадзе и консул Грузии в Молдове Михаил Иашвили, а также трое их помощников. Российскую сторону представляли Удальцов, Константин Лебедев и Леонид Развозжаев.

На допросе 11 октября Удальцов признался, что контактировал с гражданами Грузии, но отметил, что с Таргамадзе незнаком. Однако следствие утверждает, что оппозиционер не только встречался с Таргамадзе, но и обсуждал с ним подготовку терактов. Если все так и было, то это, следует согласиться, очень серьезно, это не по бульварам гулять с писателями.
Утром во вторник в квартирах у оппозиционеров прошли обыски. Удальцов и других фигурантов этого дела доставили в Следственный комитет для беседы. Вот тут-то Удальцов и прокололся, обнажив это «что-то».

«Держитесь, гоните волну максимально. Меня закрывают», - написал он в Twitter. И вот это вот «гоните волну максимально» и есть квинтэссенция стремления Удальцова сделать из себя гонимого оппозиционера. «Волна» от задержания важнее смысла. Было бы логичней написать что-то вроде «я не виновен». Но нет, все же «волна» для него важнее. В этом сообщении, кажется, не хватает только «арестовывайте меня полностью», чтобы дополнить оппозиционную фантасмагорию этого персонажа. Если бы не было «Анатомии протеста 2», то Сергей Удальцов ее бы обязательно придумал.

Конечно, учитывая серьезность фактов, изложенных в фильме, здесь необходимо отделить «мух» от «котлет». Следователям нужно серьезно разобраться, что же это было на самом деле, и если факты, изложенные НТВ, имели место быть, то дать им квалификацию, имея в арсенале надежную доказательную базу.

Ефим КУЦ

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".