Статья
19 Июля 2012 13:11

Атака на духовенство

<p><strong>В Казани ранен муфтий Татарстана Илдус Файзов, начальник учебного отдела Духовного управления мусульман региона Валиулла Якупов убит, сообщил руководитель аппарата ДУМ Татарстана Ришат Хамидуллин.</strong></p>
<p>«По предварительным данным, машину муфтия взорвали около часа назад на перекрестке улиц Мусина и Четаева и в муфтия стреляли», - сказал Хамидуллин, передает «<a href="http://interfax.ru">Интерфакс</a>».</p>
<p>В пресс-службе ГУ МЧС по Татарстану агентству подтвердили, что на перекрестке Мусина и Четаева на ходу загорелась машины «Лендровер крузер».</p>
<p>Ранее источники в МВД республики сообщили, что в Казани в 11:00 была взорвана служебная машина муфтия Татарстана.</p>
<p>«Есть погибшие. Сейчас на месте взрыва работают следователи, и пока неясно, был ли в машине сам муфтий», - пояснил источник.</p>
<p>При этом он добавил, что пока делать выводы по поводу того, был ли это теракт, преждевременно.</p>
<p>Между тем, как сообщил собеседник агентства, у своего дома в четверг застрелен заместитель муфтия Татарстана Валиулла Якупов.</p>
<p>По словам источника, заммуфтия был застрелен в 10 часов утра, «когда выходил из своего дома». От полученных ранений заммуфтия скончался на месте.</p>
<p>Для розыска преступников, совершивших покушения на мусульманских лидеров Татарстана, введен план «Вулкан-4», сообщили «Интерфаксу» в пресс-центре республиканского МВД.</p>
<p>«В Казани введен в действие план "Вулкан-4" по поиску особо опасных вооруженных преступников с привлечением всего личного состава МВД по Татарстану», - отметили в пресс-центре.</p>
<p>Там сообщили, что сотрудники полиции опрашивают жителей близлежащих домов с целью выявления свидетелей и очевидцев преступления.</p>
<p>В свою очередь в пресс-центре МВД РФ «Интерфаксу» сообщили, что на место покушения на муфтия выехал замминистра внутренних дел по Татарстану, а на место расстрела заместителя муфтия - начальник полиции города Казани.</p>
<p>Ранее в пресс-центре МВД по Татарстану сообщили, что важнейшие религиозные и правительственные объекты республики взяты под усиленный контроль полиции после серии покушений на лидеров Духовного управления мусульман республики.</p>
<p>«Правоохранительные службы Казани подняты по тревоге, ведется поиск преступников», - отметили в МВД.</p>
<p>Там подчеркнули, что под усиленный контроль полиции взяты лидеры мусульманского духовенства, важнейшие религиозные и правительственные объекты.</p>
<p>Между тем важнейшие религиозные и правительственные объекты Татарстана взяты под усиленный контроль полиции после серии покушений на лидеров Духовного управления мусульман республики.</p>
<p>«Правоохранительные службы Казани подняты по тревоге, ведется поиск преступников», - отметили в МВД.</p>
<p>Там подчеркнули, что под усиленный контроль полиции взяты лидеры мусульманского духовенства, важнейшие религиозные и правительственные объекты.</p>
<p>Следствие рассматривает среди версий покушения на лидеров Духовного управления мусульман Татарстана их профессиональную деятельность, сообщил официальный представитель СК РФ Владимир Маркин.</p>
<p>«Отрабатываются все возможные версии произошедшего, в том числе связанные с их профессиональной деятельностью», - сказал Маркин «Интерфаксу».</p>
<p>Представитель СКР сообщил о возбуждении двух уголовных дел - по факту убийства заммуфтия Татарстана Валиуллы Якупова и по факту покушения на убийство муфтия Илдуса Файзова.</p>
<p>Со своей стороны в НАК заявили, что в числе прочих отрабатываются мотивы преступления, связанные с деятельностью муфтията Татарстана по противодействию распространению идей религиозного радикализма на территории республики.</p>
<p>Между тем эксперты высказывают <a href="http://actualcomment.ru/news/45688/">различные предположения</a> по поводу причин покушений на духовных лидеров Татарстана. Так, глава комитета Госдумы Ярослав Нилов не исключает, что покушение могут быть связаны с возмущением паломников в республике новым порядком распределения путевок на хаджи. Он также предположил, что покушение мог совершить некий догматик-фанат. Кроме того, по мнению Нилова, нельзя исключать, что кто-то мог воспользоваться  этими настроениями граждан и специально раскачать ситуацию.</p>
<p>Покушения на муфтия Татарстана и убийство его заместителя прокомментировали и в «Единой России».</p>
<p>«Преступление, совершенное сегодня в республике Татарстан, - это акт циничного и неприкрытого насилия не просто над конкретными людьми, а над всем нашим обществом», - заявил руководитель думской фракции «Единая Россия» Андрей Воробьев. «Бандиты, на руках которых кровь невинных жертв, должны понимать - наказание будет неотвратимым и жестким», - подчеркнул он.</p>
<p>В свою очередь, председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая назвала нападение на духовных лидеров Татарстана откровенным, наглым, дерзким вызовом. За этим преступлением стоит попытка деморализации общества, считает депутат.</p>
Комментарии экспертов
<p>Произошедшее должно очень серьезно насторожить власть и все те силы, которые заинтересованы в сохранении политической стабильности в стране.</p>
<p>Если версия о религиозном характере преступления подтвердится, то это означает, что религиозный терроризм, связанный с радикальным исламом, находит почву не только на Северном Кавказе (где к этому, к сожалению, начали привыкать не только местные жители, но и центральные власти), но и в российском Поволжье.</p>
<p>Уже лет пять звучат предупреждения о том, что радикальный исламизм постепенно укореняется в Поволжье. Но до последнего времени какие-то активные признаки этого (будь то дело башкирских исламистов или другие инциденты) носили разрозненный характер, и их можно было списывать на некоторые статистические погрешности.</p>
<p>Убийство и покушение сразу на двух высокопоставленных религиозных деятелей в крупнейшей мусульманской республике в России уже не спишут на какие-то случайные обстоятельства.</p>
<p>Здесь находит свое выражение очень опасный синдром, который уже укоренился в ряде северокавказских республик, но до последнего времени не был замечен в других российских регионах, где часть населения исповедует ислам.</p>
<p>Речь идет о войне против религиозных деятелей, которые критикуют радикальные проявления ислама. Данный вид экстремизма распространен не только на российском Северном Кавказе, но и в других регионах мира, которые находятся или уже которые перешли грань дестабилизации.</p>
<p>Поволжье таким регионом не считалось. Боюсь, теперь оно также входит в зону риска, и очень может быть, что дальше события будут приобретать неконтролируемый характер по образцу российского Северного Кавказа.</p>
<p>Перечень и корни всех этих проблем очень глубокие. Дело в том, что современный мир фактически не дает какого-либо позитивного сценария в рамках светского варианта развития.</p>
<p>В годы холодной войны было две идеологии, с которыми можно было связывать какие-то позитивные ожидания – социализм и капитализм. Обе идеологии были светскими, каждая имела своих поклонников в различных частях мира. Но эти идеологии постепенно исчерпали себя, сначала социализм, а потом и капитализм.</p>
<p>Вопрос в том, что современное светское общество в принципе не может дать позитивных ожиданий, связанных с будущим. И тут в силу вступают какие-то радикальные течения, которые, как правило, основаны на религии, в первую очередь на радикальном исламе.</p>
<p>Если смотреть из Москвы, то вся эта картинка – что на Северном Кавказе, что в Поволжье – выглядит так, будто бы власти борются против каких-то бандитов, экстремистов, и еще чуть-чуть и их можно будет подавить.</p>
<p>На самом деле это не так. Значительная часть авторитетных исламоведов и местных жителей на том же Северном Кавказе говорят, что популярность радикального ислама растет.</p>
<p>Жители просто встают перед дилеммой: либо нынешний феодальный режим, который все больше архаизируется и не дает каких-либо позитивных перспектив и ожиданий для населения, либо вот такой радикальный исламизм, с которым можно связывать какие-либо позитивные перспективы.</p>
<p>В тех же республиках Северного Кавказа, в восточной их части (Дагестан, Чечня, Ингушетия) популярность радикального ислама, в том числе и среди интеллигенции, растет.</p>
<p>С одной стороны, это весьма тревожащий фактор, а с другой стороны, это должно заставить нашу власть задуматься: мы либо сформулируем какой-либо перспективный проект для всего населения страны (каким в свое время был социализм, который позволяет смотреть на десятки лет в будущее с оптимизмом), либо продолжаем увлекаться бумом потребительства.</p>
<p>Тогда уже в среднесрочной перспективе ситуация во многих регионах (а не только на Северном Кавказе), может выйти из под контроля. И нынешний инцидент в Татарстане является самым ярким тому подтверждением.</p>
<p>Проблемы, судя по всему, связаны с переделом сфер влияния между представителями традиционных исламских структур.</p>
<p>С одной стороны – духовные управления мусульман, те, кто пропагандировал и продолжает продвигать идеи исторически характерного для региона умеренного ислама суннитского толка.</p>
<p>С другой стороны – представители более радикальных религиозных идеологий и различных течений. Их иногда условно объединяют общим названием «ваххабитские течения». Это более жесткие религиозные нормы, которые зачастую отрицают традиционный ислам и обвиняют представителей духовных управлений мусульман в том, что они утратили свою первоначальную миссию и действуют исключительно как часть местной исполнительной власти.</p>
<p>Эта проблема уходит корнями в начало 90-х годов. Тогда на фоне развития сепаратистских тенденций, на фоне парада суверенитетов и стремления местных национальных элит (не только в Татарстане, но и во многих республиках) к некоему самостоятельному статусу начали развиваться и религиозные движения, ратующие за самоопределение, за возвращение к истинным, характерным, по их мнению, для региона национальным традициям, в том числе и к так называемому «обновлению ислама».</p>
<p>Часто это ассоциируют именно с ситуацией на Северном Кавказе, но такие процессы происходили и в других национальных российских регионах, для которых характерен ислам, в том числе и в Татарстане.</p>
<p>В Татарстане национальное движение было достаточно сильным. При активных усилиях первого президента республики Минтимера Шаймиева это национальное движение удалось ввести в системное русло и пресечь попытки наиболее радикальных представителей национального движения к отделению, к различным формам.</p>
<p>Тем не менее в религиозной сфере в последние годы наблюдалась активизация именно радикальных элементов. Проблема, косвенно признаваемая и официальными исламскими структурами, состояла в том, что во многих районах, особенно на муниципальном уровне, начали преобладать тенденции радикального ислама. Начали распространяться соответствующие учения и появляться местные имамы, которые старались не подчиняться Духовному управлению мусульман, а действовать автономно и работать непосредственно с населением.</p>
<p>С точки зрения угрозы дестабилизации ситуации самую главную опасность представляло то, что на муниципальном уровне, на местном уровне, наиболее близком к рядовым гражданам, начали распространяться радикальные религиозные учения.</p>
<p>Это было характерно преимущественно для сельской местности Татарстана. В крупных городах преобладает более умеренное отношение к религиозным нормам, а вот в сельских районах это представляло достаточно серьезную проблему в последние годы.</p>
<p>Сейчас мы видим отражение того скрытого конфликта, который существовал между официальными исламскими структурами умеренного толка и завоевывающими популярность на местах радикальными пропагандистами (поскольку истинное отношение таких учений к нормам ислама зачастую сомнительно).</p>
<p>Особенности ислама в том, что есть много трактовок тех норм, которые даны в источниках – таких, как Коран, например. Трактовки возможны разные, различные идеологи этим пользовались. И на уровне республики произошло территориальное разделение между крупными городами и сельской местностью.</p>
<p>Ситуация достаточно сложная. Если мы видим сейчас вооруженную форму борьбы, значит момент, когда нужно было взять под контроль местечковых проповедников, скорее всего, был упущен. В этом есть недоработки и местной власти, в том числе региональной власти.</p>
<p>Сейчас проблема будет стоять достаточно остро. Регион при всем спокойствии и стабильности ситуации, которую мы привыкли видеть в Татарстане, подвержен вместе с тем и националистическим опасностям, и опасностям, связанным с внутрирелигиозными конфликтами. Тем более что регион многонациональный, и это создает дополнительные угрозы дестабилизации.</p>
<p>Думаю, что востребованы не только усилия правоохранительных органов по расследованию происшествий, но также, возможно, и усилия федеральных исламских структур – для согласования каких-то позиций и для усиления своего влияния.</p>
<p>Безусловно, на самых разных уровнях востребованы усилия региональной власти, поскольку Духовное управление мусульман ассоциируется прежде всего с сотрудничеством с местными властями.</p>
<p>Работу по повышению авторитета традиционных исламских структур необходимо вывести на качественно новый уровень. За прошедшие годы в этом направлении было сделано мало.</p>
<p>В результате мы видим и в республиках Северного Кавказа, и в других национальных исламских российских регионах четкую тенденцию к снижению авторитета традиционных умеренных исламских структур.</p>
<p>В свою очередь это дает простор для появления новых и зачастую весьма радикальных учений, которые аккумулируют не только приверженцев традиционной религии (в этом нет ничего плохого), но и недовольных властью как таковой и потенциально готовых к протестным выступлениям. Подобные центры влияния могут аккумулировать значительную массу людей, что необходимо контролировать - прежде всего местным властям.</p>
<p>Татарстан разогревался давным-давно. Это был такой закрытый котел, под которым лет десять уже как был разведен огонь.</p>
<p>Предыдущее руководство в лице Минтимера Шаймиева вело достаточно двусмысленную политику. В бытность его главой республики вполне вольготно себя чувствовали представители экстремистов, которые подвергались репрессиям тогда, когда уже откровенно начинали высовываться или пытались во что-то вмешиваться.</p>
<p>При этом там довольно активно велась экстремистская пропаганда. Безусловно, в рамках такого положения существовало и то, что называется экстремистским подпольем.</p>
<p>Раньше они старались в Татарстане не высовываться, но сейчас есть много факторов, которые могли их спровоцировать.</p>
<p>В том числе я не исключаю связь между поддержкой Россией Сирии и официального правительства. Эта поддержка страшно раздражает Саудовскую Аравию, которая почти все эти годы традиционно управляет экстремистским исламом всего мира (то, что называется «салафиты»). Неуступчивость России вполне могла подтолкнуть тех же самых саудовцев к тому, чтобы попытаться надавить на Россию таким образом.</p>
<p>Но, с другой стороны, вполне возможно, что какая-то местная группировка решила, что называется, перейти от слов к делу. Это тоже ожидалось достаточно давно. Повторюсь, в Татарстане были все предпосылки и причины для таких выпадов.</p>
<p>Я думаю, что какого-то резкого разогрева ситуации не будет. В большей своей части Татарстан достаточно инертен. Совместное проживание русских и татар тоже никогда не отличалось какими-то серьезными вспышками насилия или противостояния.</p>
<p>Однако подполье существует, и это подполье может усиленно пытаться о себе заявить. Если спецслужбы эффективно сработают и смогут выявить экстремистскую группу, то, возможно, это удастся как-то пресечь. Но надо понимать, что все возможности, варианты для продолжения таких вот выпадов есть.</p>
<p>Я думаю, что речь идет не о радикальном подполье в регионе, а о драматических противостояниях в казанской клерикальной среде. В этих конфликтах и соперничестве различных представителей татарского духовенства принимают участие силовые структуры.</p>
<p>Возможно, здесь есть желание определенных кругов, близких к силовым структурам, привлечь внимание к Поволжью как к региону, требующему внимания центра и не уступающему по своей опасности, скажем, Дагестану.</p>
<p>Чем опаснее регион, тем больше ему уделяется внимания центром, дается туда денег, и тем больше служебных успехов, карьерных успехов у силовых структур, которые обеспечивают этот регион. Мне представляется вот такое объяснение.</p>
<p>В регионе постоянно были конфликты, но это были перманентные разборки между личностями, каждая из которых представляет собой главу клана, поэтому за каждым из них стоят какие-то связи в силовых структурах. Нужно исследовать этот вопрос, через некоторое время все будет более-менее ясно.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".