Статья
29 Июня 2011 13:23

Белоруссии перекрыли свет

Белоруссии перекрыли свет
Фото: Shutterstock

Сегодня российская компания «Интер РАО ЕЭС» прекратила поставки электроэнергии в Белоруссию из-за 600-миллионной задолженности. Минск утверждает, что Белоруссия не погрузится в кромешную тьму, и перейдет на собственные генерирующие мощности.

Коллизия с поставками электроэнергии продолжалась довольно долго и прекращение поставок из России не стали для Минска неожиданностью.

В марте апреля сумма долга составляла 1,5 млрд рублей. «Интер РАО ЕЭС», дабы продемонстрировать свою готовность принять жесткие меры к должникам сократило поставки почти в два раза. Тогда же прозвучало предупреждение, что если долг не будет погашен, поставки будут полностью прекращены. «У Белоруссии есть 10 дней на выплату долга», - завил тогда представитель «Интер РАО ЕЭС».

Минск уложился в отведенный срок и погасил долг за март. Как сообщают СМИ, было перечислено порядка 600 миллионов долларов. «Интер РАО» восстановил первоначальные объемы поставок. Однако задолженность продолжала расти, так как нужно было оплатить электроэнергию за апрель и май. В итоге в ходе переговоров с белорусскими партнерами был подписан график платежей. Минск обязался полностью погасить задолженность за российскую электроэнергию до 5 июля тремя траншами.

Однако обещанная оплата задолженности так и не поступила. Транш дожжен был поступить еще 20 июня. Потом была договоренность перенести срок еще на неделю. Однако Минск так и не смог перечислить деньги за израсходованную электроэнергию. В результате в ночь на 29 июня «Интер РАО ЕЭС» июня прекратило экспорт электроэнергии в Белоруссию.
В основе ограничений поставок электроэнергии в Белоруссию лежат рыночные причины, и политической подоплеки в этой ситуации нет, заявил во вторник вице-премьер РФ Игорь Сечин.

«Я хотел бы подчеркнуть: в связи с действиями "Интер РАО" по ограничению поставок электроэнергии для белорусских потребителей - здесь нет никакой политической подоплеки», - цитирует «Интерфакс» Сечина.

Он напомнил, что российская компания несколько раз предупреждала белорусских партнеров, но расчеты так и не были произведены.  «Повторяю, что это - вопросы взаимодействия двух компаний, на энергобезопасность Белоруссии никак не влияют, переговоры проводятся, и мы рассчитываем, что в ближайшее время расчет будет произведен», - сказал Сечин. Одна из проблем, по которым Минск не может оплатить долг – это дефицит валюты. В Белоруссии уже несколько месяцев невозможно купить валюту на бирже. Понятно, что оплата в белорусских рублях российскую сторону не устраивает.

Между тем, белорусская сторона заявляла, что в случае отключения российских поставок способна перейти на самообеспечение. В Минске убеждены, что белорусские потребители электроэнергии не пострадают из-за отсутствия поставок электроэнергии из России,  «Наши потребители не остались без света сегодня ночью и утром. Мы перекроем непоставки электроэнергии из России за счет собственных генерирующих мощностей», - заявил представитель «Белэнерго».

По его словам, в общем объеме энергопотребления республики, доля российской электроэнергии, при ее импорте в полном объеме, составляла 12-15%.

Несмотря на прекращение поставок электричества, Белоруссии не грозит масштабный энергетический кризис, уверены эксперты, однако это еще один факт, свидетельствующий, что страна погружается в долговую яму.

Самообеспечение электроэнергией тоже может влететь Минску в копеечку. Как пишет газета РБК daily, кроме 19 ГЭС, в энергосистему Белоруссии входят 32 ТЭЦ, которые работают, в том числе и на газе, который также импортируется из РФ. И для покупки газа также нужна валюта. Цена голубого топлива в 2011 году для Минска из России составляет 210-220 долларов).
Вероятно, взвесив все «за» и «против», Минск все-таки решил сохранить партнерские отношения с соседом. В Минске отказались от идеи самообеспечения электроэнергией. Появилась информация, то Минск готовит решение, позволяющее «Белэнерго» срочно приобрести валюту для расчетов с Москвой. Об этом «Интерфаксу» заявил источник в органах госуправления республики.

По его словам, данное решение может быть принято уже сегодня. Стоит отметить, что Белоруссия продолжает торговаться с Россией по различным вопросам приватизации. Так, предметом торга стал Белтрансгаз, за который Минск хочет получить теперь не только 2,5 млрд долларов, но и дешевый газ в течение следующих трех лет. В 2007–2010 годах Газпром уже выкупил 50-процентную долю белорусского предприятия частями за 2,5 млрд долларов. Весной Газпром заинтересовался предложением Минска докупить оставшиеся 50% Белтрансгаза, которую белорусская сторона оценила также в 2,5 млрд долларов. Теперь Минск хочет вместо денег за актив получить существенное снижение цен на российский газ на следующие три года по контракту – с 2012 по 2014 год.

Напомним, в Белоруссии месяц назад произошел обвал, страну накрыла волна валютной лихорадки. В целях спасения экономики Минск обратился за кредитами и к России и к МВФ. Первый транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС в размере $800 млн был отправлен в Белоруссию в конце июня. МВФ пока не дал четкого ответа относительно кредита. Белоруссия просит на стабилизацию экономики кредит в размере от 3,5 до 8 миллиардов долларов.

Эксперты полагают, что фонд в случае выделения кредита выдвинет очень жесткие условия по экономическим реформам.
«Надо понимать, что требования МВФ по кредитованию белорусской экономики будут много жестче», - отметил «Актуальным комментариям» cопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин. Аналогичную точку зрения высказал «АК» и директор Центра исследований постиндустриального общества.

Однако Лукашенко не торопится реформировать экономику страны и не торопится выполнять условия, которые обговаривались при выделении кредита по линии ЕврАзЭС. Отмечалось, что белорусские власти должны провести приватизацию госактивов как минимум на 7,5 млрд в течение трех лет. Сообщалось также, что помимо переговоров о продаже белорусской доли в «Белтрансгазе» ведутся переговоры о создании холдинга МАЗа и КамАЗа.

По мнению экспертов, Белоруссии предложены абсолютно приемлемые условия. Так, сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин в интервью «Актуальным комментариям», отметил, что средств, которые Белоруссия получит от России в виде кредита, республике не хватит, и ключевой вопрос, который сейчас стоит перед белорусским руководством, - где взять ещё деньги?

«Единственным ресурсом, которым может располагать Белоруссия, – это большое количество государственной собственности. Лукашенко стоит перед простым выбором – либо он обеспечивает приватизацию государственной собственности, и появляется возможность, чтобы эти предприятия функционировали, либо происходит их остановка», - заявил политолог.
Однако Александр Григорьевич считает иначе.

«Некоторые политики из-за границы выстроились в очередь и начали кричать, что завтра Лукашенко начинает продавать активы наших ликвидных предприятий, и даже сумму начали называть - семь с половиной миллиардов долларов. Я даже один актив за такую цену не продам», заявил белорусский президент.

Эксперты согласились, что решение о необходимости приватизации является неприятным для президента Белоруссии Александра Лукашенко, который «привык быть абсолютным хозяином у себя в стране», но отметили, что надо реально подойти к ситуации и перестать превращать Белоруссию в заложницу для своих амбиций.

Эксперты сходятся во мнении, что экономика Белоруссии во многом зависит именно от партнерства с Россией. Так, в беседе с «Актуальными комментариями» генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов напомнил, что успех белорусской экономики был во многом обусловлен низкими ценам на энергоносители за счет преференциального режима с Россией и транзитным положению страны (именно в Белоруссии находятся две таможни на Востоке и на Западе, которые позволяют пропускать товары, которые потом идут на российский рынок).

По его словам, так называемое «белорусское чудо» - это очень специфическая экономическая модель, похожая на поздний социализм, но последние события демонстрируют несостоятельность такой политики. «Что же касается внутреннего производства, то оно обладает только ограниченной конкурентоспособностью, поскольку основано на тех же низких ценах на энергоносители», - отметил Орлов.  Он напомнил, что у Белоруссии есть товары, которые она производит - от холодильников до стиральных машин и грузовых автомобилей, но это товары ограниченного спроса.

 «Они имеются только в России и в некоторых странах Восточной Европы, но только потому, что Белоруссия имеет преференциальный режим по ценам на энергоносители», - отметил он, подчеркнув, что если Белоруссия теряет этот режим, то вся конкурентоспособность белорусской экономики резко падает.

Эксперт при этом подчеркнул, что Минску вовсе не заем обвинять Россию или кого-то в смертных грехах. «Следует резко повышать производительность труда, исходя из того, что преференциального режима в снабжении энергоносители в перспективе у них не будет», - отметил он.

Орлов считает, что при заключении договоров между Россией и Белоруссией не следует акцентировать внимание на славянском братстве, исторической общности и т.д. «Разговоры, конечно,  могут быть, но решения должны приниматься, исходя  из конкретных интересов. За любые решения о выделении кредитов, о сохранении преференциального режима, об особом режиме торговом Белоруссия должна платить своими активами, которые представляют ценность для российского капитала», - отметил он.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин высказал предположение, что белорусский президент  выберет какую-то наименее для его власти опасную модель приватизации и вынужден будет идти на реформу экономики.

«Необязательно, что придут российские олигархи, все скупят, как пугает Лукашенко. В конце концов, все в его руках, он может поставить такие условия приватизации, при которых собственность не достанется российским олигархам. Но так или иначе экономическую модель надо менять и он это понимает, потому что, если весь окружающий мир живет по законам рыночной экономики, то бесконечно долго Беларусь вопреки этим законам жить не может, особенно если помощь со стороны России уменьшается», - отметил эксперт.

Комментарии экспертов
<p>Сегодняшняя экономика Белоруссии основана на двух китах. Во-первых, ее успех был обязан низким ценам на энергоносители за счет преференциального режима с Россией. Во-вторых – транзитному положению страны, т.к. именно в Белоруссии находятся две таможни на Востоке и на Западе, которые позволяют пропускать товары, которые потом идут на российский рынок.</p>
<p>Что же касается внутреннего производства, то оно обладает только ограниченной конкурентоспособностью, поскольку основано на тех же низких ценах на энергоносители.</p>
<p>Так называемое «белорусское чудо» - это очень специфическая экономическая модель, похожая на поздний социализм. В ней присутствует избыточное стимулирование промышленного производства и безвозвратный кредит аграрному сектору, затоваривание по целому ряду позиций. В общем, это проблемная политика. И то, как произошла девальвация и как исчезли товары с прилавков – демонстрирует подлинное и весьма невысокое качество этой политики.</p>
<p>Да, действительно Белоруссия является очень серьезным производителем сельскохозяйственной продукции и в этом смысле она себя прокормить сможет, она производит  какую-никакую  промышленную продукцию, которая имеет ограниченный сбыт, практически только в России. Закрытие российского рынка привело бы к коллапсу целого ряда отраслей белорусской экономики, ни о какой автаркии  экономики Белоруссии речи идти не может, а существовать как вещь в себе,  могли только Советский Союз, США, Китай ( и т о, 20 лет назад), а теперь не могут даже они.</p>
<p>Рынки товаров, услуг и капиталов открыты,  поэтому они постоянно перетекают и попытки установить границы там, где не может быть границ в экономическом взаимодействии, способны привести только к ухудшению экономической ситуации в Белоруссии, а не к каким-то прорывам. Я думаю, что если Лукашенко будет ограничивать сбыт товаров, которые производятся в Белоруссии, то очевидным следствием будет просто вымывание их из рынков.</p>
<p>Что касается мирового разделения труда, то у Белоруссии есть товары, которые она производит - от холодильников до стиральных машин и грузовых автомобилей, но это товары ограниченного спроса. Они имеются только в России и в некоторых странах Восточной Европы, но только потому, что Белоруссия имеет преференциальный режим по ценам на энергоносители.</p>
<p>Если она теряет этот режим, то вся конкурентоспособность белорусской экономики резко падает. Поэтому им, конечно, надо не обвинять Россию или кого-то в смертных грехах, а резко повышать производительность труда, исходя из того, что преференциального режима в снабжении энергоносители в перспективе у них не будет. Но вообще традиционно это страна - одна из наиболее развитых бывших республик СССР, у них серьезные производственные мощности, но по мировым меркам они не были конкурентоспособными 20-25 лет назад и сегодня не являются таковыми.</p>
<p>Что касается позиции России, то я полагаю, что не должно  быть ни в коем случае быть разговоров о славянском братстве, об исторической общности. Разговоры, конечно,  могут быть, но решения должны приниматься, исходя  из конкретных интересов. За любые решения о выделении кредитов, о сохранении преференциального режима, об особом режиме торговом Белоруссия должна платить своими активами, которые представляют ценность для российского капитала.</p>
<p>Сколько бы Лукашенко ни критиковал Россию – она единственная,  на кого он может надеяться и от кого он получил реальную помощь.  Это белорусский президент должен понимать.</p>
<p>Другой вопрос, что коль скоро Россия и Казахстан затеяли реальную интеграционную инициативу под названием Таможенный союз, Белоруссия не может остаться за пределами этого объединения. В противном случае таможенная граница пройдет по границе «Таможенного союза» и Белоруссии. А с другой стороны, вступая в этот союз, то есть вступая в интеграционные отношения с Россией и Казахстаном (в дальнейшем предполагается и большая степень интеграции – это общеэкономическое пространство), Лукашенко понимает, что должен будет модель своей экономики приближать к модели экономики России и Казахстана, а это означает  неминуемые реформы и та или иная модель приватизации.</p>
<p>Необязательно, что придут российские олигархи, все скупят, как пугает Лукашенко. В конце концов все в его руках, он может поставить такие условия приватизации, при которых собственность не достанется российским олигархам. Но так или иначе экономическую модель надо менять и он это понимает, потому что, если весь окружающий мир живет по законам рыночной экономики, то бесконечно долго Беларусь вопреки этим законам жить не может, особенно если помощь со стороны России уменьшается.  Россия решила, что хватит поддерживать эту искусственную  модель.</p>
<p>У него выбор один – переходить на ту или иную рыночную модель экономики или закрывать страну по типу Северной Кореи. То есть вводить монополию внешней торговли, неконвертируемость валюты и не пускать народ из страны. Вряд ли он сможет это сделать, тем более в ситуации когда давным-давно с Россией, например, никакой границы нет. Значит, надо реформировать экономику, а это делать очень не хочется. Он  боится, что с изменением экономических  отношений он потеряет существенные рычаги влияния.</p>
<p>Я бы назвал эту модель белорусского государства – корпоративной. Это не социализм, это страна-корпорация. Но она может существовать только в условиях открытого для нее огромного свободного рынка, которым является Россия. Когда отношения начинают переходить на отношения рыночного плана, сразу все начинает рушиться. Поэтому он нервничает, обвиняет  всех подряд, но ничего другого для него не остается. Он это, кстати, понимает. Насчет Беларускалия» он не сказал «не отдам», он сказал «отдам, но задорого».</p>
<p>То есть Лукашенко готов идти на приватизацию, но при этом параллельно идут абсолютно нерыночные действия типа  запрета для иностранных граждан приобретать за белорусские рубли бензин на бензоколонках, то есть используются какие-то кубинские варианты – конвертируемые-неконвертируемые песо.</p>
<p>Я думаю, что все-таки белорусский президент  выберет какую-то наименее для его власти опасную модель приватизации и вынужден будет идти на реформу экономики.</p>
<p>В отношениях России и Белоруссии есть два вопроса. Во-первых, необходим переход на более ясные экономические формы. Необходимо увеличение степени интеграции России и Белоруссии - тогда все товары включая газ, нефть, будут поставляться  в Белоруссию уже по внутренним ценам. Тот процесс, который шел еще 10 лет назад и как-то обозначался в плане создания Союзного государства, если он продолжал бы реализовываться, таких проблем, как сейчас,  бы не было.</p>
<p>Остановка этого процесса , безусловно, вызвала со стороны России стремление перевести отношения в более понятную экономическую форму.</p>
<p>В данном случае Россия хочет либо более ясного продвижения в контексте союзного государства, каких-то интеграционных моментов, либо осуществления другого сценария – перевода отношений в более коммерческое русло.</p>
<p>Кроме того, мы видим, что у Белоруссии достаточно непростая ситуация, увеличивается количество тех сил, которые так или иначе пытаются выступать против современной белорусской власти, что вызывает у нас вопросы. Нам бы хотелось, чтобы те или иные предметы для критики Лукашенко были сняты, чтобы учитывалось  мнение большего количества людей в Белоруссии.</p>
<p>Хотя мы считаем, что это абсолютно внутренний вопрос Белоруссии, тем не менее Россия в этом плане озабочена ситуацией, которая есть в Белоруссии, и хотела бы, чтобы власть там была более гибкой, динамичной и более отвечающей требованиям не только основной части людей, но и отдельных активных групп.</p>
<p> </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".