Статья
7 Июня 2011 3:13

Ближняя дипломатия

<p>В начале июня 2011 года возросло внимание РФ к ситуации в Абхазии. 2 июня председатель правительства России Владимир Путин провел встречи с вице-президентом Абхазии Александром Анквабом и премьер-министром республики Сергеем Шамбой. Поводом для встреч с представителями абхазского руководства стала смерть президента республики Сергея Багапша. Он скончался 29 мая 2011 года в Москве от рака лёгких. В числе основных вопросов, обсуждавшихся главой российского правительства с абхазскими вице-президентом и премьер-министром, были перспективы двусторонних отношений в военно-политической и торгово-экономической сфере.<br />
<br />
Факт встреч Путина с Анквабом и Шамбой говорит о том, что РФ начала процесс определения нового профиля руководства Абхазии. Кончина Багапша ставит вопрос о проведении в республике досрочных президентских выборов. Они должны состояться в среднесрочной перспективе. Абхазия входит в число ключевых военно-политических партнеров РФ в Закавказье. Более того, её независимость во многом обеспечивается военно-политическими гарантиями со стороны Москвы. Вполне естественно, что Кремль заинтересован в предварительной оценке наиболее вероятных кандидатов на пост главы Абхазии. Анкваб и Шамба входят в число российских фаворитов. Учитывая, что Путин встретился с ними практически сразу после смерти Багапша, именно данные политики будут в понимании Москвы главными претендентами на президентское кресло.<br />
<br />
Деятельность Кремля на абхазском треке - наглядная иллюстрация принципов его курса на постсоветском пространстве. В диалоге с бывшими субъектами СССР Россия ориентируется не столько на традиционные политико-дипломатические нормы, сколько на механизмы т.н. «ближнезарубежной дипломатии». Она построена на прямом политическом диалоге с элитами сопредельных стран (ведущемся как на формальном, так и неформальном уровне), часто без привлечения дипломатических инструментов. Как следствие главными проводниками такого курса, как правило, выступают не представители внешнеполитического аппарата, а лица из высшего руководства страны. В своем «ближнем круге» РФ ориентируется на особую модель внешней политики - «постсоветскую политику». На переговорах с Анквабом и Шамбой Путин выступил как политик и дипломат в одном лице. В ходе консультаций рассматривался весь спектр двусторонних вопросов, часть из которых находится вне компетенции таких ведомств как МИД. Одновременно российский премьер провел глубокое «зондирование» политических настроений двух потенциальных кандидатов на пост абхазского президента.<br />
<br />
Между тем, интрига с определением нового главы Абхазии неспособна укрепить позиции республики на мировой арене. В процессе международной легитимации Абхазии, равно как и Южной Осетии, особых сдвигов не наблюдается. 23 мая 2011 года независимость Абхазии признало островное тихоокеанское государство Вануату (при этом оно не стало одновременно признавать Южную Осетию). Но Вануату стало лишь пятым субъектом, установившим с республикой дипломатические отношения с 2008 года. Кроме него в этом списке РФ, Венесуэла, Никарагуа и ещё одна островная страна в Тихом океане, Науру. В большинстве случаев признание независимости бывших грузинских автономий указанными субъектами было продиктовано их связями с Россией. Например, именно так поступили Никарагуа и Венесуэла. Они пошли на подобный шаг ради расширения торгово-экономического партнерства с Москвой. Действия Науру были продиктованы желанием получить от РФ кредит. По всей видимости, схожие цели преследует и Вануату. Получается, что масштабного признания Абхазии и Южной Осетии по примеру Косово не состоялось. Обе республики так и не смогли преодолеть статус частично признанных государственных образований.<br />
<br />
Причина ограниченной легитимности Сухуми и Цхинвала коренится в слабых моментах «ближнезарубежной дипломатии» Москвы. Формально РФ поддерживает достаточно тесные связи практически со всеми республиками бывшего СССР. Однако сложившаяся система коммуникаций не является гарантией их абсолютной лояльности Кремлю. В тех случаях, когда игра по российским правилам чревата международными издержками, постсоветские субъекты занимают подчеркнуто осторожную позицию. Практически всегда она идет в противоречие с ожиданиями Москвы. Так, в период определения позиции стран ОДКБ к независимости Абхазии и Южной Осетии в 2008 году, члены блока предпочли стабильность контактов с США и ЕС демонстрации союзнической солидарности с Россией. Причем сделали это абсолютно все страны, включая таких бесспорных военно-политических партнеров РФ как Казахстан и Белоруссию. Как следствие легитимации бывших грузинских автономий на постсоветском пространстве не состоялось. А ведь только бывшие союзные республики могли положить начало их широкому международному признанию. Именно по такой схеме действовали США в случае с Косово. Легитимация этого государственного образования была запущена ближайшими союзниками Соединенных Штатов по НАТО.<br />
<br />
<strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".