Комментарий
19 Августа 2011 0:00

БОБЁР БЕГЕМОТ

Виктор Топоров литературный критикВиктор Топоров

Виктор Топоров
литературный критикВиктор Топоров

Современное кино сильно смахивает на так называемые наркоманские анекдоты: тебе не интересно,  не смешно и даже просто-напросто не понятно, если только ты сам не «в теме». То есть в киношном случае - не в тусовке с групповыми оргиастическими восторгами и с дежурным именем какого-нибудь, прости, господи,  Фитусси на устах. Оборотная сторона такого положения дел – преувеличенное внимание к и восторги перед заурядными киноподелками, в которых проглядывает хоть малейший смысл или хотя бы сюжет.

Так и произошло с недавним «Бобром» Джоди Фостер (с участием Мэла Гибсона и ее собственным), которое поспешили объявить чуть ли не с шедевром и ничтоже сумняшеся сравнить с подлинным шедевром – с «Меланхолией» Ларса фон Триера. Но, помилуйте, у знаменитого создателя «Догмы»-  развернутое художественное (и только во вторую, хотя тоже далеко не в последнюю очередь экзистенциальное) высказывание, тогда как у дебютирующей в качестве кинорежиссера голливудской кинозвезды – всего-навсего сумбурный актерский «капустник» с заметными элементами того, что у нас назвали бы «антрепризой» или просто-напросто «чёсом»! 

Есть такой анекдот (не наркоманский): сумасшедший таскает за собой повсюду на веревочке сушеную селедку, считает ее живой собакой и называет Жучкой, за что его, естественно, из раза в раз госпитализируют. И вот на очередной медкомиссии у него, указав на «Жучку»,  спрашивают, что это, мол, такое. «Это сушеная селедка на веревочке!» - отвечает сумасшедший, и его, пожав плечами, выписывают из больницы. Едва выйдя из больничных ворот, сумасшедший спрашивает у сушеной селедки: «А что, Жучка, здорово мы с тобой врачей обманули?» Замените сушеную селедку на игрушечного бобра – и получится рецензируемый фильм.

Плюшевый «бобер», сильно напоминающий плюшевого Кота Бегемота из телефильма Бортко, никак не замотивирован и уж тем паче не осмыслен (хотя бы как лемминги в известном одноименном фильме середины нулевых); с исполнителями же этот зверек  и вовсе играет дурную шутку (в особенности с самим Мэлом  Гибсоном), заставляя их гримасничать как в немом кино и разговаривать, то есть как бы чревовещать (в оригинале) с австралийским акцентом. Молодая пара (в известной мере повторяющая метания старшей) вообще не пришей не пристегни; дети, сослуживцы, покупатели – всё как в тумане; только рожи, которые корчит Гибсон, и умильно-унылые взгляды, которые кидает на него Фостер.

Почему именно этот продавец и конструктор игрушек вообразил себя бобром? Почему игрушечным? Почему его не посадили в дурдом сразу? Что за картины пишет молодая коза, которую на самом деле единственно - драть и драть? Почему все списывают курсовые и контрольные у «бобрового» сына? Или вот, почему этого сына зовут Портером, как персонаж Мэла Гибсона из давнего и не слишком известного фильма «Расплата»? А нипочему! А по кочану! А исключительно по приколу! Причем всё это подается не как очередной наркоманский анекдот, а как культовое кино, сюжетное и философское, с участием мегазвезд. Причем всё это сравнивают с действительно замечательной «Меланхолией».

Хотя вдохновлял режиссера-дебютанта Фостер, судя по всему, другой фильм фон Триера – «Догвиль» - с заданной там исключительно высокой (брехтовской) мерой условности. Но у Триера в условной деревне на голом асфальте нарисована собака – и эта собака в самом конце фильма оживает  и набрасывается (на зрителя) – и это уже пес-призрак, пес самой Гекаты или, если угодно, собака Баскервилей.

А у Фостер заболевает лисьим (?) бешенством обыкновенная плюшевая игрушка – и почему-то это призвано изобразить некоммуникабельность, меланхолию, предчувствие конца света и вообще  кризис среднего возраста. А изображает оно на самом деле – бессмысленно (хотя и талантливо) кривляющегося Мэла Гибсона и ничего кроме. Ни-че-го! Но нам, как выясняется, большего и не надо.   
 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".