Статья
7 Января 2010 0:00

Борьба за прошлое продолжится

<p>В 2009 году история оказалась на передовой общественно-политических дебатов. Приближается 65-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне. Скорее всего, исторические дискуссии будут продолжены.</p>
<p>Как отметил в интервью "Актуальным комментариям" историк Валерий Тишков, борьба за прошлое стала очевидной.  "В современных информационных войнах трактовка прошлых, давних или недавних событий тоже играет огромную роль в производстве образа страны, правительства, народа. В значительной мере мы увидели это и по событиям, которые недавно были на Кавказе, Грузии, в Осетии. Это было полностью фальсифицировано, и потом, если не предпринимать никаких мер, это всё остаётся в памяти, а потом в учебниках", - считает ученый.</p>
<p>Если говорить о давних событиях, то нас волнуют попытки поставить под сомнение и переоценить правое дело антигитлеровской коалиции, в которой СССР играл ведущую роль и вместе с Великобританией, США и Францией внёс решающий вклад в победу антигитлеровской коалиции. "Когда это дело пересматривается, я думаю, что никакая страна, и прежде всего мы, не можем быть равнодушными", - заявил эксперт.</p>
Комментарии экспертов
<p>История как в нашей стране, так и в странах СНГ всё больше и больше позиционируется как сфера политических воздействий, политической и внешнеполитической борьбы, и это, конечно, для науки прискорбно. Но в то же время мы понимаем, что у исторической науки есть сюжеты, которые своей сутью, своими объективными данными не может не участвовать в этих общеполитических и внешнеполитических оценках.</p>
<p>В этой связи мне хочется отметить, что история как наука – это очень жестокая вещь, потому что историческую правду, особенно по ключевым проблемам истории, как правило, не может воспринимать никто, кроме учёных и людей совершенно объективных и не задействованных ни в каких политических процессах. Порой история в своих оценках не удовлетворяет ни правых, ни левых, ни центр. И сегодня она не может удовлетворить ни сталинистов, ни анти-сталинистов, потому что объективная история как бы вне этих современных политических оценок. В этом величие истории и в этом трагедия исторической науки.</p>
<p>Особенно ярко это выразилось в оценках, которые сегодня в центре полемики между историками, идеологами на постсоветском пространстве (в Грузии, Прибалтике, на Украине), а также являются полем идеологической и геополитической борьбы между некоторыми силами западами, идеологами, историками западных стран и нашими российскими политиками. Особенно это касается результатов Второй мировой войны. Конечно, мы, как историки, удивлены теми оценками, замалчиваниями в отношении результатов войны, принижением результатов войны, которые сегодня распространяются в идеологизированных и псевдонаучных изданиях западных стран, некоторых стран СНГ, со стороны некоторых политиков. Это то, что мы называем фальсификацией истории.</p>
<p>Вместе с тем, мы понимаем, что изображать историю войны так, как мы изображали её, скажем, лет 20-30 лет назад, сейчас невозможно, потому что появились новые материалы, новые данные, архивы, новые подходы. Здесь и начинается эта проблематика борьбы между исторической правдой и конъюнктурой. Нельзя эти новые материалы, рассекреченные материалы и новые подходы выдавать за коренную оценку или переоценку результатов войны в целом.</p>
<p>Проблема, связанная с результатами войны – это одна проблема. Проблема истории Великой отечественной войны и последующих ошибок и поражений руководства Красной армии – это всё относится совсем к другой категории. В этом смысле нельзя всё мешать в кучу. Если мы начинаем противостоять западным оценкам, этим фальсификациям в отношении результатов войны, то это вовсе не значит, что мы должны обелять, замалчивать и искажать правду истории этой войны. Это очень серьёзная вещь и очень большая сложность для историков. Когда историки действительно хотят выразить на основании новых архивов и новых исследований правду войны, они говорят, что вот вы работаете в пользу тех, кто фальсифицирует историю результатов войны. Это совершенно разные вещи. В этом смысле история находится в трудном положении в своих подходах.</p>
<p>Я не помню такого года, как 2009, когда история оказалась на передовой общественно-политических дебатов. Здесь, видимо, есть стечение некоторых обстоятельств. Во-первых, это годовщина, которая приближается (65 лет победы в войне), это прошедший юбилей (60-летие с начала Второй мировой войны). Это крупнейшие события XX века. И, безусловно, не могли не обостриться эти споры и дебаты.</p>
<p>Во-вторых, я думаю, что у людей появилась какая-то возможность уже рассуждать о не самых материальных вещах, рассуждать о прошлом для того, чтобы утвердить собственную идентичность сегодня. История и прошлое нашей страны составляет важнейший компонент нашего национального самосознания. Наверное, у большинства народов история – это важный компонент, но у нас особенно, потому что у нас история драматическая, долгая, сложная. И после распада Советского Союза появилось сразу 15 национальных версий, которые сами себя утверждают и трактуют наше некогда общее прошлое уже в угоду собственных национальных идентичностей, интересов и своей консолидации.</p>
<p>К сожалению, многие из этих процессов утверждения собственной национальной версии, собственной государственности построены на отторжении общероссийскости, отторжении нашей общей истории или на её дискредитации. </p>
<p>Третье обстоятельство, наверное, вызвано тем, что для нас стало очевидным, что есть борьба за прошлое. И мы всё время говорили о масс-медийных войнах, об информационных войнах, имея в виду оценку современной политики. Но мы всё больше убеждаемся, что в этих современных информационных войнах трактовка прошлых, давних или недавних событий тоже играет огромную роль в производстве образа страна, правительства, народа. В значительной мере мы увидели это и по событиям, которые недавно были на Кавказе, Грузии, в Осетии. Это было полностью фальсифицировано, и потом, если не предпринимать никаких мер, это всё остаётся в памяти, а потом в учебниках.</p>
<p>Если говорить о давних событиях, то нас волнуют попытки поставить под сомнение и переоценить правое дело антигитлеровской коалиции, в которой СССР играл ведущую роль и вместе с Великобританией, США и Францией внёс решающий вклад в победу антигитлеровской коалиции. Когда это дело пересматривается, я думаю, что никакая страна, и прежде всего мы, не можем быть равнодушными.</p>
<p>Наконец, это связано с защитой наших интересов. Не только чести и достоинства, но и наших интересов, даже материальных и территориальных, потому что от таких пересмотров и исторических дебатов потом начинаются следующие пересмотры, иски, репарации, суды, территориальные претензии. Уже следующим шагом могут быть и открытые конфликты. Это четвертое обстоятельство тоже сыграло свою роль, и уже не только профессиональные историки, но и сам президент выразил свою озабочённость своим указом, создавая комиссию.</p>
2 Декабря 2016 Анонс  Заседание с гуманитарным уклоном 2 декабря в Санкт-Петербурге в «Президентской библиотеке имени Б.Н.Ельцина» состоится совместное заседание Совета при президенте России по культуре и искусству и Совета при президенте России по русскому языку. 30 Ноября 2016 Новости  Дума осудила попытки переписать историю «Декларация памяти и солидарности», принятая Сеймом Польши и Верховной Радой Украины по событиям второй мировой войны и вооруженному конфликту в Донбассе, противоречит нормам международного права, полагают в Госдуме. 14 Ноября 2016 Общество  Россияне определили роль русского народа Более половины (57%) россиян считают, что «русские - великий народ, имеющий особое значение в мировой истории» Социологи отмечают, что оценки роли русского народа радикально изменились по сравнению с 1992 годом (13%).
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".