Комментарий
28 Октября 2014 18:54

Бюрократическая абракадабра

Леонид Радзиховский публицистЛеонид Радзиховский

Леонид Радзиховский
публицистЛеонид Радзиховский
<p><strong>Министерству образования и науки поручено создать  научно-экспертный центр, который будет заниматься вопросами формирования  общероссийской гражданской идентичности, сообщают «</strong><a href="http://izvestia.ru/news/578540#ixzz3HQ3L07tf"><strong>Известия</strong></a><strong>».  Такое распоряжение поступило от Президиума Совета при президенте РФ по  межнациональным отношениям, члены которого озабочены укреплением  национальной идентичности.</strong></p>
<p>Подробнее — в материале «<a href="http://actualcomment.ru/main2/1487">Министерство национальностей</a>».</p>
<p>Публицист Леонид Радзиховский в интервью «Актуальным комментариям» рассказал о том, что российская идентичность — это русский язык, паспорт, телевизор, Путин и Господь Бог, и объяснил, почему русские не помогают друг другу.</p>
<p>«Наша идентичность — это то, что создают чиновники, то, над чем они  хлопочут. Так было всегда. Идентичность создаётся сама  собой во всех  странах мира. Наша специфика идентичности в том, что  вокруг бегают и  размахивают руками огромное количество чиновников,  которые создают  формуляры, какие-то портфели, параграфы.</p>
<p>Если  потребность в этом экспертном центре возникла сейчас, значит,  есть  какие-то внутренние бюрократические склоки. Что-то кому-то хочется   доказать. Это тонкие внутрибюрократические шаги, о которых мы не  знаем.  А в целом государственная политика в этой области определяется   не комиссиями, а определяется она, как известно, лично Путиным и   телевидением. И никакие комиссии на это влиять не могут.</p>
<p>Невозможно  одновременно укреплять позиции русского языка и  увеличивать  представительство других языков и культур. Это означает  обычную  бюрократическую писанину, когда надо сделать более лучше, но  зато менее  хуже, чем во всех направлениях сразу.</p>
<p>Русский язык усилить,   национальные языки развить, центр укрепить, регионы обогатить, мужчин   сделать более мужественными, женщин более женственными, детей более   инфантильными, стариков более старикастыми, собак более клыкастыми,   кошек более кошкастыми, Россию более российской, Удмуртию более   удмуртской, Кремль более кремлёвским, Путина более путинским и т.д. Это   заявление — обычная бюрократическая абракадабра. В переводе на русский   язык означает — ничего.</p>
<p>Сейчас провозглашают российскую и  русскую идентичности. Это спор о  терминах. Можно русскую идентичность  принимать как то, что мы русские,  какой восторг! Россия — для русских.  Арийская раса первого класса.  Русские — хозяева России, а все остальные —  в гостях, пусть об этом не  забывают. Возможное прочтение? Возможное.  Популярное в нашем обществе?  Популярное, но не слишком, не является  главенствующим.</p>
<p>Можно принимать русское как то, что русские  это все те, кто живет в  России, тогда это получается российская  идентичность. Если говорить на  бюрократическом языке, то всё понятно.  Если говорить на языке  человеческом, какая к чёрту работа по укреплению  российской  идентичности?! Русский язык — вот вам российская  идентичность.  Традиции, которые у каждого человека свои, но в каком-то  смысле общие,  потому что все люди в одной стране живут, на них это  влияет. Вот вам  идентичность, никто эти традиции не придумал, они сами  собой возникают.  Допустим, такая традиция, как пить. Причем  пить водку, не винцо  какое-нибудь. Это идентичность? Да, это  идентичность. Все у нас  пьяницы? Нет. Одни любят пить больше, другие  любят пить меньше. Одни  сопротивляются этой традиции, другие, наоборот,  восторгаются этой  традицией. Влияет она на всех.</p>
<p>Такие вещи,  которые не зависят ни от каких параграфов, ни от каких  министерств. Они в  стране существуют. Насаждают религиозный культ  Отечественной войны.  Превратили это в новую религию. Пытаются такую  идентичность построить.  Придумали какую-то борьбу с фашизмом.  Занимаются этой самой борьбой  очень часто люди, которые похожи на  фашистов больше чем фашисты  на себя похожи.</p>
<p>Крайние националисты,  шовинисты, имперцы — вот они  борются с фашизмом. С каким фашизмом они  борются? Ясно с каким — с  украинским, прибалтийским, американским, само  собой, только не со  своим. Называется наш сукин сын. Есть фашисты  наши, которые антифашисты,  а есть фашисты их, которые плохие фашисты.  Продолжают в 2014 году  Отечественную войну, клеят на своих автомобилях  сумасшедшие надписи "на  Берлин". Что, в Берлин собрался путешествовать,  или что? Вот такая  идентичность. Эти разные мифы культивируют и в  обществе. Иногда их  спускают сверху, иногда они возникают снизу.</p>
<p>Разумеется,  феномен идентичности подвержен формированию в смысле  представлений людей  о себе и о мире — не сами же до него доходят. Стихи  Пушкина вы не сами  сочинили, вы их прочли. Язык вы не сами придумали,  вас ему научили.  Штаны застёгивать вам не самому в голову мысль пришла,  вам сказали.  Поэтому, естественно, все люди воспитываются обществом. А  в каком мере  общество само подбирает себе правила жизни, а в какой на  это общество  влияет царь, элиты, журналисты и т.д. — это вопрос вечный,  вопрос, на  который ответа нет. Вся человеческая история — это попытка  ответить на  этот вопрос.</p>
<p>Но в нашей стране, где очень грубые, очень  сильные, очень  влиятельные бюрократические институты, конечно,  формирование  общественного мнения, в том числе, и мнение о том, что  такое наша  идентичность, кто мы, откуда, в огромной степени идёт сверху.  Кто  приказывает телевидению, тот и формирует. Большая часть общих   настроений людей формируется телевидением, несмотря на интернет.   Некоторые — большинство — буквально верят. Меньшинство отчаянно   сопротивляется. Но в любом случае телевизор и на тех и на других очень   сильно влияет во всех вопросах.</p>
<p>У нас представление людей о мире, о своей национальной идентичности формируется приказом сверху. Не у всех, конечно, но у значительной части. При этом, это касается не только национальную, но и государственную и культурную идентичности. Другое дело, что и Кремль не в  воздухе висит, он тоже пытается  говорить то, что по его понятиям  нравится большинству населения. Пока  совпадает.</p>
<p>Что касается национальных идентичностей внутри  страны, то каждая  нация очень высоко ценит свои национальные черты. Чем  меньше нация, чем  выше она их ценит. Например, русский человек в России  никогда не будет  помогать другому русскому. Ну, русский и русский, нас  100 миллионов, и  чего, всем помогать что ли? А представители малых  народов всегда  помогают друг другу, особенно в чужой стране. Это  называется  землячество. Русского землячества же нет. Если из одной  деревни, ещё  куда ни шло — землячество. Но землячества по национальному  признаку у  русских нет, а у малых народов есть. Лезгины помогут друг  другу всегда,  хотя они не из одной деревни, и даже не из одного района.  Поэтому  национальная идентичность для малых народов играет колоссальную  роль.   Они друг друга прежде всего распознают по национальности.  Первое, что  узнают — это национальность, маркёр свой-не свой. Для  русских людей,  особенно в России, так вопрос не стоит, потому что нас  120 миллионов, и  чего дальше, всем помогать?</p>
<p>Российская идентичность — русский язык, паспорт, телевизор, Путин, Господь Бог. Достаточно».</p>
<p><strong>Фото: </strong><a href="http://tv.russia.ru/video/radzihovskiywar/ Кадр телеканала Russia.ru"><strong>Кадр телеканала Russia.ru</strong></a><strong><br />
</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".