Статья
21 Мая 2009 14:57

Бюрократическая анархия

Как в реальности происходило управление административно-командной экономикой сталинского типа?
Комментарии экспертов
<p align="justify"> Если
кино было в стране Советов важнейшим из искусств, то статистика -
важнейшей из наук. По крайней мере, биографы утверждают, что именно
ряды сухих цифр больше всего вдохновляли основателя советского
государства Владимира Ильича Ленина работать по-коммунистически. А уж
при формировании на рубеже 20-ых и 30-ых годов
административно-командной экономики нового типа Советы полюбили
статистику в полный рост. Без статистики в социалистической экономике
нельзя было буквально и шагу ступить. Вас в любом случае бы посчитали.
По крайней мере, так должно было быть в идеале, советское общество
стремилось к этому.<br>
<br>
Именно об таком методологическом и научном
основании советской экономики рассказывается в книге французских
авторов. Исследование, собственно, посвящено одному конкретному
вопросу: насколько серьезны были расхождения между идеологией
планирования и реальной ситуацией в советском статистическом цехе. Как
на самом деле работали те институты, которые были призваны обслуживать
экономическую систему, во всех отношениях более совершенную, чем
капиталистическая.<br>
<br>
Советские специалисты по статистике, люди, призванные вынести на своих
плечах саму задумку нового подхода к управлению экономикой, как
оказывается, были воспитаны земскими традициями императорской России.
Все они принадлежали примерно к одному типу ученых-практиков, все
воспринимали революцию и большевиков как более или менее неизбежное
зло. С самого начала становления советской статистической службы, когда
бывшие деятели земства, были поставлены под партийные знамена, между
статистиками и большевиками возникали трения. Статистики не хотели
видеть пролетарский и прогрессивный характер советской статистики,
большевики постоянно подозревали статистиков в искажении новой
советской реальности. Баталии разгорались нешуточные, ведь как
справедливо указывают авторы монографии, статистические категории,
пригодные для мышления государства в сталинском обществе становились
одновременно и теми категориями, которые формируют сознание большого
числа "простых людей". Статистики, таким образом, становились чем-то
вроде творцов онтологий, весьма самостоятельными фигурами в большой
игре. Вовсе неудивительно, что некоторые из них в эпоху большого
террора поплатились за это жизнями. Причем в этой трагедии мелькают и
элементы некоторого фарса: те начальники Статистического управления,
которые ожесточенно конфликтовали с партийцами в 20-ых, были уволены,
их место заняли те, кто был способен на больший конформизм, и вот эти
последние и погибли в 1937 году.<br>
<br>
Вывод, который делают Блюм и Меспуле, отражен в заглавии книги. Они
утверждают, что советская статистика является наглядным примером
провала сталинского абсолютизма: вмешательство государства в работу
профессионалов-статистиков было хаотическим и беспорядочным, а
инструкции обычно заменялись "сигналами". Все это приводило к тому, что
научное управление экономикой давало сбой уже на первом этапе, когда от
специалистов требовалось правильно собрать и обработать информацию о
происходящем в ней. Авторы подробно описывают этот сбой на примере
переписи населения, проводившейся в СССР в те годы. Вкратце, перепись
проводилась в авральном порядке, социалистическими, ударными и - в
конечном счете - бюрократически-анархистскими методами.<br>
<br>
Отдельно я бы отметил чрезвычайно ценное методологическое введение,
написанное французами. Оно посвящено общей ситуации в историографии
сталинской эпохи. Блюм и Меспуле описывают здесь восхождение теории
тоталитаризма, теоретические основания которой были заданы Ханной
Арендт. Эта классическая концепция объяснения сталинизма утверждает,
что тоталитарное государство представляло из себя крайне
высокоорганизованную машину по подавлению индивидов, которая имела
единый волюнтаристский центр власти, прежде всего, личной власти
диктатора. С точки зрения этой школы все основные события сталинского
правления были результатом проведения воли диктатора в отношении
пассивного общества. Коллективизация, раскулачивание, индустриализация,
судебные процессы над "врагами народа" - все это возлагается
непосредственно на Сталина, который смог каким-то сверхестественным
образом заставить всех других людей забыть о своих интересах и
подчиниться своей воли.<br>
<br>
Эта теория на сегодняшний день может считаться в целом несостоятельной.
Неудовлетворительность концепции тоталитаризма, как пишут Блюм и
Меспуле, послужила причиной возникновения течения ревизионизма,
основной идеей которого стала следующая мысль: тоталитаризм - это
иллюзия, поскольку основной движущей силой сталинизма были объективно
существующие противоречия советского общества, ставшие следствием
революции и необходимости в ускоренной модернизации. Ревизионисты
рассматривают все основные события сталинского правления под углом
зрения конкретных интересов индивидов и общественных групп и пытаются
объяснить их без постулирования волюнтаристского начала, неограниченной
личной власти диктатора, которая, по их мнению, скорее была ширмой для
реализации объективных процессов, таких как индустриализация и
урбанизация.<br>
<br>
Авторы монографии указывают, что современное состояние исследований
сталинской эпохи, открытость архивов, делает возможным конвергенцию
этих двух подходов, причем именно такая методология представляется им
наиболее адекватной. Другими словами, существовала как личная власть
диктатора, так и объективные интересы общественных групп, и советское
общество двигалось в русле, заданном обоими этим векторами, благодаря
чему сталинизм вообще оказался жизнеспособной социальной системой и
пережил Вторую Мировую войну. Советская статистика - это пространство,
которое демонстрирует в явном виде противоречия и единство, возникающие
между государством и общественными интересами в СССР 30-ых годов. Блюм
и Меспуле поставили в центр своего исследования не власть диктатора, но
человека, живущего в сталинском обществе, и приуспели. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".