Статья
8 Февраля 2011 15:43

Час безопасности

Руководители силовых ведомств отчитались в связи с терактом в аэропорту «Домодедово». Этой теме был посвящен «правительственный час» в Госдуме, который проходил в закрытом режиме.

Парламентарии заслушали директора ФСБ Александра Бортникова,  главу МВД Рашида Нургалиева, генпрокурора РФ Юрия Чайки, руководителя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, а также главу Минтранса Игоря Левитина.

Депутатам Госдумы была названа фамилия исполнителя теракта в аэропорту «Домодедово» 24 января, сообщил глава комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев. «Да – прозвучала», - сказал он журналистам в ответ на вопрос «Интерфакса», была ли названа сегодня на «правительственном часе» с участием руководителей силовых структур фамилия исполнителя этого теракта. В ответ на просьбу уточнить, та ли эта фамилия, которая сейчас упоминается в СМИ, Владимир Васильев заметил, что не готов ответить на этот вопрос.Глава комитета Госдумы по безопасности сообщил также о трех арестованных в рамках расследования этого теракта.

Он также сказал, что состоялось «полезное эмоциональное, жесткое» обсуждение вопросов обеспечения безопасности российских граждан; был выдвинут ряд предложений, которые, полагает руководитель комитета, еще следует рассмотреть. Он, в частности, заметил, что глава Минтранса Игорь Левитин привел «шокирующие» факты, касающиеся контроля за безопасностью в аэропорту «Домодедово».  Как рассказал депутат, сославшись на слова министра, проверки в этом аэропорту, по закону, проводятся не чаще одного раза в три года, а внезапные проверки вообще проводить нельзя - это возможно только с санкции прокурора. Эту ситуацию следует исправить, заявил Владимир Васильев.

Напомним, 24 января в аэропорту «Домодедово» прогремел взрыв, унесший жизни 36 человек.  В результате расследования следствие пришло к выводу, что теракт совершил 20-летний уроженец ингушского села Али-Юрт Магомет Евлоев.   Правоохранительные органы объявили в розыск двух уроженцев Ингушетии, которые могут быть причастны к подготовке теракта в аэропорту «Домодедово». При этом ни для кого не секрет, что, по мнению большинства политиков, экспертов, да и обычных рядовых граждан, случившееся в «Домодедово» - недоработка спецслужб. А  точнее силовиков, отвечающих за безопасность.

В конце концов, в каждой стране найдется достаточное количество людей с неуравновешенной психикой, желающих покончить счеты с собой, а заодно лишить жизни и других.  Мотивация подобных преступлений может быть самой различной. Но ведь органы безопасности правоохранители на то и существуют, чтобы не допускать подобного. В некоторых странах превенция терроризма  - неотъемлемая часть государственной стратегии. 

В России, где  терроризм то и дело дает о себе знать,  тоже стараются выработать  механизмы по предотвращению терактов и усилению безопасности.  Случившееся в аэропорту «Домодедово» подтвердило – работы в этом направлении – непочатый край.

Потому то президент страны  Дмитрий Медведев потребовал от руководства силовых структур кадровых выводов в отношении сотрудников, отвечающих за безопасность на транспорте, поручил правительству разработать систему «тотальной проверки» и дал указание «разобраться» с ситуацией с сфере безопасности в аэропорту «Домодедово».

Не обошел стороной президент и саму  Федеральную службу безопасности. «Руководство ФСБ также должно разобраться с вопросами ответственности должностных лиц»,  - отметил он на заседании коллегии ФСБ. По стране прокатилась волна  отставок. Вступили в силу  новые «Правила охраны аэропортов и объектов их инфраструктуры».  То есть, установлены  зоны ответственности органов внутренних дел и служб авиационной безопасности.

Именно та проблема вызвала особенно острую дискуссию после теракта в «Домодедово». Найти  ответственного за безопасность в аэропорту  не представлялось возможным.

Менеджмент аэропорта валил все службу авиационной безопасности, те на милицию и т.д. Новые правила, введенные правительством, четко делят сферы ответственности. Правительство утвердило правила охраны аэропортов. Теперь границы воздушных гаваней должны охраняться подразделениями вневедомственной охраны МВД или ведомственной охраны Минтранса, а охрана периметра аэропорта обеспечиваться по договору с его администрацией. В российских аэропортах  усилены меры безопасности. Скажем, аэропорт «Домодедово» ввел стопроцентный досмотр на входе. Теперь будут проверять всех: пассажиров, встречающих и провожающих. Поэтому прохождение контроля может занять до получаса, и людей просят это учитывать.

Означает ли все это, что терактов больше в стране не будет?

Конечно, всем бы этого очень хотелось. Но утверждать однозначно, что не будет – на такое никто не отважится. О таких успехах не рапортуют даже правоохранители в США, где после 2001 года терактов не наблюдалось, ни службы безопасности Великобритании, жители которой еще помнят взрывы в транспорте.

Конечно, все может быть, но задача государства предотвратить, минимизировать риски, сохранить жизни своих граждан.

Этим и можно объяснить, что в сжатые сроки у нас в стране было запущено антитеррористическое законодательство. На прошлой неделе депутаты приняли в первом чтении законопроект о введении трехцветной шкалы террористической опасности.

По аналогии с европейскими странами, синий уровень угрозы будет свидетельствовать о том, что в распоряжение ФСБ поступила некая оперативная информация о готовящемся теракте. При этом, точные данные у силовиков отсутствуют, но бдительность уже пора повысить. При желтом уровне становится понятно, что информация о готовящемся нападении подтвердилась. В случае «красного информирования» россияне будут понимать, что угроза теракта крайне высока.

Правда, пока  депутаты занимались законотворчеством, по столице прокатилась волна лжеугроз.  Правоохранители то и дело эвакуировали людей то с торговых центров, то с вокзалов в связи с информацией о готовящихся терактах.  Слава Богу, не подтвердилось. Но сколько сил – моральных и не только -  потрачено.

Национальный антитеррористический комитет выступил с предложением ужесточить наказание за лжетерроризм. «Из наших выступлений видно, что мы поддерживаем ужесточение санкций. Лжетеррорист - это пособник реальных террористов, и законодатель уже готов ужесточить наказание в этом направлении», - отметил советник председателя НАК Андрей Пржездомский.

При этом Пржездомский призвал граждан ответственнее относиться к сообщениям о фактах терроризма. «В случае заведомо ложного сообщения о факте терроризма люди должны понимать, что понесут ответственность», - подчеркнул он.

С 1 марта вступает в силу закон «о  полиции». На сотрудников полиции, согласно новому закону, возложено выполнение целого ряда приоритетных для государства задач. Такое заявление сделал президент Дмитрий Медведев на совещании в академии МВД, говорится на официальном сайте президента РФ.
Кроме того, новый закон освобождает полицию от дублирующих и непрофильных функций, а также закрепляет партнерскую модель взаимоотношений между обществом и правоохранительными структурами, добавил он.

Глава государства подчеркнул приоритетную роль правоохранительных органов в рамках государства. Это противодействие терроризму, обеспечение безопасности объектов инфраструктуры и мест массового скопления людей, пресечение разжигания межрелигиозной и межнациональной вражды, борьба с организованной преступностью, коррупцией.

Справятся ли правоохранители с поставленными задачами? Оградят ли нас от терактов, которые готовят злоумышленники?

Экспертное сообщество настаивает, что должна быть не только оценка произошедшего, но помимо исполнителей  названы  именно предполагаемых организаторов. «Пора прекратить из террористов рисовать образ дураков и недоумков. Нужно искать не тех, кто по каким –то причинам взрывает себя, а тех, кто толкает их на это», - сказал в беседе с «Актуальными  комментариями» известный журналист Максим Шевченко.

Аналогичную мысль высказал  «АК»  Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов и  военный эксперт  Владислав Шурыгин.  «Никто не слышал о том, что прикрыт банк, через который прокачиваются деньги боевиков,  или о ликвидации группы, занимающейся  сбором информации  для террористов», - сказал Шурыгин. «Ведь  главное  не только найти тех, кто непосредственно готовил взрыв, кроме погибших (террористов - ред.), важно понять – кому выгоден сегодня этот террористический акт», - подчеркнул Ивашов.

Хотелось бы надеяться, что  депутаты и  высокие чины, возглавляющие силовые ведомства, услышат рекомендации экспертного сообщества.
 

Комментарии экспертов
<p>Закрытый режим  «правительственного часа» по безопасности  я считаю абсолютно оправданным. Во-первых, там наверняка будут обсуждаться какие-то нововведения по защите объектов инфраструктуры от террористов.  Если гражданам нужно знать эти нововведения, то террористам их знать совершенно не следует, поэтому закрытый режим обсуждения здесь совершенно уместен.</p>
<p>Вторая причина закрытости обсуждения в том, что после теракта оппозиция  пыталась пиариться.  Заседание в закрытом режиме, а значит, думская оппозиция не будет иметь соблазнов превратить серьезное обсуждение в балаган.</p>
<p>Что касается мер, которые там будут обсуждаться, то они касаются, конечно, узких специалистов. Я как гражданин этой страны могу сказать -  решение о  тотальном  личном  досмотре в аэропортах –совершенно верное. Главное – он не должен сводиться к формальностям.  Поскольку мы видим, что сотрудники милиции формально отвечали за досмотр входящих в том входе, где гостевая зона, где произошел взрыв, но реально этот досмотр попросту игнорировался.  И здесь даже проблема не столько в нормативной базе – она вполне современна, а сколько в правоприменительной практике. Нужно не только хорошие законы и постановления принимать, но и чтобы они исполнялись.</p>
<p>Нужно обратить внимание и на волну лжеугроз. Конечно,  это свидетельствует о серьезной болезни общества.   Скажем, сразу после теракта многие стали не помогать, а снимать на камеру. Это, на мой взгляд,  признак нездорового какого-то общественного заболевания. То же самое можно сказать и о волне  ложных сообщений о терактах.</p>
<p>Им надо вспомнить историю про того мальчика, который  все время кричал: «Волки, волки!». Когда в действительно пришли волки и стали его грызть, то никто уже не отреагировал, потому что все привыкли к тому, что он поднимает шумиху без всякой причины. Вот эти граждане и их родственники рискуют оказаться заложниками такой ситуации, когда озлобленные милиционеры в двадцатый раз не выйдут по какому-то сигналу о готовящемся взрыве, а реально взрыв произойдет.</p>
<p>Поэтому эти граждане, которые поднимают волну звонков о терактах, они на самом деле объективно работают на стороне террористов, поскольку сбивают с толку правоохранителей, заменяют реальные цели ложными  и наносят ущерб всей системе безопасности, а соответственно, и себе, поскольку они в это городе  и живут.</p>
<p>Я думаю, что нужно ужесточать по максимуму  за  лжетерроризм. Когда будут выноситься такие приговоры, они должны получать самую широкую общественную огласку,  чтобы люди, которые имеют соблазн позвонить, сначала подумали,  а потом бы делали.  А лучше бы не делали.</p>
<p> </p>
<p>Понятно, что ключевой вопрос – это безопасность на транспорте. Теракты, которые происходили у нас за последние годы – это были именно теракты, связные с транспортной системой.  Поэтому  те решения, которые сейчас на государственном уровне и на уровне структуры работы силовых органов принимаются – они вполне логичны. Другое дело, что и после терактов в метро в прошлом году все соответствующие сигналы и рекомендации уже давались, но к сожалению, так до сих пор полностью и не воплотились в жизнь.</p>
<p>Но в принципе транспортный комплекс здесь наиболее важное и наиболее чувствительное на сегодняшний день направление работы.  Понятно, что необходимы комплексные меры -  новая модель и функционирование силовых структур,  техническая модернизация всего транспортного комплекса и систем безопасности.</p>
<p>Понятно, что ключевой вопрос борьбы с терроризмом – это не только предотвращение самих терактов, но и борьба с источниками террористической активности, а соответственно, с террористическим подпольем, источниками его финансирования .</p>
<p>Это в чистом виде работа спецслужб. Здесь определенные успехи за последние годы достигнуты, но совершенно очевидно, что до конца проблема не решена. Ведь, в конечном счете она упирается помимо всего прочего  в вопросы социально-экономического развития Северокавказского региона в частности.   То, что касается роста эффективности работы спецслужб по разгрому террористического подполья – это то, что должно происходить и дальше. Но в том, что касается вопросов социально-экономического развития Северного  Кавказа, то это конечно, более долгосрочная история и решится она  более отдаленной перспективе.</p>
<p>Особняком стоят вопросы взаимодействия власти ,силовых структур и общества. Потому что как бы это ни звучало банально, но бдительность, какая-то гражданская солидарность, какие-то стандарты поведения   - все это имеет большое значение.</p>
<p>С одной стороны, хорошо, что сообщают о предполагаемых терактах. Волна этих  ложных минирований и всего прочего – это отчасти вопрос психологической реакции, фрустрации, которая есть у людей неуравновешенных, которые в первую очередь на этакие вещи реагируют.</p>
<p>С другой стороны, когда мы видим волну каких-то ложных сообщений и минирований – это вызывает, конечно, большую тревогу.</p>
<p>Можно говорить об  усилении мер ответственности. Но надо понять, что меры ответственности  не очень повлияют на общество, которое страдает безалаберностью,  пофигизмом и нездоровой бравадой. Это не только работа правоохранительных и силовых структур. Пресечение соответствующих правонарушений, фактически преступлений, поскольку ложное сообщение о терроризме – это де-факто преступная вещь,  требует внимания и соответствующей работы всех институтов гражданского общества. <br />
 </p>
<p>Закрытый режим  «правительственного часа» по безопасности обусловлен тем, что журналисты интерпретируют все на свой лад. Они часто  выхватывают из общего контекста  какие-то частности, которые им кажутся жареными и интересными. К тому же очень многие журналисты настроены крайне враждебно  к деятельности правительства,  и совершенно не заинтересованы в том, чтобы на самом деле пересказать все что было, а  преследуют какие-то свои мелкие интересы. Поэтому такие серьезные вопросы не стоит выносить на потеху.</p>
<p>При этом мы должны четко осознавать, что от  террористов-смертников не защититься. Если какой-то психопат решил взорвать себя, то велика вероятность, что у него это получится. Даже если ввести военное положение и на каждом углу будут стоять вооруженные люди, то все равно защититься будет нельзя. Единственная защита – это оперативная работа, то есть внедрение секретных сотрудников в  террористические сети, превентивная разработка. Но только  эта работа должна вестись не так, как это ведется в Дагестане. Эту семнадцатилетнюю  Джанет (Дженнет) Абдулеву, взорвавшую себя 29 марта на «Парке культуры», говорят, в милиции три дня продержали.  И что там с ней делали неизвестно. Может быть то, что она была в милиции, подтолкнуло еще больше на совершение этого безумного поступка.</p>
<p>Поэтому работа должна вестись не как с людьми, которые потенциально готовы его совершить в силу психотипа, и не как с животными, которых надо истребить. Надо работать как с гражданами, с людьми, жизнь которых тоже надо спасти.</p>
<p>Надо понять чего  они хотят,  с ними должны работать психологи, должна быть целая развернутая система.</p>
<p>Должны быть созданы  центры, куда люди могли бы прийти и рассказать о своих проблемах, особенно в депрессивных регионах.</p>
<p>Надо привлекать специалистов из местного населения в тех регионах, где есть террористическая опасность к разговору с людьми.  С людьми же никто не разговаривает.  Проблема в том что никто не разговаривает с молодежью, никто не обсуждает с ней богословские и религиозные проблемы.</p>
<p>Молодые люди полностью отданы на откуп циничным террористическим пиарщикам, тем, кто это организует эти злодеяния.  У молодежи на Северном Кавказе  даже нет возможности выслушать альтернативную точку зрения. Те сотрудники прокуратуры или ФСБ или МВД, которые этим занимаются, не являются оппонентами. Они являются солдатами, которые умеют допрашивать. У них работа такая, и осуждать за это трудно. Но одними этими методами вызываешь только озлобление.</p>
<p>Должны вестись психологическая работа, должна быть развернута широкая социальная и общественно-политическая и богословская дискуссия о  проблемах, связанных с вербовкой самоубийц.</p>
<p>И, конечно, нужно принимать социально-политические меры. Надо понять и назвать своими именами -  кто заинтересован в постоянном проведении в России терактов. Просто списывать на то, что это какое-то маленькое подполье – не пройдет.  Нужно объяснить, кому выгодны теракты, чего хотят добиться - расчленить Россию, понизить ее себестоимость,  уменишить активы?</p>
<p><br />
Нам говорят, что они идиоты, раз взрывают себя. Наверное, кто идет на самоубийство,  психопаты и наркоманы.  Но те, кто их направляет  –  совсем  не идиоты.</p>
<p>Хочется публичного обсуждения  мотивов этого теракта. А не просто воплей- как нам защититься в наших аэропортах. Защититься невозможно, можно только создать среду, ситуацию, изменить политический формат жизни таким образом, чтобы минимизировать влияние тех, кто готовит террористов, кто   делает из людей, из несчастных этих ребят живые бомбы и живые орудия. Я надеюсь, что этому будет посвящено заседание по безопасности.<br />
 </p>
<div style="text-align: justify; ">У нас сегодня прошло заседание Государственной думы, на котором были рассмотрены в первую очередь вопросы безопасности на транспорте. На этом заседании присутствовали руководители ФСБ, МВД, генеральный прокурор, руководитель министерства транспорта Игорь Левитин и руководитель Следственного комитета Бастрыкин Александр Иванович. Все они имели возможность выступить, оценить ситуацию сегодня в стране с точки зрения безопасности, естественно, со своей ведомственной и общей позиции. Затем была возможность у всех депутатов задать вопросы, после чего были выступления от фракций, кстати говоря наши гости давали развернутые ответы на все вопросы, ни один не остался без ответа.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">И после окончания уже по сути в конце ведущий – Борис Грызлов, дал им возможность высказаться, оценить то, что сегодня проходило в Государственной Думе. И я  начну с последнего.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Как я имел возможность слышать, разговор был очень полезным, и я убежден, что и для наших коллег-депутатов, и для наших гостей. Он был очень эмоциональным, жестким и поставил целый ряд проблем, которые требуют решения. Понятно, что часть из них решается, но некоторые из них прозвучали несколько даже шокирующее. Например, Игорь Левитин  на вопрос о том, когда последний раз проводилась контрольная проверка безопасности в Домодедово, ответил, что их служба может проверять их работу раз в три года. И внезапно проводить проверку там она не может, только с санкции прокурора. Понятно, что такого рода нормативные документы мы безусловно будем пересматривать. Я привел один пример, таких примеров было множество, мы говорили о законодательстве, об изменении законодательства, потому что понятно, что Государственная дума именно в этой области ведет свою основную работу.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Кроме этого, были  довольно критичные, острые, резкие оценки эффективности деятельности служб, причем я  в своем выступлении об этом говорил, что те фракции, которые не голосовали за закон «О полиции», утверждали, что без совершенствования работы полиции и правоохранительной системы невозможно качественно изменить ситуацию, в том числе, и в противодействие такой угрозе, как терроризм. Надеюсь, что дальнейшая практическая работа, да и сегодняшнее обсуждение, позволит нам прийти к большему пониманию, что уже сегодня по сути сформирована основа для того, чтобы милиция, которая пока еще остается милицией и будет ей оставаться в значительной части, перешла в полицию и тем самым завоевала уважение населения. Потому что всякого рода сотрудничество возникает только в случае доверия и уважения. </div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Когда принимался закон о транспортной безопасности, а он принимался через год после закона о противодействии терроризму в 2007 году, решение было принято такое – возложить ответственность за обеспечение безопасности на транспорте на собственников. Сейчас практика показывает, что эта система недостаточно эффективна.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Допустим, в стерильной зоне аэропорта Домодедово обеспечена безопасность, и там международные компании включая израильскую летают и их это устраивает, они соответствуют международным требованиям. Но это стерильная зона, а в зоне общего доступа система не сработала. Об этом был разговор сегодня, задавали вопросы министру внутренних дел, как так могло быть, почему сокращали и нужно ли сокращать дальше транспортную милицию? И мне кажется он очень четко на это ответил. Он сказал, что численность тех, кто работает в Домодедово, составляет более 200 человек. А тех, кто работал в этой зоне –  менее 50 человек. Глава МВД сказал, что берет на себя ответственность за то, чтобы пересмотреть эту ситуацию, и чтобы больше людей работало, обеспечивая безопасность конкретного гражданина, и меньше было тех, кто занимается бюрократической деятельностью. Мне кажется, правильный подход.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">По Домодедово работа ведется, и по этому направлению еще есть минимум трое арестованных. Был целый ряд предложений по мерам по борьбе с терроризмом, и кстати говоря, этой теме задал основу Александр Васильевич Бортников, который сказал, что по сути, ежегодно, и это было продемонстрировано конкретными портретами, уничтожаются лидеры бандподполья и активные члены бандгрупп. Но в течении года происходят восстановления, и здесь проблема, которая безусловно не решается только силовым путем. Об этом тоже говорили, и что нужно находить новые методы, подходы, говорили о международном опыте, в том числе, об  использовании возможностей, которые дает традиционный ислам, он ведь воюет тоже с радикальным исламом. Тем более, что на Кавказе много терактов и в отношении служителей ислама, которые проповедуют умеренный ислам.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">В 2006 году мы не смогли принять закон о противодействии терроризму в части степеней угрозы, то, что сейчас приняли в первом чтении. Если бы этот закон сейчас работал, то мы бы могли говорить уже более предметно и задавать более конкретные вопросы представителям и спецслужб и правоохранительных органов. Я уже говорил о том, что это огромная ответственность, потому что сегодня руководители спецслужб, получив оперативную информацию должны будут принять решение о приведении региона страны в режим повышенной угрозы. А это огромная ответственность за то, чтобы теракт не произошел, нам придется еще много работать в этом плане. То что сегодня  говорят, что в Соединенных Штатах Америки уходят от этого – факт, но за время работы этой системы, они обучили приемам борьбы с терроризмом общество.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Мы ушли от этого. Наше общество не участвует в процессе, это не его война, но общество подвергается нападению, уничтожению, калечатся люди. Поэтому, без этого не обойтись, и эту тему мы также безусловно обсуждали.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Понятно, что сегодня наши правоохранительные органы решают те задачи, которые могут решать. Они продемонстрировали, что они не бездельничают, они работают, добиваются поставленных целей, предупреждают теракты, изымают взрывчатку, но в то же время, не могут остановить поступление взрывчатки террористам из наших военных объектов. Вопрос перекрытия финансовых потоков террористам мы также не решили, вопрос о рекрутировании молодежи в ряды террористов мы тоже не решили. А это серьезные проблемы, но они не могут быть напрямую связаны только с каким-то одним конкретным ведомством, или даже всеми теми ведомствами, представители которых были у нас.</div>
<p style="text-align: justify; ">Получилось, что через депутатов разных фракций общественное мнение было сегодня высказано в лоб министрам. Не через их подчиненных, отфильтрованное, а жесткое, критичное, порой недовольное, раздраженное, сомневающееся, иногда даже агрессивное. И вот я думаю, что сам как факт этот будет тоже способствовать большей открытости антитеррористической деятельности. </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".