Статья
18 Марта 2015 18:30

Чемоданная женщина

Странная история произошла на днях в польском городе Тересполе, расположенном прямо на границе с Белоруссией. Проводя досмотр поезда, следовавшего по маршруту Москва — Ницца, польские пограничники обратили внимание на необычно большой чемодан одного из пассажиров — пожилого француза.

Внутри чемодана обнаружилась живая тридцатилетняя русская женщина  законная супруга хозяина багажа. Оказалось, что женщина не смогла получить шенгенскую визу, а в Ниццу уж очень хотелось. И поэтому семейная пара приняла решение провести часть себя через границу контрабандой.

Удивлению собравшихся не было предела. «Иностранцы по-разному пытаются незаконно пересечь границу,  сказал пресс-секретарь пограничного отряда Тересполя Дариуш Синицки. Однако я впервые сталкиваюсь с тем, чтобы человека прятали в чемодане». Контрабандистам пообещали до трех лет тюрьмы за незаконное пересечение границы.

Женщина не смогла получить шенгенскую визу, а в Ниццу уж очень хотелось
Надо ли говорить, что история вызвала резонанс. Циничные русские блогеры получили жирную пищу для своих острот, вершиной которых следует признать вот это четверостишие из Твиттера: «Упакована, утрамбована; На багажном досмотре просвечена; Вся ты как Электроник поломанный; Чемоданная ты моя женщина». Русские радиостанции провели опросы: следует ли России защитить свою гражданку, задержанную в Польше, может быть и законно, но совершенно очевидно — несправедливо. А депутат Государственной Думы Алексей Пушков несколько неожиданно выступил с апологией русско-французских отношений.

«Судя по всему, у нее были какие-то проблемы с въездом в ЕС, но обратите внимание на француза: каков! какие чувства, какая любовь! Вот оно — стратегическое взаимодействие! — заявил Пушков, явно застигнутый репортером врасплох. — Что только в Евросоюз ни ввозят, а жену в чемодане нельзя… Я надеюсь, что Франция выступит в защиту своего гражданина».

8446326042_bc6c8c6d37_o.jpg

Впрочем, всё обошлось. После беседы семью отпустили, поскольку выяснилось, что супруг гражданина шенгенской страны имеет право въезжать в шенгенскую зону без всякой визы, достаточно лишь свидетельства о браке. Незадачливый француз просто не знал этого правила, а теперь счастливые, видимо, уже в Ницце.

Выезжая за границу в чемодане, человек должен понимать, что он будет возвращаться обратно в этом же чемодане или не будет возвращаться вообще
В произошедшем можно найти много символического и поучительного. Во-первых, белорусские пограничники, осматривавшие тот же самый чемодан перед польскими, никакого криминала в нем не обнаружили. Почему — мы можем лишь предполагать. Но все возможные версии (от невнимательности до коррупционной составляющей) могут нам многое сказать о природе современного белорусского государства.

Во-вторых, формула «пожилой француз и тридцатилетняя русская женщина» в общем случае означает, конечно, не «какие чувства! какая любовь!», а что-то гораздо более пошлое. Ну и в-третьих, и это самое главное, выезжая за границу в чемодане, человек должен понимать, что он будет возвращаться обратно в этом же чемодане или не будет возвращаться вообще. И что-то подсказывает мне, что в данном случае тридцатилетняя русская женщина предполагала, конечно, не возвращаться.

И вот на этом всё моё сочувствие к даме из чемодана заканчивается. Я, признаться, недолюбливаю тех, кто настолько хочет сбежать из России, что готов даже упаковаться для этого в чемодан. И русские радиостанции совершенно зря проводили опросы на тему: «стоит ли помогать этой женщине?». Нет, помогать ей совершенно не стоит. Она свой выбор сделала, променяла Москву, из которой выехала в чемодане, на Ниццу — унылую деревню размером с Ясенево, больше всего известную тем, что именно в ней зародилась традиция русских элит ненавидеть всё русское.

Именно русская императрица Александра Федоровна выбрала Ниццу для создания опорного европейского курорта для русской аристократии. Не русский Крым выбрала, а Францию. Оттуда не вылезал Вяземский. Там умер сын Александра Второго. Там погибла Айседора Дункан. Там похоронен Герцен. Теперь вот туда отправилась в чемодане тридцатилетняя русская женщина, знающая французский язык (то есть наверняка имеющая хорошее образование).  

Что только в Евросоюз ни ввозят, а жену в чемодане нельзя…
Вот о чем, а не о любви должен был говорить патриотический депутат Алексей Пушков. Чего не хватало этой женщине на ее родине? Почему она не смогла найти себе здесь хорошего мужчину нормального возраста, почему до тридцати лет ждала своего пожилого француза с большим чемоданом? И откуда вообще вот эта поразительная, железобетонная уверенность части русских людей в том, что здесь — дикая азиатчина, а там, за белорусско-польской границей — цивилизация?

Конечно, я могу ошибаться. И чемоданная женщина собиралась вернуться, а в Ниццу поехала просто для того, чтобы отдохнуть, потому что в Крым сейчас временно очереди на паром. Или даже не отдохнуть, а припасть к могиле Герцена, потому что она его большая поклонница. И даже специально для этого выучила французский язык. Да, для такой святой цели не жалко и в чемодан. 

И мне хочется верить, что это именно так. Потому что верить в то, что русские готовы покидать Россию уже даже не на пароходах, а в чемоданах, мне вовсе не хочется. 

Пусть, пусть там всё-таки будет любовь. И будут чувства!

Максим Кононенко специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".