Статья
20 Декабря 2014 10:04

Черненькие борзые щенки

Я не помню, кто первым (Белинский?) назвал Гоголя «сатириком».

Основной тезис данной заметки состоит в том, что это — ЧУШЬ. Нужная критикам, но к Гоголю отношения не имеющая. На свое счастье он умер во времена свирепой цензуры, когда ему боялись прямо лепить на спину бубнового туза — «обличитель самодержавия», а только деликатно на это намекали. А вот узнавши, ЧТО с ним сотворили буквально через 10-15 лет после смерти, Н.В. бы точно второй раз в гроб лег (а может и в гробу перевернулся — и по этой причине он лежал, как говорят, лицом вниз?).

По своим многократно заявленным взглядам, Н.В. был  не «консерватором», а КРАЙНИМ реакционером. Можно сказать, что это ЕГО мертвые души, выпорхнули как моль из «ЕГО шинели» — и «Царский каретник Михеев» (Победоносцев), и «Пробка Степан — плотник реакции» (К.Леонтьев), и «Милушкин — кирпичник Империи» (Катков), и «ЕлизаветЪ Воробей» (по хорошо известным причинам это, понятно, кн. Мещерский), и вся остальная бригада казенных идеологов конца XIX века.

«Но, помилуйте, что за чушь!» — естественно, скажет любой читатель. Идейные взгляды Гоголя — ну да, было… НО! Зачем же ПОДМЕНЯТЬ ПОНЯТИЯ, ведь не политик перед нами, не философ, не идеолог (хоть подчас таким себя и воображал, увы…). Так вот, автор «Повести о капитане Копейкине» — гениальный, можете вообразить, эдакий художник,и притом ОБЛИЧИТЕЛЬ, подобного которому, так сказать, нет в Мире! Уродства, можете себе представить, николаевской-то России он и прижигал, понимаете ли — взятки этакие… нестерпимости русской такой жизни… обиды всякие… Ну… можете представить себе: разночинец, борец за этакую Правду… В лице, так сказать… ну, сообразно со званием Великого Русского Писателя, понимаете… с чином правдоискателя… такое и выражение непримиримости ко Злу, понимаете…

Не-а.

НЕ ПОНИМАЮ. Действительно, забудем про довольно занудного идеологического резонера Гоголя и обратимся к великому поэту «Мертвых душ».
 
Да и не одна эта поэма. Достаточно прочесть — без очков — «Ревизор», «Игроков» и даже самую «Шинель» чтобы увидеть — Гоголь сроду не был САТИРИКОМ. А был он ЮМОРИСТОМ.

Сатирик — тот, кто праведно НЕНАВИДИТ окружающий Мир, с его уродствами, бичует его, «глаголом жжет сердца людей». Салтыков-Щедрин или, прости Господи, Шендерович (ну, других не завезли, такие нынче времена) этот Мир отрицает, уж там презирает, или боится, или еще что, но так или иначе, рисует его черной желчью. Какие бы элементы сюжета не собирал — получается «Калашников» направленный на невыносимую реальность.

Сатирик-прокурор ОЖЕСТОЧАЕТ ЧИТАТЕЛЯ ПРОТИВ Мира.

Юморист — тот, кто ЛЮБИТ окружающий Мир, со всеми его смешными уродствами и утешает сердца людей. Из элементов сюжета собирается веселая, нарядная бричка, скачущая по ухабам реальности.

Юморист-адвокат ПРИМИРЯЕТ ЧИТАТЕЛЯ с Миром.

Герои Гоголя — не АНТИгерои. Это ЕГО герои. ЧУДАКИ. Чудики, как говорил Шукшин (куда менее добродушный, кстати, ну, а таланты я даже не сравниваю…). А сюжеты —  анекдоты провинциальные (от «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» до «Ревизора» и «Мертвых душ») или столичные («Нос», «Женитьба»).

Очень у Гоголя уж вкусные герои — как говорится, так бы и съел. Ноздрев. Коробочка («Что за прелесть эта Настасья»). Иван Иванович. Иван Никифорович. Хлестаков. Городничий. Кочкарев. Добчинский-Бобчинский… Чичиков! («Какой же русский не любит быстрой езды» — это, кстати, про него). И Гоголь их любит и ласкает взглядом и словом, как Чичиков списки своих мужичков, с их особенным характером… 

Позвольте-позвольте! — опять же скажет читатель. Что вы все бобчинского, да коробочку… А вот Плюшкина — не угодно ли-с?! Тоже «съел бы»?! Вместе с его знаменитым сухарем? Поперхнуться не боитесь?

Нет. Не боюсь.

В статье мало места, чтоб приводить длинные куски — а иначе Гоголя цитировать бесполезно. Но все же… Плюшкин, «это странное явление, этот съежившийся старичишка», про которого Чичиков говорит, что «с удовольствием заплатил бы, потому что вижу — почтенный, добрый старик терпит по причине собственного добродушия.

- А ей-богу так! ей-богу правда! — сказал Плюшкин, свесив голову вниз и сокрушительно покачав ее. — Все от добродушия».

Ну, вот видите — вы уже невольно и улыбнулись…

Где ж тут «святая ненависть Писателя к уродствам жизни» или там «николаевской эпохи»? Нет ее — «все от добродушия»…

Часто говорят, что у Гоголя не получались положительные герои. Верно. В злосчастном II томе «Мертвых душ» он попытался описать героев приятных во всех отношениях — и вышли такие огородные пугала, что ворона в страхе улетит… Вроде памятника Н.В. Гоголю в начале одноименного бульвара.

Но еще меньше он мог написать «отрицательных героев» — так ни одного и нет (разве что Вий). Что там взятки-прятки…

Прямое ГРУППОВОЕ УБИЙСТВО (забивание насмерть!) и его сокрытие за взятки Гоголь описывает как пресмешной анекдотец (рассказ про убийство сольвычегодскими купцами устьсысольских).

Причем дело не в конформизме! Как раз верноподданный и идеолог (да еще воображавший себя прямо-таки Пророком!) Гоголь РВАЛСЯ ОБЛИЧАТЬ. Разумеется, он не поднимал мысль и слово против самодержавия или крепостного права — нашего «Священно-особого пути». Нет, конечно… Но «есть еще у нас отдельные недостатки». И Гоголь, как может, старается обличать взятки, скажем. В конце II тома «Мертвых душ» он доходит прямо до пафосного ультразвука — «Дело в том, что пришло нам спасать землю нашу, что гибнет уже земля наша не от нашествия двадцати иноплеменных языков, а от нас самих… Как русский, как связанный с вами единокровным родством… Я обращаюсь к тем из вас, кто имеет понятье какое-нибудь о том, что такое благородство мыслей…». И т.д. и т.п. Немудрено, что Гоголь сжег этот речитатив Проханова — лишь несколько нот уцелело.

Но сколько ни старался Н.В. лупить в барабан пафоса ПРОТИВ недостатков, а РЕАЛЬНЫЙ-то его пафос — ПРОТИВОПОЛОЖНЫЙ.

Такое уж перо — «отрицательные» не выписываются, «положительные» — не выписываются. «Реальные»? Тоже нет. Они не «реальные». Они СВЕРХРЕАЛЬНЫЕ — сюрреализм.

В том же злосчастном «недосожженном» II томе, Чичиков рассказывает анекдот про чиновников, которые в пьяном непотребном виде ввалились к чистенькому молоденькому немцу, управителю имения, к тому же во время его медового месяца. При виде этой толпы «управитель так и оторопел, говорит: "Что вам угодно?" — "А, — говорят, — так вот ты как !"… Взяли, связали да в город. Да полтора года и просидел немец в тюрьме». Ну, в конце концов «случились добрые люди, которые посоветовали пойти на мировую. Отделался он двумя тысячами да угостительным обедом. И вот на обеде, когда все уже развеселились и он также, вот они и говорят ему: "Не стыдно ли тебе (!!!! – Л.Р.) так поступать с нами? Ты все бы хотел нас видеть прибранными да выбритыми, да во фраках. Нет, ты полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит"» (курсив Гоголя).

Гоголь не был бы собой, если бы потом еще не поморализировал по этому поводу. «Что значит, однако же, что и в паденье своем гибнущий грязный человек требует любви к себе? Животный ли инстинкт это? Или слабый крик души, заглушенной тяжелым гнетом подлых страстей, еще вопиющий: "Брат, спаси!"». Понятна перекличка с Мармеладовым (надо же, чтоб каждому было куда пойти…).

Итак, симпатия и сочувствие Гоголя явно на стороне… кающихся грешников? Отнюдь! По его же рассказу они И НЕ ДУМАЮТ КАЯТЬСЯ! Напротив, УПРЕКАЮТ других. Но Гоголь смотрит на них без малейшего гнева, а с пониманием.

В другом месте по тому же поводу Гоголь выражается менее сакрально: «Все требуют к себе любви, сударыня, — сказал Чичиков. — Что ж делать? И скотинка любит, чтобы ее погладили. Сквозь хлев просунет для этого морду: на, погладь.

Генерал рассмеялся.

- Именно просунет морду: погладь, погладь его. Ха, ха, ха! Любят, любят, точно любят поощрение все… Погладь, погладь его! А ведь без поощрения так и красть не станет. Ха, ха, ха».

Точно. И Гоголь — ДАЕТ ЭТО ПООЩРЕНИЕ!

Державин «Истину Царям с улыбкой говорил».

Гоголь делал вещь куда более трудную. Говорил с улыбкой Истин — Обществу, Народу.

Он показывал ВСЕ (да еще в сгущенном, карикатурном виде) и УЛЫБАЛСЯ.

«Что ж вы полагаете, Антон Антонович, грешками? Грешки грешкам рознь. Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками».

Общий ПОНИМАЮЩИЙ, СОЧУВСТВЕННЫЙ смех…

Гоголь-идеолог, Пророк, Резонер рвался Обличать.

Гоголь-поэт СМЕЯЛСЯ. Смех не ожесточал, а ПРИМИРЯЛ.

И тут Гоголь ухватил, выразил, «отлил в граните», одну из главных, важнейших национальных черт.

УМИЛЕНИЕ СВОИМИ ПОРОКАМИ! У каждого свои борзые щенки… И Гоголь их опишет — так опишет! «Бочковатость ребер уму непостижимая, лапа вся в комке, земли не зацепит!».

А ведь это одна из центральных тем и народного юмора, и эпоса, и этики, и искусства.

Я уж не говорю про ЛЮБОВНОЕ отношение к пьянству, лучше всего выраженное в самой народной из всех комедий «Иронии судьбы». Но даже и взятки, и все мыслимые–немыслимые нарушения мыслимых и немыслимых законов разбиваются добродушным, ПРИМИРЕННЫМ смехом.

Мы любим, каждый сам себя и все друг друга, ЧЕРНЕНЬКИМИ. И по этой причине не хотим быть и не будем скучно-беленькими… Мы не немцы-зануды… Над ними мы тоже смеемся. Но больше всего мы смеемся над собою. 200 лет подряд. Добродушно, любовно и ХВАСТЛИВО…

                                                  Леонид РАДЗИХОВСКИЙ

P.S. Гоголь бесконечен.

Он пишет о трагедии Конца. Самая грустная и безнадежная повесть в русской литературе — «Старосветские помещики». Он задолго до Кафки показал трагедию Абсурда существования («Шинель»). И мир мнимых величин, кажимостей (от «Невского проспекта» до «Игроков»). И т.д. и т.п.

Но моя тема более простая. Гоголь и социальная жизнь России.

Публицист Леонид Радзиховский специально для «Актуальных комментариев»
15 Февраля 2017 Новости  Россияне полюбили Сталина Жители России все лучше относятся к Иосифу Сталину, Леониду Брежневу и Владимиру Путину. Они были названы любимыми историческими правителями. При этом топ-3 нелюбимых исторических лидеров россиян заняли Михаил Горбачев, Борис Ельцин, Никита Хрущев. 13 Февраля 2017 Новости  Говорухин против мракобесов Члены комитета Думы по культуре обеспокоены угрозами, поступающими в адрес фильма «Матильда», и намерены продолжать законотворческую работу по защите прав граждан РФ на свободу творчества и защиту произведений искусства от вандализма. 8 Февраля 2017 Новости  Учитель пожаловался Чайке на Поклонскую Алексей Учитель обратился к генпрокурору России Юрию Чайке с заявлением, в котором попросил оградить коллектив его фильма «Матильда» от клеветы со стороны депутата Госдумы Натальи Поклонской, а также от угроз со стороны экстремистов.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".