Статья
8 Июня 2012 21:30

«Черный» список Интернета

«Черный» список Интернета
Фото: Shutterstock

<p>Депутаты от всех четырех фракций Госдумы внесли в палату законопроект, предусматривающий создание единого реестра интернет-страниц и сайтов, содержащих запрещенную к распространению информацию. Соответствующие материалы размещены в электронной базе данных Госдумы.</p>
<p>Законопроект внесен депутатами Еленой Мизулиной (фракция "Справедливая Россия"), Сергеем Железняком («Единая Россия»), Сергеем Решульским (КПРФ) Ярославом Ниловым (ЛДПР).</p>
<p>Документ предусматривает внесение поправок в законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и «О связи», сообщает «Интерфакс».</p>
<p>«Предлагается создание единой автоматизированной информационной системы "Единый реестр доменных имен и (или) универсальных указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов сайтов в сети Интернет, содержащих информацию, запрещенную к распространению на территории РФ", в который будут включаться сайты в Интернете, страницы сайтов, на которых распространяется запрещенная информация», - говорится в пояснительной записке к законопроекту.</p>
<p>В частности, речь идет о ресурсах с порнографическими изображениями несовершеннолетних, а также с информацией, пропагандирующей наркотики и психотропные вещества, развращение и понуждение детей к действиям сексуального характера, их сексуальную эксплуатацию, побуждающей детей к самоубийству и т.п.</p>
<p>Интернет-ресурсы, на которых размещается запрещенная информация, за исключением материалов, в отношении которых действует ускоренный порядок, включаются в реестр по решению суда.</p>
<p>«Решение о включении доменных имен и (или) универсальных указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов в сети Интернет в Реестр может быть обжаловано в суд владельцами сайтов, хостинг-провайдерами, операторами связи в течение трех месяцев с даты вынесения решения», - говорится в записке.<br />
При этом на владельцев сайтов возлагается обязанность в течение суток с момента получения уведомления от хостинг-провайдера о включении сайта в реестр прекратить размещение на сайте запрещенной информации.</p>
<p>В противном случае хостинг-провайдер обязан заблокировать доступ к сайту в Интернете. Если хостинг-провайдер этого не сделает, оператор реестра включает в него сетевой адрес сайта, на котором размещается запрещенная информация.</p>
<p>«Оператор связи обязан ограничить доступ к запрещенной информации, распространяемой посредством сети Интернет, не позднее суток с момента включения сетевого адреса в реестр», - говорится в пояснительной записке.</p>
<p>За неисполнение этих требований предусматривается административная ответственность владельцев сайтов и хостинг-провайдеров.</p>
<p>Уполномоченный правительства РФ на создание реестра федеральный орган может наделить полномочиями по ведению реестра некоммерческую организацию, зарегистрированную на территории России. Это позволит привлечь к деятельности по ведению реестра заинтересованных участников рынка, повысить степень доверия к механизмам блокирования интернет-страниц с запрещенной информацией, считают авторы законопроекта.</p>
<p>«Во многих странах мира, например, в Великобритании, Канаде, США, Австралии и других, подобные реестры ведут некоммерческие организации, что повышает степень доверия участников рынка, исключает коррупционные проявления при формировании и ведении Реестра», - говорится в записке.</p>
<p>Законопроект также создает правовую основу для использования информации из «черных» списков (Реестров), которые ведут зарубежные органы и организации. Например, IWF (Великобритания), INHOPE (Международная сеть горячих линий по приему сообщений о распространении детской порнографии), NCMEC (США).</p>
<p>Порядок ведения реестра, а также информирования владельцев сайтов, хостинг-провайдеров, операторов связи, о включении в реестр доменных имен или универсальных указателей страниц сайтов в Интернете и сетевых адресов сайтов или исключении из него определяется правительством РФ.</p>
Комментарии экспертов
<p>Проблема действительно весьма сложная, и здесь придется авторам такого законопроекта, что называется, идти между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, не ограничить деятельность средств массовой информации, с другой стороны, поставить заслон на пути на распространение детской порнографии и на различного рода материалы, которые действительно вредят здоровью ребенка.</p>
<p>Если сейчас появляется закон относительно того, что взрослые не могут заказывать спиртное в присутствии детей ( по крайней мере, такая идея обсуждалась в Госдуме), то все, что касается различного рода материалов, связанных с сексуальными извращениями и детской порнографии, такие ограничения нужны. Причем, сделать это нужно на централизованной основе и, что называется, максимально прозрачно объяснять, почему такие ограничения введены.</p>
<p>Другое дело, что либералы тут же начали кампанию, осуждающую власть якобы за нарушение свободы слова. Но свобода слова и всякого рода нецензурщина в Интернете – это большая разница. Здесь не идет речь явно о политической цензуре. Идет речь о цензуре здоровой, морально-этической. Здесь я скорее склонен поддержать авторов законопроекта. Но опять же подчеркиваю, что требуется разработка прозрачных критериев. Если авторы законопроекта захотят этой темой заниматься, то им придется, конечно, преодолевать некие морально-этические, юридические, политические тонкости.</p>
<p>Всегда очень важно помнить историю, откуда что берется. Например, если мы говорим про цензуру, то можно вспомнить историю про ее происхождение. А именно, что существовал список запрещенных книг, он назывался  Index Librorum Prohibitorum, который публиковался католической церковью. И первая его версия была подписана в 1559 году Павлом IV.</p>
<p>Это оказало на книгопечатание следующее влияние: хотя в католических странах действительно некоторые книги изымались из открытой продажи, но в основном, цены на те книжки, которые указывались в списке запрещенных, как правило, поднимались, и продажи их тоже росли.</p>
<p>И именно поэтому борьба со всяким общественным злом и его запретом, когда это делается громко, часто способствует тому, чтобы это зло становилось больше и закреплялось.</p>
<p>Например, есть такая Лига безопасного интернета, которая в России занимается маркетингом детской порнографии. Они всем в стране рассказывают, что есть такая вещь, которая называется детская порнография, и если вы об этом не слышали, вы обязаны теперь об этом будете знать. И по мере того, как они объясняют, как с ней бороться, естественно, с помощью цензуры, все больше и больше людей узнают, что такая вещь вообще в принципе существует и, соответственно, получают необходимую информацию, чтобы тоже посмотреть.</p>
<p>Теперь что касается запрещенных сайтов и сайтов с такой информацией и так далее. В принципе, все есть в российском законодательстве. Что на самом деле можно предпринять? Дело в том, что, зная, как устроен интернет, в принципе невозможно рассчитывать на то, что удастся из интернета убрать всю информацию, которая вредна для детей. Это значит, что, конечно, должны быть какие-то нормы и правила, но в действительности, в современной информационной системе нет возможности защитить ребенка, иначе как с помощью воспитания.</p>
<p>То есть вы не можете убрать всю лишнюю, мешающую информацию, всю порнографию, все глупости, все рецепты взрывчатки – это невозможно. Вы можете только сделать так, чтобы ребенок к тому возрасту, как он начинает активно пользоваться интернетом, уже знал, что ему нужно, что такое хорошо и что такое плохо. И в этом смысле попытки создания такой абсолютно стерильной атмосферы могут быть тоже контрпродуктивны. Потому что к тому моменту, когда у ребенка появляется свобода, эти вещи окажутся еще более привлекательными.</p>
<p>И, наконец, последнее: к сожалению, есть опасность, что подобный закон может быть использован для провокаций. Такие издания, как «Частный корреспондент», тот же «ЖЖ», могут пострадать от того, что кто-то там разместит неугодную информацию.</p>
<p>Это такой, на самом деле, удобный метод бороться, в конечном счете, с инакомыслием или с протестными какими-то публикациями. Хотя я не думаю, что этот метод удастся широко использовать. Тем не менее, я считаю, что то, что такой законопроект внесен всеми четырьмя фракциями говорит о том, как утроена политическая система, и какой менталитет сейчас превалирует среди законодателей в нашей стране.</p>
<p>Для того поколения, которое сейчас находится во власти, к сожалению, очень трудно просто объяснить какие-то другие подходы к информации. У них еще советское отношение к информации как к такому ресурсу, который необходимо очень строго дозировать, регулировать.</p>
<p>Создание «черного списка» ресурсов в интернете - очень сложный вопрос. С одной стороны, если речь идет о защите прав детей, то во всем мире действует единственный вид запрета на детскую порнографию и информацию, которая представляет угрозу детям. Но способы решения этого вопроса могут быть разными.</p>
<p>В России возникает вопрос о том, как эти юридические нормы будут применяться на практике, и кто же в результате окажется теми распространителями той информации, которая, по мнению нашего законодательства, представляет угрозу для молодого поколения.</p>
<p>И здесь действительно может оказаться так, что, если этот список будет формироваться какими-то региональными чиновниками и местными судами, как это происходит сейчас со списком экстремисткой литературы, в списке могут оказаться абсолютно любые сайты. Могут попасть в такой список сайты и неугодные властям и просто ресурсы, если допустим, местная прокуратура захочет отчитаться о проделанной работе.</p>
<p>Так что, с одной стороны вроде бы принятие такого закона обоснованно. С другой стороны, всегда встает вопрос о применении этих разумных мер.</p>
<p>Есть и третий момент: неясно, насколько эта мера может быть эффективной в условиях современного интернета. То есть, если мы, допустим, внесем в заведомо определенный список определенные сайты и обяжем всех российских провайдеров их заблокировать, то никто не помешает скопировать информацию на другие сайты. Это делается мгновенно практически, и, соответственно, этот список должен быть постоянно чуть ли не в режиме реального времени отслеживать эти изменения.</p>
<p>Я уже не говорю о том, что всегда есть стандартный аргумент, что если человек хочет найти какую-то информацию в интернете и она там есть, то он найдет способ это сделать. Это правило касается и детей. Есть специальные программы, которые все эти национальные средства блокировки информации в сети обходят, как это сейчас происходит в Китае.</p>
<p>Напомню, что Китай потратил больше миллиарда долларов на создание своей системы интернет-цензуры, но при этом люди, которые действительно хотят получать определенную информацию, ее находят, хотя это там является уголовным наказуемым преступлением.</p>
<p>Может быть, если мы хотим детей защищать, то, наверное, надо придумывать какие-то этические правила того, как объяснить детям правила пользования интернетом. Была идея о том, что детский интернет должен существовать в отдельной доменной зоне, куда пользователи младшего определенного возраста имеют свободный доступ, и сайты в этой зоне гарантированно свободны от той информации, которую передавать детям было бы нецелесообразно. Возможно, это более разумный сценарий, который не требует дополнительных мер регулирования взрослого интернета со всеми политическими трудностями. Но и этот вариант оставляет детей в такой безопасной песочнице. И сразу возникает соображения, что не ясно, какими методами детей можно оттащить от взрослого интернета. Невозможно взять и заблокировать все компьютеры и телефоны.</p>
<p>И последний момент. Есть мнение, что угроза, исходящая от некоей вредной информации в отношении детей в интернете - сильно преувеличена. И еще у многих возникают подозрения, что в итоге эти меры будут использоваться не для защиты детей, а для борьбы со взрослыми.</p>
<p>Куда более разумным является использование ограничений для доступа детям в интернет, чем создание «черного списка» подозрительных сайтов. Ввести ограничения в интернете сейчас вообще очень сложно, даже если это касается детей. Даже малые дети сейчас, кажется, ориентируются в компьютерной технике, в интернет-пространстве гораздо лучше, чем их родители. То есть, определенная логика в создании «черного списка» конечно же, в этом есть, но это вызовет очень много шума в обществе. И странно, что такой инициативой выступили четыре фракции Госдумы.</p>
<p>Вне зависимости от того, являются ли предложенные меры шагом контроля, общество будет воспринимать это как желание цензурировать интернет. Другой вопрос, что многие скажут, что нам стесняться нечего и пускай контролируют, но то, что будут недовольные – точно. И то, что это будет поднято на знамена многочисленных освободителей, я это тоже гарантирую со своей стороны. Не совсем вовремя эта инициатива прозвучала. Мало нам было закона о митингах,  так тут еще какие-то меры по контролю в интернете. Пусть это даже касается защиты нравственности детей. Такие вещи подряд лучше не делать, иначе это выглядит как закручивание гаек. Об этом шла речь вроде как в шутку, но мы знаем, что в каждой шутке есть доля истины.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".