Статья
7 Октября 2009 0:01

Чертово колесо

<p>Бытописательный срез поздней советской действительности в отдельно взятой республике или ещё немного о том, почему погиб СССР и о человеческой эволюции.</p>
Комментарии экспертов
<p>Михаил Гиголашвили написал роман. А давать комментарии на подобные тексты — это не моё дело, я не литературный критик. Поэтому, я предлагаю рассматривать книгу не как художественное произведение, а как определённый симптом.<wbr /><span class="sowc"> </span><span class="howc">Я </span>хотел бы рассматривать этот роман с точки зрения бытописательной и исторической, даже если этот подход не вполне корректен.</p>

<p>Начну со следующего замечания. Недавно я взял одного из самых депрессивных русских писателей XIX века Салтыкова-Щедрина. Стал читать его «Невинные рассказы». И вдруг понял, что они заражают меня чудовищным оптимизмом. Причем после каждой прочтенной страницы, которая по мнению автора должна была быть все более мрачной и безысходной, оптимизма все прибавлялось и прибавлялось. Объяснение этому феномену очень простое. Книга написана полтора века назад, сразу после отмены крепостного права. Смысл рассказов сводится к тому, что русский мужик — мерзавец и лентяй, и что русскую землю оттого топчут разные немцы. Так что скоро под Москвой не будет ни одного мужика работать, а всё будет принадлежать этим самым немцам. Понятно, что если мы заменим здесь некоторые существительные, то получим точную картину современной правой мысли. В общем, у Щедрина говорится, что русский человек спивается, нигде не работает, а занимается только пьянством и воровством. Так откуда же мой оптимизм? Дело в том, что читая Щедрина, я держал в уме то, что случилось в течение этих<wbr /><span class="sowc"> </span><span class="howc">150 </span>лет, разделяющих нас сегодняшних и классика. Мы сделали Октябрьскую революцию, перевернув историю человечества. Мы выиграли великую войну. Полетели в космос. И поэтому, когда сейчас нам говорят, что мы погрязли в пьянстве и лени, я надеюсь, что потенциал русского человека такой же как и 150 лет назад.</p>

<p>Поэтому констатация ужаса, разложения, финала еще не означает, что финал уже наступил в реальности. Именно под этим углом я рассматриваю текст «Чертова колеса». Основные события романа происходят в Тбилиси, Грузии, в 1987 или<wbr /><span class="sowc"> </span><span class="howc">1988 </span>году. Герои романа — это государственные чиновники, менты, богема, наркоманы. Основная линия связана с последними, и все события так или иначе вращаются вокруг наркотиков. Гиголашвили рассказал очень жесткую историю об этом быте, нравах, стиле. Через эту призму автор демонстрирует картину позднесоветского общества.</p>

<p>Самый очевидный вывод из этой книги заключается в том, что наркотики — это зло и безысходность. Но помимо это, читая книгу понимаешь, что СССР пал не из-за какой-то системной ошибки, заложенной в трудах Маркса, Ленина или Сталина. Причина заключалась в тотальном отходе общества от принципов и идеалов советского. Книга демонстрирует, что коррупция, к примеру, вовсе не заложена в советском обществе, что она появляется вовсе не потому, что советское общество таково по своей природе. Человек — слаб. Ему трудно постоянно модернизироваться, быть готовым к мобилизации. И когда появляется возможность жить по «другой системе», возможность коррупции, элита эту возможность использует. Переход от социализма к капитализму осуществляет не народы а элиты, не так уж и бедствующие при «старом режиме».Важно в данном случае не то, что Гиголашвили пишет о Грузии, признанной столицы коррупции в СССР. Подобная картина наблюдалась в те годы повсеместно. Принципиально то, что здесь мы сталкиваемся с несоветским. Все эти персонажи — наркоманы или менты, которые берут взятки, не советские люди. Культурный, идеологический уровень, который требовался для того, чтобы быть советским человеком, был настолько высок, что многие спешили отказаться от этой ноши при первой возможности.</p>

<p>Да, легче смотреть Петросяна, чем слушать «Хованщину». Это естественно. И у Петросяна всегда будет более «высокий рейтинг» (хотя я считаю, что «Хованщину» нужно принуждать слушать еще в детском возрасте, а не отдавать мозг ребенка на попечение телевизора с Петросяном). Проблема заключается в том, что в последние брежневские годы возникла возможность играть на понижение в сфере человеческих аффектов. Советский союз победили джинсы, это теперь очевидно. А вовсе не заговор каких-то личностей.</p>

<p>Впрочем, это не означает, что такова человеческая природа. Она тоже меняется. Тысячи лет назад люди кушали друг друга. Потом они от этого смогли отказаться. Изменилась ли человеческая природа? Безусловно, изменилась. Прогресс является естественным состоянием: если раньше еретиков колесовали, а потом стали сажать в тюрьмы, — это тоже было прогрессивным явлением. Но увы, человек способен возвращаться к своим биологическим корням. И возможность такого возвращения зависит от культуры и общества, в которых живут люди. Когда человек оказывается в ситуации, в которой он может не прогрессировать, начинается деградация. Последние дни Советского Союза — это история человеческой деградации. Это история возможности подобной деградации, когда идеократия подменяется идеей комфортности.</p>

<p>Читая книгу Гиголашвили, я еще раз убедился, что Советский Союз рухнул в силу того, как элита относилась к своему государству. Элита была уже вполне буржуазна, вполне готова к капиталистическим отношениям и совершенно не хотела жить по советским законам. И это расслоение было везде, не только в Грузии. В поздние годы советской власти элиты буквально отказалась заниматься проектом советского и стали строить государственный капитализм «для своих», который неизбежно привел к краху всей системы. В романе есть постоянный рефрен: наркоманы, сидящие в ломке, ругают советскую власть. «Вот, везде дефицит, даже наркотики купить нельзя». Это высказанное ими «везде дефицит» — прямой аналог стандартной жалобы о том, что кто-то не мог купить колбасы.</p>

<p>А в «капитализме для своих», как и в любом капитализме нет место чужим. Вы, кстати, чьих будете? Наличие колбасы есть критерий свободы и счастья?</p>

<p>Книга Гиголашвили, рассказывает нам о «казусах» свободы, показывает нам то, о чем все время говорят либералы. Она рассказывает нам о «казусах» свободы. И о внутренне «свободных» людях. Которые были поставлены в советское время в невыносимые экономические, политические, идеологические и медицинские (в данном случае) условия. Нам ведь все время говорят, что капитализм лучше, чем социализм, потому что даёт личною ответственность, личною свободу. Если вдуматься, тогдашняя жизнь героев книги очень мало отличается от нашей сегодняшней жизни. Проводником, который делал их антисоветчиками, как бы свободными, как бы вписанными в капитализм, — были не запрещенный книги, а наркотик. А для кого-то это был не наркотик, а подпольное производство сумок с Боярским, к примеру.<wbr /><span class="sowc"> </span><span class="howc">Я </span>вовсе не говорю, что не было людей идейно не согласных с режимом, не было борцов. Они были, но были и другие. Кто победил?</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".