Статья
25 Марта 2016 10:01

Демократия – с земли, тирания – с Криптона

Зак Снайдер долгое время считался и, возможно, считается до сих пор вторым «автором» после Кристофера Нолана, который делает сложное кино с большими бюджетами. «Возможно» – потому что многие зрители разочаровались в нем после его не самых удачных режиссерских опытов – «Запрещенный прием» и «Человек из стали». Последний многим показался слишком скучным. И в самом деле, намеренно сделать кино про супергероя тяжелым для просмотра – большой риск.

Но правда в том, что Снайдер не боится рисковать. И идет дальше в своих экспериментах в новом фильме «Бэтмен против Супермена: на заре справедливости». Намеренно избегая легкости и юмора, так раздражающего во вселенной «Мстителей», режиссер затрагивает неудобные вопросы политической философии.

Но настолько ли кино про супергероев политическое? Ведь если кому-то нужно снять фильм с ясным политическим высказыванием, то, как правило, именно такое кино и снимают. Например, в «Падении Лондона» отчетливо читается агрессивный внешнеполитический настрой Соединенных Штатов. Но «Бэтмен против Супермена» – не строго политический фильм в том смысле, что в нем затронуты не конкретные политические вопросы, но выявляются общие проблемы политической теории. Однако за всеми перипетиями сюжета эти проблемы, конечно, могут затеряться. И сложно говорить, насколько авторы картины действительно хотели сказать то, что в итоге можно вывести из этого фильма. Грубо говоря, зрителю приходится делать импликации из «политической линии» сюжета.

Итак, что видит зритель? Прежде всего, своеобразное отступление государства. Оно уходит в тень не только в случае волюнтаристского вмешательства супергероев в деятельность органов власти (кто в самом деле должен обеспечивать защиту населения?), но и в случае действия корпораций. Тема не нова: в недавнем римейке «Робокопа» глава большой компании вступает в конфликт с одним из сенаторов из-за того, что желает обеспечить в Соединенных Штатах работу роботов-полицейских, что, надо думать, угрожает государству. В картине Зака Снайдера Лекс Лютер, руководитель корпорации «Lex Corp», испрашивает опять же у сенатора разрешение на то, чтобы ввести в США элемент, с помощью которого можно уничтожить Супермена – но лишь для сдерживания супергероя.

Лютер подчеркивает, что речь идет не столько о национальной безопасности, сколько о межпланетной. Сенатор против этой интенции, потому что понимает, что инструмент защиты – это еще и оружие.

Главный вопрос в том, что движет Лексом Лютером. Из сюжета мы узнаем, что он – сын эмигранта из Германии, который в свою очередь застал «тиранический режим» и каждые выходные выходил на площадь с цветами, чтобы приветствовать тирана. Лютер замечает, что хочет получить оружие, способное уничтожить Супермена, чтобы дети его собеседников не повторили судьбу его отца. Грубо говоря, Лютер опасается, что Супермен никем не контролируется и вполне может стать тираном. Но мы узнаем о Лексе еще две вещи. Во-первых, отец бил его (но все же оставил хорошее наследство), из-за чего Лекс вырос не вполне адаптированным к жизни человеком: очевидно, он социопат. Во-вторых, он мечтает о силе. То есть в прямом смысле этого слова хочет обладать могуществом.

Конечно, мы можем объяснить его нелюбовь к Супермену завистью. Кажется, Супермен – единственное, что может помешать Лютеру обладать могуществом. Однако так ли это на самом деле? Насколько Лютер не прав, если вообще не прав в своих интенциях? Разумеется, он действует недобродетельно, разными способами «подставляя» Супермена. Он не только нанимает «частную охрану» (читай: бандитов), во главе которой, между прочим, находится русский «злодей» Анатолий Князев с очень симпатичным двуглавым орлом, вытатуированным у него на горле. Лютер также похищает и девушку, и приемную мать Супермена, чтобы стравить двух супергероев. Но это все – его средства. Насколько оправдана цель Лютера?

В чем она состоит? Миллиардер и филантроп хочет сдержать и, возможно, уничтожить богоподобное существо, прилетевшее на землю с планеты Криптон. В этом намерения Лекса и Брюса Уэйна/Бэтмена совпадают. Бэтмен уже какое-то время не может терпеть «беспредел», который творит Супермен. Действительно, побочными эффектами благих дел супергероя с Криптона оказываются колоссальные разрушения, а вместе с ними смерти и травмы многих людей. Что, кажется, не так уж и сильно беспокоит самого Супермена. Но главное – Бэтмену было явлено постапокалиптическое будущее, в котором он узрел, что Супермен в самом деле стал тираном и создал целую армию.

Грубо говоря, страхи Лютера оправданы. Другое дело, что он сам желает быть тираном. И здесь следует вернуться к теме слабости государства. Лютер не просто хочет стать тираном, то есть он не просто желает упразднить демократию и заложить тиранию. Как символ и глава корпорации фактически он уничтожит имеющуюся политическую организацию общества – государство. А то, что ему близка тирания, очевидно. В пользу этого свидетельствует его «охрана», состоящая из иноземных наемников – неотъемлемый и важнейший признак тирании, какой она была известна еще Платону, Ксенофонту и Аристотелю. То есть стремление сдерживать Супермена – это тоже средство на пути к той цели, к которой идет Лютер.

Так что политическая угроза, которую воплощает Супермен – это пока что всего лишь угроза демократии, но не государству как таковому. Собственно, недовольство граждан тем, что парень в красном хитоне летает по Метрополису и делает все, что ему вздумается – это демократическое возражение против недемократических действий. Правда, в конце концов мы видим, что современные модели демократии не работают. Когда Супермен соглашается на «демократический диалог» и приходит объясниться с народом и представителями власти, Лютер устраивает взрыв здания. Но Супермен все-таки пока еще действует в рамках.

Хотя здесь возникает иная проблема. У криптонианцев с демократией проблемы. Вспомним, как в первой серии франшизы («Человек из стали») биологический отец Супермена ворвался в зал заседания Совета, управляющего целой планетой, обвинил держателей власти в том, что те принимали неправильные решения, и потребовал у них диктаторских полномочий. Сразу за ним ворвался генерал Зод и куда более бесцеремонно объявил о том, что главным теперь будет он. Но если кто-то подумает, что Совет имеет какое-то отношение к демократии, то это не так. Не вполне ясно, что там они делают на своем Криптоне, но они уже давно отказались от естественного рождения, определяют, какие расы будут первенствовать, а какие нет, а кроме того, запустили планету до такой степени, что она вот-вот взорвется. Здорово придумали. Я всего-навсего хочу сказать, что у Супермена не лучшая наследственность – демократия у него не в крови. И пока что единственное, что ему мешает подавить всех человеков – это его девушка. Случись что с ней – людям не поздоровится.

Напомню также, что в первой части в юные годы Супермен читал «Государство» Платона и познакомился с азами земной мудрости. Хотя к этой теме в дальнейшем не возвращаются явно, мы должны о ней помнить. И если он читал Платона внимательно, кто знает, какие выводы мог сделать наш герой. Конечно, Платон в «Государстве» осуждает тиранию, но и не восхваляет демократию. Править, с точки зрения Платона, должны «лучшие люди», не оглядываясь на мнение толпы.

Еще раз. Лекс Лютер делает так, чтобы демократия осудила супермена, и у него это даже получается. Однако это не означает, что Супермен не является угрозой демократии. В конце концов, не стоит забывать, что подзаголовок фильма «На заре справедливости». И за человеческую справедливость в фильме сражается Бэтмен. В отличие от других героев картины, Брюс Уэйн верит в людей и не считает их природу безнадежно испорченной. Хотя он тоже в какой-то мере действует вне закона, когда решает бороться за справедливость самостоятельно, все же он знает свое место. Вместе с тем, он вступает в борьбу за справедливость тогда, когда государство не справляется со своими обязанностями.

После того, как решение правительства с ракетой, которой предполагалось уничтожить зло, не сработало, вопрос с угрозой человечеству решают супергерои, в то время как государству остается лишь наблюдать за схваткой. Так что хотя и у Бэтмена есть серьезные проблемы (о них еще приведется случай рассказать), охранять демократию и человеческую справедливость, кажется, кроме него, некому. Государство, корпорации, сверхчеловек с чужой планеты – нет, только наследник американских предпринимателей времен ружей, пара и меха, соль от соли этой горькой земли – вот надежда и опора.

Александр Павлов
 специально для «Актуальных комментариев»
____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".