Статья
22 Июня 2015 15:38

Деолигархизация по-украински

Начну я, пожалуй, с анекдота: «С чего началась моя война с олигархами? Я независим от них. Свою избирательную кампанию я финансировал сам. И до сих пор ни копейки так называемой "помощи" президенту и его администрации не поступило и не поступит. И не потому, что на всякие благотворительные проекты нам не нужны деньги. А потому, что только когда ты независим, ты имеешь свободные руки, чтобы бороться с олигархами». Президент Украины Петр Порошенко

В переводе с украинско-политического на общечеловеческий звучит примерно так: «я сам олигарх №1 в этой стране и других олигархов тут не будет». Собственно, если учесть, что наиболее успешно развивающийся в условиях нынешнего экономического кризиса бизнес – «Рошен», то тут все понятно. 
Правда, Юлия Тимошенко была еще более эффективным борцом с олигархией. Ее преимущество состояло в том, что она не имела экономических интересов в «этой стране».

Зачем Порошенко борется с олигархами?

Сам Петр Алексеевич объясняет необходимость борьбы с олигархами двумя моментами.

Во-первых, она «вместе с дерегуляцией и приватизацией является еще одним элементом нашей антикоррупционной стратегии».

Подозреваю, что приватизация как элемент борьбы с коррупцией является украинским изобретением. 

Но вот олигархи с коррупцией точно связаны. Это точно знает сам Порошенко, о чем, например, недавно написал бывший заместитель главы Днепропетровской областной администрации Геннадий Корбан. Он описал в «Фейсбуке» слезогонную историю, о том, как Порошенко побывал на легендарном Южмаше, послушал о контракте на закупку у него троллейбусов, а спустя некоторое время контракт был передан корпорации «Богдан», к которой Порошенко совершенно случайно не имеет никакого отношения (кстати, действительно не имеет – официально Порошенко вышел из этого неприбыльного бизнеса еще во время прошлого кризиса).

Справедливости ради скажу, что просто крупные бизнесмены, формально олигархами не являющиеся, тоже порождают коррупцию. И не очень крупные тоже. И вообще, если есть какая-то государственная функция и блага, на которые эту функцию можно обменять, то операция обмена обязательно будет осуществлена. Другое дело, что олигархия это как бы узаконенная коррупция.
 
Читайте также: Мало называться политиком…

Во-вторых, он ссылается на политико-философские моменты (ссылаясь почему-то на митрополита Шептицкого, а не на Аристотеля, которого Шептицкий наверняка читал): «любой ученый, который изучает типологию политических режимов, скажет, что так называемая конкурентная олигархия действительно лучше авторитаризма и является переходным этапом к либеральной демократии. Некоторые страны на подобный транзит потратили десятки, а некоторые и сотни лет. Но у нас нет столько времени!

Он, правда, не пояснил, почему, собственно, у нас нет этих лет. Что, собственно, мешает пребывать в этом режиме и дальше?

Кстати, я не готов назвать себя «ученым, который изучает», но я не уверен, что транзит от олигархии к либеральной демократии, в принципе, существует. В обратном направлении – да, всегда. В прямом – к управляемой демократии. США я либеральной страной, если что, не считаю. Собственно, наблюдая за возней двух олигархических семей последние четверть века говорить о демократии как-то затруднительно. А если еще вспомнить, как посредине второго президентского срока Буша-младшего свободные американские СМИ вдруг разом озаботились выяснением, кто же будет следующим президентом – негр или женщина, начнешь сомневаться – демократия ли это вообще…

Как Порошенко борется с олигархами?

1. «Что делает государство? Знаковые наши с вами действия: закон о так называемых 50+1 акциях, закон о рынке газа и решение СНБОУ относительно электроэнергетики и угля. Из непрозрачного газового чада больше не будут загораться звезды рейтинга «Форбс». И угольными дотациями из бюджета мы больше не будем кормить угольно-металлургических баронов». 

Ну что вам сказать?
Если говорить о первом моменте, то опыт «Укртранснефти» наглядно показал, что умные люди страхуются от таких «знаковых действий». Закон приняли, оказалось, что он не работает, потому что есть договор, который предполагает – миноритарный акционер контролирует правление. И Ляшко, который выдвигал законопроект, отлично об этом знал. В противном случае не стал бы ставить под ним подпись.
С момента заключения тимошенковских газовых соглашений (на которые было вылито столько грязи) посредников на рынке газа нет. Потому что цена выросла настолько, что посредником быть стало просто невыгодно. 

Справедливости ради – заключить другое соглашение Тимошенко просто не дали. Но это уже не важно – сейчас заключить те соглашения, каких уже почти добилась Тимошенко, просто невозможно. А, значит, закон о газовом рынке и решение СНБОУ не имеют даже формального смысла. «Невидимая рука рынка»! 

Насчет дотаций из бюджета угольно-металлургических баронов, как оказалось, кормить-таки надо. Иначе не будет ни железа, ни электроэнергии, которые были значительной частью украинского экспорта и, соответственно, – валютных доходов.

2. Президент предлагает принять закон о государственном финансировании политических партий, что лишит олигархов прямого политического влияния.
На самом деле такой закон даст эффект только в фантазиях разработчиков. Почему? Да потому что в тех же США политические партии пользуются аналитикой негосударственных организаций, находящихся на содержании крупного бизнеса. 

3. Просто давит на олигархов. Вот, например, что говорит эксперт Международного центра перспективных исследований Антон Круть в интервью РИАН Украина: «по неофициальной информации, господин Ахметов имел многочасовые разговоры в АП на предмет того, что стоит демонополизировать рынок электроэнергии и продать часть бизнеса. Очевидно, он этим уговорам не внял, и сейчас процесс вышел в публичную плоскость. Что может быть сделано? Это антимонопольное расследование в отношении корпорации ДТЭК». 

4. Наиболее же эффективные действия против олигархов осуществляются в совершенно других направлениях. 

Проводимые правительством «реформы» ведут к развалу украинской экономики. Война на Донбассе блокирует активы того же Ахметова. Противостояние с Россией лишает Украину традиционных внешних рынков. У олигархов просто кончаются деньги…

Что стоит за деолигархизацией?

Тут есть две точки зрения, на самом деле не противоречащие друг другу.
Политтехнолог Андрей Золотарев: «Мне кажется, что реальная цель президента – не уничтожение олигархии, а ее реформа. (…) Президент стремится убрать потенциальных конкурентов в борьбе за власть». Пояснение этому такое: «децентрализация без реформы нынешней неформальной олигархической системы приведет к тому, что экономически сильные регионы, если контроль над ними возьмет тот или иной олигарх, попросту уйдут из-под власти Киева», физически или финансово.

Собственно, то, о чем я писал выше. Пусть в стране будет один олигарх – сам Петр Порошенко. Нет, ну что? Достойная цель…

Только вряд ли ей суждено сбыться. Потому что, как говорит уже упомянутый выше А. Круть: «на этом же процессе деолигархизации настаивают наши западные партнеры, прежде всего США».

А почему, кстати, они настаивают? Да потому, что им, точнее – транснациональным корпорациям, нужны рынки и ресурсы. И совершенно не нужны владельцы этих рынков и ресурсов. 

Читайте также: Лебедь, рак и щука

Именно поэтому приватизация в странах Восточной Европы проводилась таким образом, чтобы никто не получил сколько-нибудь заметную долю государственной собственности. Из соображений справедливости, разумеется. В результате все сколько-нибудь ликвидные производства достались транснациональным компаниям и зачастую ликвидированы (ибо нечего создавать конкуренцию). Причем в той же Венгрии, например, нет ни одного венгерского банка. 
Самое же главное, что в этих странах не было допущено создание класса крупных собственников, которые в принципе были бы заинтересованы в независимости этих стран, проведением ими самостоятельной экономической политики. В результате большинство из них полностью утратило какую-либо политическую субъектность. Пыжится только Польша и то потому, что ее используют для достижения своих целей в ЕС США.

Такая же судьба ожидает и Украину – ликвидация класса крупных собственников и утрата даже видимости независимости. Вторая цель уже достигнута, теперь ее надо упрочнить достижением первой. Причем Порошенко и Коломойского постигнет та же участь, что Ахметова и Фирташа. И избежать ее им не удастся – защитить их, пусть и с чувством омерзения, могла бы Россия, но они сами лишили ее интереса к такой операции.

P.S.: Кстати, о России. 
Там ведь тоже прошла деолигархизация. Но при этом: а) не уничтожалась экономическая база олигархии; б) не уничтожались сами олигархи – они остались, но в виде просто крупного капитала, весьма умеренно влияющего на власть.
Для этого, правда, надо было, чтобы к власти пришел государственник, который подчинил бизнес интересам государства (вместо того, чтобы государство служило интересам бизнеса). Увы, этот путь не для Украины. У нас нет государственников. Только «патриоты».

Василий Стоякин, директор Центра политического маркетинга, специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".