Статья
19 Апреля 2017 9:45

Детские суициды и сетевой контроль

Детские суициды и сетевой контроль
Фото: Pixabay.com

После всплытия на поверхность панических слухов о «группах самоубийц» в стране началась типичная для таких ситуаций экспертная буря: аналитики массово переквалифицировались в экспертов по суицидам. В качестве простого диагноза и легкого рецепта была выдвинула идея – виноваты сети, надо отрезать детей от социальных сетей.

Взрослая среда снимает с себя ответственность и делегирует ее интернету, который наделяется при этом особой субъектностью, способностью порождать монстров. Такой постановке вопроса не хватило по крайней мере одного – чтобы мир взрослых проанализировал сам себя. Или посмотрел на себя глазами ребенка.

Классический «мир взрослых» чудовищно зануден. С его тягомотной работой, опостылевшей семьей, вялыми сексуальными связями, остывшими отношениями с былыми друзьями, полезными знакомствами, подобострастием и покорностью приличиям. Он полностью опреснен, из него слито всё самое острое, что придает жизни вкус. Во всяком случае, если смотреть глазами нормального подростка. Чем он может быть интересен? Да ничем он не может быть интересен, разве что «баблом» и «запретными плодами». 13-15 летний человек, убежденно намеренный респектабельно вписаться в это болото и добиться там карьерного «успеха» – это уже само по себе отклонение от нормы. Какие установки у детей вызывает современный мир взрослых? Вопрос не изучен. Возможно – радикализм в диапазоне от холодного презрения до горячей ненависти.

Это первое, теперь второе. Все интересное в мире происходит по краям мира взрослых, на его «полях» – от задворок школьного двора до кинки-пати («голой вечеринки») в покрытом граффити берлинском клубе. Живые «взрослые» исключения становятся кумирами очередного поколения. Это «свои», агенты юных Вертеров и подростков-Джульетт в унылом взрослом зазеркалье. Это их сообщники в стремлении состроить злому зеркалу рожу, чтоб там все закачались. Жизнь подростков проходит в поиске своей среды, как среди сверстников, так и среди взрослых кумиров. Из найденного материала строится собственный живой мир. Живой – значит задевающий главные струны, завораживающий душу или леденящий ее. Куда приведет начинающего сталкера этот поиск – бог весть. Причем обратите внимание, чем сталкер одаренней интеллектуально и эмоционально – тем непредсказуемей результат.

Наконец, третье. Сеть – это среда обитания. Ничего общего она не имеет с реальностью «виртуальной», «альтернативной» или «дополнительной»; противопоставление офлайна и онлайна в мире детей уже не работает. Это просто реальность, и суть ее проста: расширение круга поиска и аннулирование фактора расстояния (= отсутствия денег). На самом деле, возможность найти близких людей, независимо от того, как далеко они живут и на каком языке говорят – огромное терапевтическое воздействие интернета. Только человек, вытравивший в себе интерес к жизни до полного отупения, может не понимать, что общение спасительно для сердца, впервые переживающего боль существования, тоску непонимания и ужас слишком близко подступившей к глазам смерти. В современном обществе неприятные переживания вытеснены в специальную среду, где обитают роботоподобные «психологи» и прочие внечеловеческие сущности.

Если учесть эти особенности жизненного мира нормального, здорового подростка, предлагаемые сегодня меры будут выглядеть именно тем, чем они и являются – глупостью. Повышать интеллектуальную культуру и вообще приходить в чувство нужно прежде всего взрослым. И в первую очередь в нашем обществе необходима смена тональности. Взвинченная угрюмость телекомментаторов, фальшивая жизнерадостность рекламы, казенный патриотизм – все это нагоняет такую депрессию в случае частого соприкосновения, что странно удивляться: у подростков всплывают мысли о самоубийстве. А как им не всплыть, если от всего этого и в 45 лет удавиться, бывает, хочется? Нужно вспомнить о том, что жизнь, может быть, и не игра – зато игра это в высшей степени жизнь. А где игра, там безоглядный и бескорыстный юмор. Там искренность и в любви, и в отторжении.

Дети еще, возможно, малы, чтобы оценить социальную атмосферу в обществе в целом, но ведь все накопленное раздражение прямо сказывается на атмосфере в семье. Исследование центра социального проектирования «Платформа» подтверждает этот вывод. «Семейную обстановку, отношения с родителями» причиной детских суицидов считают 70% взрослых и 82% опрошенных подростков. Дети чувствительнее к настроениям дома. Они особенно чувствительны к нажиму, нагнетанию и диктату. От своей эгоистической «любви», сводящейся к навязыванию ребенку своих взглядов, надо бы отказаться. Поговорите с ними, вспомнив, что ребенок жив и в вас. В исследовании «Платформы» около 80% опрошенных считает диалог лучшим выходом из ситуации. Еще бы научиться его вести, и станет действительно лучше.

Еще одна причина суицидальных мыслей – «отношения со сверстниками». Ее выделяют 55% взрослых и 67% детей. Давайте деликатно исключим из разговора случаи несчастной любви. Недаром же более юные по сравнению с нами эллины считали стрелу Эроса неотразимой, как удар летящего бревна. Остаются случаи систематической травли. По данным журнала Psychologies, 44% российских детей в возрасте 11 лет и 27% 15-летних подростков становятся объектами издевательств.

Проблема далеко не только российская. Например, в японской практике существует специальный термин «идзимэ» для систематической травли детьми детей, которая часто оканчивается трагически. Японским обществом детская травля осознана как национальная проблема. Говорить, не скрывать, постоянно держать проблему на виду, ни на миг не забывать о ней и немедленно реагировать – не важно, педагог ты или случайный прохожий – это найденный японцами путь. Учить детей видеть собственные слабости, которые есть у всех, и понимать, что сам можешь оказаться на месте жертвы – более длительный путь воспитания. Но уж точно проблема не решается закрытием доступа в социальные сети. Ведь если жертва уйдет из сети, где травить ее так удобно и безопасно, травля не прекратится, так как корни ее в реальных отношениях.

И последнее. Случается, что ребенок находит смерть достаточно привлекательной, чтобы сделать по направлению к ней несколько шагов. Они легко могут оказаться бесповоротными, если сопровождаются обязательствами внутри сообщества. В этом смысле «группы смерти» действительно опасны. Они налагают моральные обязательства на человека, объявившего о своем решении совершить суицид. Но разве такая группа может образоваться только в интернете? В интернете больше вероятности наткнуться на злодея, но ведь и вероятность столкнуться с добрым человеком сопоставима. Главное даже не это. В социальной сети «группы смерти», даже формально «закрытые» от любопытствующих, хотя бы легко обнаружить. А загнав их в подпольный «дип веб», наряду с продавцами наркотиков, педофилами и подобной публикой, мы просто закроем пространство для анализа.

Если человек сознательно ищет единомышленников для разговора о смерти, он уже «заражен» этой идеей, и он их найдет. А как быть с самим фактом смерти? Держать ребенка в неведении о ней? Любящие родители уже ставили этот эксперимент. На своем сыне-царевиче. Мальчика звали Гаутама, через 40 лет добавили – Будда. Вообще же в обществе должна существовать не только культура жизни, но и культура смерти как части жизни, которой нужно смотреть прямо в глаза. Потребительское общество к вынесению вопроса о смерти на свет очень несклонно. Потребитель, как известно, в идеале бессмертен. Даже ритуальный бизнес старается провернуть все процедуры как можно незаметней. Но нам-то какое дело до идеалов общества потребления? Никакого дела. А вот что все мы умрем – перспектива, заслуживающая внимания. Одинаково – и взрослых, и подростков. Между прочим, подростковый возраст и начинается с удивленного осознания: «Будет время, все умрут, и я тоже».

Детскую отстраненность принято списывать на конфликт поколений. Этот термин кажется мне плоским, он слабо описывает текущую ситуацию, в которой фундаментально меняются коммуникативные навыки. В противостоянии «отцы и дети» нет особой драмы. Рано или поздно дети станут отцами, перестанут бунтовать и прочно осядут в мире вещей, став тоже своеобразной вещью.

Но было бы хорошо, если бы взрослый мир застывающих сущностей не пытался кроить по своим лекалам новую эпоху, а пытался учиться у нее. Социологически достоверный факт: люди «взрослеют» все позже, все дольше остаются детьми, подростками, юношами и девушками. Не так уж трудно взять встречный курс по отношению к своим детям, когда социальные тренды сами несут нас навстречу друг другу. Компромисс возможен, разговор возможен, понимание возможно. Другое дело, что культура должна воспитать в себе логику диалога, а не запрета.

Алексей Фирсов, основатель ЦСП «Платформа», специально для «Актуальных комментариев»

____________

Читайте также:
31 Мая 2017 Новости  Трамп предложил мировым лидерам звонить ему прямо на мобильный Президент США Дональд Трамп предлагает зарубежным коллегам звонить ему прямо на сотовый телефон, в обход специальных защищенных линий связи, чем нарушил дипломатический протокол и вызвал беспокойство службы безопасности.  11 Мая 2017 Новости  Безопасность против приватности Федеральное кибер агентство Германии заявило, что компания Yahoo не сотрудничала с его расследованием взломов нескольких миллионов почтовых ящиков пользователей сервиса. Руководство сервиса не отвечало на запросы, так как не желало разглашать данные пользователей. 18 Апреля 2017 Новости  Пользователи уходят в частные сети В США зафиксирован значительный рост использования VPN (виртуальная частная сеть). Пользователи сети применяют этот инструмент для того, чтобы блокировать доступ к своей информации как для провайдеров, так и для государства.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".