Комментарий
27 Мая 2015 21:16

Деятельность «Династии» и полезна, и вредна

Анатолий Вассерман политконсультантАнатолий Вассерман

Анатолий Вассерман
политконсультантАнатолий Вассерман
Скандал вокруг «Династии» доказывает, что у нас очень плохо обстоят дела с наукой 
Громкая история с фондом «Династия», который оказался на грани закрытия, стала лакмусовой бумажкой, выявляющей негативные процессы, обуревающие российское общество.

Читайте также Судьба «Династии»

О том, почему так болезненно воспринимается тема «свой – чужой», как избавиться от стереотипов и стоит ли жертвовать наукой ради политики, мы спросили у политического консультанта Анатолия Вассермана.

– Общество делится на «своих» и «чужих» практически всегда, поскольку практически всегда существуют в обществе разные интересы и разная группировка по этим интересам. Что касается фонда «Династия», то, насколько я понимаю, там зафиксированы формальные нарушения, то есть даже не нарушения.

 Средства действительно поступают из зарубежных банков, и таким образом фонд, действительно, подпадает под определение «иностранный агент». Строго говоря, для этого определения нужны одновременно два признака: первый – получение денег из-за зарубежных источников, и второй – это участие в политической деятельности. Если бы фонд «Династия» занимался только финансированием научных исследований, то он бы по нашему закону не считался иностранным агентом.

– Как вы относитесь к самому закону об «иностранных агентах»?

Должен заметить, что это значительно менее жесткое ограничение, чем в США. Мы сделали свое законодательство об иностранных агентах на основе американского, но сильно смягчили.

По американским законам любая организация, получающая средства извне, должна регистрироваться в качестве иностранного агента, а по нашим – только если она расходует какие-то средства на политические нужды.

Так вот, фонд «Династия», действительно, занимается не только научными исследованиями, но и поддерживает некоторые группы и организации, занимающиеся именно политической деятельностью.

Соответственно, для того, чтобы выйти из списка «иностранных агентов», фонд должен либо отказаться от зарубежного финансирования, либо не финансировать политические проекты. Причем первое сделать гораздо легче.

– Почему вызывает такой страх само название «иностранный агент»? Ученые перестанут брать гранты от фонда с таким статусом?

– Чем плохо быть иностранным агентом? Очевидно, тем, что агент (в переводе это означает «действующий») действует в интересах того, кто предоставляет ему средства для этих действий. И поскольку сейчас значительная часть влиятельных зарубежных групп разнообразными способами декларируют свое желание ограничить деятельность Российской Федерации или воспрепятствовать этой деятельности, то естественно, всякий, кто действует в иностранных интересах, подозревается в том, что он способствует исполнению этих зарубежных пожеланий, а они очевидным образом противоречат большей части граждан самой Российской Федерации.
 
А с другой стороны, ученые, действительно полагающие, что их деятельность идет на пользу стране, могут не испытывать никакой моральной нагрузки от того, что их финансирует «Династия» или еще какой-то подобный фонд. Они могут спокойно и с чистой совестью получать от него и впредь поддержку своих проектов.

Но если ученый полагает, что получая гранты от фонда, он тем самым легитимизирует другую деятельность этого фонда, он вполне может отказаться от такого финансирования, если у него есть другие источники оплаты его исследований. Словом, для ученых это, на мой взгляд, не представляет серьезной моральной проблемы, а вот сотрудники фонда, вероятно, должны серьезно подумать, в какой мере они действуют в интересах страны, и в какой мере их представление об интересах страны соответствует представлению большинства граждан об этих интересах.

– Ваш прогноз – фонд продолжит работу или прекратит существование?

– Прекратит ли Зимин финансирование этого фонда? Кое-кто полагает, что он сам постарался раздуть скандал именно потому, что ему уже надоело тратить деньги на этот фонд. Я предполагаю, что вряд ли человек, начинавший свою карьеру как ученый прикладной исследовательской организации может вообще утратить интерес к науке и желание поддерживать ее.

Зимин, скорее всего, постарается найти какой-то иной формат финансирования фонда «Династия» с тем, чтобы продолжить поддержку ученых, если, конечно, он сам еще остается в какой-то мере ученым, а не только бизнесменом.

Кроме того, он может всерьез задуматься и над тем, какие политические проекты поддерживает его фонд, и в какой мере эти проекты осмысленны и с точки зрения его собственных интересов, и с точки зрения интересов страны. Я не знаю, к каким выводам он после таких размышлений придет, но думаю, что сами размышления будут.

– Как вы, как ученый, оцениваете деятельность этого фонда?

 – Я ни в коей мере не ученый. Хотя моя институтская профессия связана с наукой, но вся моя дальнейшая практическая деятельность, с моей точки зрения, не научная.

В принципе, у настоящей науки есть два источника задач. Первый – это ее собственная внутренняя логика, когда каждая решенная задача открывает доступ к нескольким новым. И второй источник – это практика, текущая деятельность производственников или практикующих врачей, практикующих педагогов и т.д.

Если практика ограничена, если, как у нас, начиная с горбачевских времен и почти до наших дней в высокотехнологичных отраслях промышленности под лозунгом: «Мы все равно сами ничего не придумаем, проще купить за границей» сворачивается всякая деятельность, то наука почти не получает серьезных запросов на серьезные исследования, и, соответственно, не получает финансирование.

Если наука вынуждена ориентироваться только на финансирование через благотворительные фонды, это значит, что в стране что-то глубоко не в порядке и с наукой, и, главное, с практической деятельностью. То, что скандал вокруг фонда «Династия» порождает разговоры о том, сохранится ли вообще в стране научная деятельность – это, на мой взгляд, доказывает, что у нас очень плохо обстоят дела и с наукой, и с практикой.

– Как вы оцениваете проекты фонда?

 – Только сейчас в связи с получением этим фондом статуса иностранного агента я познакомился со списком проектов, финансируемых фондом. Среди них есть много весьма серьезных научных исследований, в том числе и в таких отраслях науки, которые на слух непосвященного звучат довольно странно, но, насколько я могу судить, весьма полезны.

Более того, многие из этих исследований относятся к фундаментальной науке, то есть той, чьи выходы в практику далеко не очевидны, и это как раз те сферы деятельности, которые и должны финансироваться благотворительно. Так что, насколько я могу судить по списку финансируемых исследований, деятельность фонда «Династия» в этом смысле вполне оправдана и эффективна.

Но наряду с этим фонд финансировал ряд общественных и политических структур, исповедующих либеральную религию, которой долгое время придерживался и я сам, пока не пришел к выводу, что эта религия разрушительна.

Соответственно, эта часть деятельности фонда мне представляется вредной, поскольку только копье Геракла излечивало раны, им же самим нанесенные. Здесь же получается, что фонд финансирует то, что наносит раны стране, и вряд ли его собственная деятельность может в полной мере залечить эти раны.

Беседовала Лина Вискушенко
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".