Комментарий
22 Июля 2014 19:35

Дипломатия двух направлений

Борис Межуев политологБорис Межуев

Борис Межуев
политологБорис Межуев
Сегодня Россия встречает большее понимание у стран, которые не являются непосредственными соседями, считает политолог Борис Межуев. Анализируя прошедшее заседания Совбеза РФ, в интервью «Актуальным комментариям» он высказал предположение, что в нынешних условиях политика России будет более глобальной.

На заседании Совбеза РФ президент России Владимир Путин заявил, что угрозы суверенитету и территориальной целостности страны сегодня нет и гарантия тому – стратегический баланс в мире. Насколько он, на Ваш взгляд, прочен и на чем строится?

Речь, видимо, идет о том, что возникает многополярная конструкция мира, и непосредственной угрозы однополярного мира уже нет. Президент недавно вернулся с саммита БРИКС. По численности населения и экономике это одни из самых больших стран, которые становятся ведущими государствами. И в этой ситуации резкое нарушение баланса вряд ли будет возможно.

Действительно, мы видим, что делаются попытки сплотить евроатлантический мир против России. Америка пытается восстановить себя в качестве индустриальной державы, делая Европу своим приоритетным рынком. И для этого делается попытка поставить Европу под определенный полный политический контроль. Но это тоже не очень удается. Здесь пока большой вопрос, куда будет двигаться Европейский союз, а двигаться он будет. Думаю, что сейчас наши союзники – это не наши непосредственные соседи. Хотя Китай является нашим соседом, но что касается Индии, Бразилии, Аргентины – он не соседи. При этом с ними могут быть лучшие отношения, чем даже со странами нашего непосредственного евразийского окружения. Со стороны последних мы не видим внятной политической поддержки во время кризиса. Возможно, какая-то стратегия России будет сейчас более глобальной, чем на самом деле она могла бы быть до этого кризиса, когда приоритетной задачей все-таки было евразийское сотрудничество в рамках Таможенного союза. Сегодня гораздо более теплое и непосредственное понимание мы встречаем у тех стран, которые непосредственно с нами, кроме Китая, не соседствуют.

Но не надо сбрасывать со счетов и Европу. Я бы даже и Америку тоже не сбрасывал со счетов, как бы это ни казалось смешно, потому что через два года выборы, и далеко не факт, что на этих выборах обязательно победят антироссийские силы. Но, разумеется, для этого надо что-то делать. Во всяком случае у нас не такая плохая ситуация, и даже Европа и Америка далеко не так однозначно стопроцентно нацелены против нас, как это кажется, исходя из нынешней конъюнктуры. Разумеется, это потребует для нас различения друзей и врагов в каждой из конкретных стран, то есть понимания того, что есть силы, которые нацелены с нами на сотрудничество, и есть силы, которые нацелены на стопроцентную конфронтацию. Желательно, естественно, чтобы побеждали первые, и проигрывали вторые. Для этого надо что-то делать, надо перестраивать наши дипломатические, общественные канал взаимодействия, но не стоит думать, что все потеряно.

Некоторые эксперты говорят, что отсутствовала четкая линия на пространстве СНГ, что и привело к сегодняшней ситуации. Так ли это?

Это в некоторой степени правда. Макфолл когда-то придумал термин - double track diplomacy, т.е. дипломатия двух направлений, вагонов, что означает развивать дипломатию одновременно с правящими элитами и гражданским обществом.

С гражданским обществом особенно мы никакой дипломатии не развивали, его сложно найти в некоторых странах. Но на Украине, оно, несомненно, присутствовало. И там как раз можно было искать какие-то каналы коммуникации. В Белоруссии, я думаю, оно тоже есть. То есть нужно отвечать не только на чаяния непосредственных правящих элит и во всем им подыгрывать, нужно искать канал коммуникации с обществом, иначе мы можем многое потерять. Вот этот момент, мне кажется, требует для нас понимания, что нигде single track diplomacy уже не проходит, нужно видеть общество, понимать, откуда могут приходить какие-то угрозы и не проигнорировать его.

На Совбезе говорилось о том, что в России сценарий цветных революций не пройдет. Здесь тоже имелась в виду позиция гражданского общества?

Президент говорил, безусловно, об этом. Он понимает, что его поддерживает 80% населения. Но здесь есть определенный момент: надо обязательно работать с гражданским обществом, надо обязательно создавать его и поддерживать его. Но надо понимать, что эта работа – не раздавание пряников тем людям, которые говорят, что если ты мне пряника не дашь, я завтра побегу на Майдан и т.д. Ни в коем случае нельзя в работе с гражданским обществом допускать этот вот политических шантаж. Между тем, разумеется, надо воспитывать гражданское общество – сознательное, разумное, независимое, способное отстоять свои интересы.

Ольга Жолобнюк специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".