Комментарий
13 Февраля 2010 0:00

Другой альянс

Федор Лукьянов политологФедор Лукьянов

Федор Лукьянов
политологФедор Лукьянов
Планы по размещению ПРО в Румынии – это, строго говоря, не НАТОвский проект. Это проект чисто американский, и НАТО как организация от этого дистанцировалась, хотя, конечно, имеет место некоторая игра: «Здесь мы как НАТО, а здесь мы – не как НАТО».
 
В принципе, России и НАТО невозможно совсем отдалится друг от друга, потому что, во-первых, пересекаются сферы интересов, и с этим ничего не сделаешь. Во-вторых, действительно существуют глобальные угрозы, которые требуют общего внимания. Что касается угрозы международного терроризма, то само по себе это настолько размытое и неконкретное понятие, что за ним скрывается огромное количество проблем. По каким-то из них у России и НАТО есть пересечение, по каким-то нет вообще никаких. Нераспространение ядерного оружия – это тоже, скорее, проблема России и конкретных стран, которые действительно входят в НАТО, но пытаются решать эту проблему в ином качестве – скорее, индивидуально, чем как члены альянса.
 
Россия и НАТО находятся в переходном состоянии, поскольку мы видим, что и в России идёт постоянная работа над формулированием каких-то приоритетов в области безопасности, и НАТО находится в фазе написания новой стратегической концепции. Собственно, приезд Мадлен Олбрайт с этим и связан. 
 
Очень заметно, что интерес НАТО к России, как к потенциальному партнёру, вырос, и связано это, на мой взгляд, с тем, что само НАТО испытывают очевидные затруднения. Те формы взаимодействия внутри альянса, которые существовали в годы холодной войны и по инерции сохранялись после неё, себя явно исчерпывают. То есть интересы стран НАТО (с одной стороны – США, а с другой стороны – европейцев) весьма разнятся. Самое главное, что перспектива – скорее, в сторону расхождения, чем наоборот.
 
Поэтому необходимо (и это сейчас говорят очень многие натовские теоретики) сотрудничество с другими организациями и крупными странами. Другое дело, что если бы это сотрудничество России предлагали лет 8-10 назад,то  тогда Россия могла бы этим заинтересоваться. Сейчас это выглядит так, что НАТО возникли проблемы, и теперь альянс ищет, на кого бы переложить часть их решения. Поэтому мне кажется, что горячего энтузиазма в Москве сближение не находит.
 
С другой стороны, у России тоже существуют очень серьёзные проблемы безопасности. Я думаю, что мы ещё их не очень осознаём. Они могут носить в меньшей степени военный, а в большей степени социально-экономический характер, но с военными последствиями. Например, экономическая недоразвитость отдельных частей территории России, будь то Дальний Восток или Кавказ – в конечном итоге может привести к проблемам в области безопасности.
 
НАТО, несмотря на некоторое нынешнее замешательство – организация, которая остаётся крупнейшей в мире, и обойти её невозможно. Поэтому я думаю, что этот вялотекущий диалог будет продолжаться. Приведёт ли он к чему-то конкретному, зависит от того, как будут развиваться события в мире.
 
Когда 10 лет назад, в 1999 году, была принята предыдущая концепция НАТО, казалось, что НАТО превращается в мировую доминирующую силу. Это была концепция, которая закрепляла НАТОвское лидерство в мире. Но как только ее приняли, начались такие быстрые мировые изменения, что она моментально устарела. Я думаю, что новая концепция в этом смысле вряд ли будет отличаться, потому что перемены в мире не остановились.
 
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".