Статья
30 Июля 2009 12:43

Два генералиссимуса

Политический портрет двух лидеров своих стран - Сталина и Чан Кайши - в непростых интерьерах той эпохи.
Комментарии экспертов
<div align="justify">Юрий Галенович подготовил целых шесть монографий, посвященных
отношениям Китая и России в XX веке. В духе традиционной историографии
они объеденены сравнительным описанием и анализом взаимоотношений
лидеров держав, в данном случае Иосифа Сталина и Чан Кайши. Все книги
подготовлены издательством института Дальнего Востока РАН, и, на мой
взгляд, сильно проиграли от этого. Такую литературу не следует издавать
тиражом 300 (!) экземпляров. Текст Галеновича просится под яркую
красочную обложку с заманчивым названием - что-то вроде "Сталин против
Чан Кайши: кровавые тайны советской дипломатии". Даже если никаких
особенных тайн читатель в результате в книге не обнаружит, польза
такого подхода несомненна: он позволяет знакомить население с
результатами работы российских профессоров. Все это в целом называлось
бы просвещением.<br>
<br>
Галенович начинает с ценного замечания о
правильном транскрибировании имени Чан Кайши: на самом деле его
следовало бы называть Цзян Чжунчженом или же Цзян Цзеши. Привычное
словосочетание "Чан Кайши" возникло на основе одного из китайских
диалектов, адаптированных для английской фонетики, и уже в таком виде
попавшее в Россию. Дальше возникает вопрос о смысле названий партии,
возглавлявшейся китайским лилером. Полное название Гоминьдан
по-китайски звучит как "Чжунго Гоминь дан", что означает - партия
государства и нации. Коммунистическая же партия Китая (КПК) в
буквальном переводе с китайского называется партией общего имущества, а
звучит как "Чжунго Гунчань дан". Видно, что название КПК весьма
напоминает для китайского уха Гоминьдан, апеллируя к тому же к
некоторому общему идеологическому содержанию, единой национальной
партии, для которой высшими ценностями являются, соответственно, нация
и "общее имущество". В советское время на этих деталях акцента не
делалось - Гоминьдан всегда был Гоминьданом, а КПК всегда оставалась
КПК.<br>
<br>
Разобравшись, в соответствии с китайским обычаем с именами,
Галенович обращается непосредственно к предмету своего исследования. В
20-30-ые годы XX века Россия и Китай находились во многом в схожем
положении: речь шла о молодых политических образованиях со старыми
проблемами, технологически отсталых, аграрных обществах, которым
угрожали множество внешних противников. Тем не менее, правительство
Сунь Ятсена весьма настороженно относилось к большевикам, поскольку
никаких симпатий к коммунистам у китайского лидера не было. Дело
осложнялось еще и тем, что Ленин совершенно не представлял себе
китайских реалий, а Сунь Ятсен в свою очередь - российских.<br>
<br>
В этих условиях, пишет Галенович, к власти в странах приходят Сталин и
Чан Кайши, люди одного поколения, провинциалы, поднявшиеся на вершину.
Истории из заочных взаимоотношений на фоне национального строительства,
Второй мировой войны и других событий двух десятилетий посвящена его
книга.
<br>
</div>
<p><em>Книга предоставлена магазином "Фаланстер".</em> <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".