Статья
15 Ноября 2011 10:12

Двойная игра

Конец октября 2011 года ознаменовался оживлением политического диалога между администрацией Барака Обамы и Бахрейном. США с рабочим визитом посетил министр иностранных дел королевства Шейх Халид бин Ахмед аль-Халифа. Главными событиями продолжительной поездки (продолжалась чуть больше недели) стали переговоры главы внешнеполитического ведомства Бахрейна с государственным секретарем Хиллари Клинтон, руководством Совета национальной безопасности (СНБ) и представителями Конгресса. В ходе консультаций обсуждались перспективы американо-бахрейнских отношений в политической, военно-технической, торговой и энергетической плоскости. Отдельно рассматривалась политическая ситуация в королевстве после подавления действующими властями массовых выступлений оппозиции и их сторонников. По итогам переговоров высокопоставленные представители правительства Обамы (помощник президента по делам национальной безопасности Томас Донилон и Клинтон) заверили Ахмеда аль-Халифу в том, что Соединенные Штаты намерены расширить двустороннее сотрудничество с Бахрейном с особым акцентом на вопросах безопасности и экономики.

Переговоры в Вашингтоне примечательны тем, что королевство оказалось одной из немногих стран Ближнего и Среднего Востока, где в ходе серии арабских революций США поддержали не оппозицию, а действующую власть. В феврале 2011 года, под воздействием событий в Тунисе и Египте, в Бахрейне начались массовые выступления. Их возглавила местная шиитская оппозиция, выступившая против правящей династии аль-Халифа, представляющей интересы суннитской общины. Волнения развивались по традиционному для «арабской весны» сценарию. Мирные манифестации постепенно переросли в массовые беспорядки. Ответом короля Хамада ибн Исы аль-Халифы стало применение военной силы. Кризис, повторявший аналогичные события в других странах региона, требовал от США и их союзников поддержки протестантов. Но они выступили на стороне Исы аль-Халифы и его режима. С прямого согласия Америки Саудовская Аравия, а также другие региональные субъекты ввели в Бахрейн свои войска (40 тыс. человек) с целью поддержки суннитского правления. Военная интервенция была представлена как комплекс мер по поддержанию политической стабильности в королевстве. В результате во второй половине марта выступления оппозиции удалось подавить. Бахрейн оказался одним из немногих государств, сумевших перебороть «арабскую весну». Переговоры с Ахмедом аль-Халифой стали для администрации Обамы подтверждением военно-политической поддержки режима Исы аль-Халифы.

Главной причиной, по которой США поддержали власти Бахрейна в их противостоянии с оппозицией, стало стремление избежать попадания королевства в сферу влияния Ирана. Большинство населения Бахрейна - шииты. Это как проживающие здесь арабы, так и персы, переехавшие жить в королевство из Ирана в статусе трудовых мигрантов. Шиитская община априори ориентируется на Тегеран. Прежде всего, в силу сохраняющихся этнокультурных связей с исторической родиной. Кроме того правящее суннитское меньшинство в понимании шиитов прочно ассоциируется с Саудовской Аравией и США. С Вашингтоном и Эр-Риядом Манама поддерживает прочные военно-политические контакты. На территории королевства расположена крупнейшая авиабаза США в Персидском заливе, а также центральная база Пятого флота ВМС Соединенных Штатов.

Главной движущей силой февральских и мартовских волнений стали именно шииты. Они требовали получения полноценного доступа к управлению страной наряду с суннитами. Публичную поддержку бахрейнской оппозиции выразил Тегеран. В случае свержения режима аль-Халифы страна, скорее всего, отказалась бы от прежнего военно-политического и экономического сотрудничества с Соединенными Штатами. Наиболее удобным и естественным союзником для неё выступал Иран. Для того чтобы избежать развития такого сценария, правительство Обамы предпочло оказать всестороннюю поддержку властям Бахрейна, активно привлекая для этого своих партнеров из числа стран Персидского залива.

Бахрейнский эпизод говорит о том, что в отношении революций в арабских странах Соединенные Штаты придерживаются практики двойной игры. В тех случаях, когда политический режим регионального субъекта их не устраивает, они занимают сторону оппозиции. Поводом для занятия такой позиции может оказаться недостаточная лояльность действующих властей американской внешней политике, их сотрудничество с прямыми конкурентами США в регионе (прежде всего, Россией и Ираном), или низкая адаптивность правящей верхушки к смене политических запросов общества. При выборе в пользу оппозиционных сил последней может оказываться как сугубо формальное содействие в виде публичных заявлений, так и прямая помощь, включающая поставки оружия и военных советников (именно так администрация Обамы вела себя в Ливии). Принципиально иную модель Белый дом избирает в отношении удобных себе режимов. Им оказывается всесторонняя поддержка. Причем для этого мобилизуются ведущие партнеры США из числа стран Запада и региональных государств. Соответствующее «прикрытие» удобному партнеру осуществляется на площадках таких формальных и неформальных организаций как ООН, НАТО, «Группа восьми» и «Группа двадцати». Задачей подобного курса выступает сохранение правящей элиты у власти любой ценой. Так, силовое подавление беспорядков в Бахрейне обошлось в три десятка убитых и тысячу раненых.

Поддержка Бахрейна в рамках политики двойной игры осуществляется Соединенными Штатами даже после завершения основной стадии беспорядков. На территории королевства продолжает оставаться 40-тысячный интервенционный корпус стран Персидского залива. Формально он обеспечивает безопасность страны от внешних угроз (т.е. Ирана). На практике иностранные войска должны обеспечить силовую поддержку режима аль-Халифы в случае очередного витка массовых волнений и перехода армии (в рядовом составе которой также присутствуют шииты) на сторону оппозиции. В Бахрейне размещен и ограниченный контингент ВС США (на базе ВМФ), который также может принять участие в подавлении беспорядков. Данный вопрос был согласован в ходе визитов в Манаму высшего руководства Пентагона, включая председателя Объединённого комитета начальников штабов Майка Маллена. Серия этих поездок пришлась на весну-лето с.г. Также в стране развернуты крупные резидентуры ЦРУ и Разведывательного управления Минобороны (РУМО). Их задача – сбор и анализ информации о планах и потенциале оппозиционных сил, а также оценка степени влияния на шиитскую диаспору иранских специальных служб. Соединенные Штаты, при поддержке своих региональных партнеров, создали систему превентивного предупреждения массовых волнений в Бахрейне и готовы к её активному использованию.

Максим МИНАЕВ
, Центр политической конъюнктуры

9 Апреля 2017 Анонс
Выборы президента Южной Осетии
 Выборы президента Южной Осетии 9 апреля в Южной Осетии пройдут выборы президента, постановил парламент Южной Осетии. Об участии в борьбе за пост уже объявили Леонид Тибилов, действующий президент, и Анатолий Бибилов, спикер парламента. Глава государства изберётся на пять лет.
22 Февраля 2017 Колонки
Политика Звездных Войн
 Политика Звездных Войн Зрители критикуют режиссера седьмого эпизода «Звездных Войн», за чрезмерные отсылки к оригинальной трилогии. Но там, где зритель негодует из-за повторения сюжета, политолог видит «порочный круг» институционального развития. Этот текст открывает серию статей о том, как политическая наука может объяснить Вселенную ЗВ, и чему могут научиться постсоветские и не только страны от непростого опыта «далекой – далекой Галактики».
21 Февраля 2017 Анонс  Гудков идет в мэры Москвы 21 февраля в пресс-центре «Новой газеты» состоится пресс-конференция «О выдвижении Дмитрия Гудкова в мэры Москвы». Ранее сообщалось, что Дмитрий Гудков хочет стать единственным кандидатом от демократов на пост мэра Москвы в 2018 году.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".