Статья
31 Мая 2011 2:04

Двойная игра

В конце мая 2011 года в центре внешнеполитического внимания администрации Дмитрия Медведева продолжали оставаться Северная Африка и Ближний Восток. Причем, в отличие от предшествующего периода, Москва перешла от наблюдения за обстановкой к практическим действиям. 23 мая министр иностранных дел РФ Сергей Лавров провел переговоры с участниками прошедшей в Подмосковье межпалестинской встречи. В консультациях участвовали представители руководства таких движений как «Фатх», «Хамас», НФОП, НФОП-ГК, ДФОП, а также лидеры «Палестинской народной партии» и «Палестинской национальной инициативы». В тот же день Лавров принял эмиссара Переходного национального совета Ливии, бывшего министра иностранных дел и экс-постпреда Ливии при ООН Абделя Шалькама. Наконец, 24 мая президент РФ Медведев провел телефонный разговор с президентом Сирии Башаром Асадом.

Итоги консультаций российского руководства с политическими деятелями Магриба и Ближнего Востока говорят о том, что в регионе РФ следует принципам «двойной игры». С одной стороны, Москва не отказывается от прямого диалога со своими традиционными партнерами, испытывающими проблемы в связи с народными волнениями. Об этом говорит телефонный разговор Медведева с Асадом. В настоящее время режим Асада старается сдерживать попытки оппозиции, направленные на его свержение. На пресс-конференции 18 мая Медведев заявил, что РФ выступит против возможной резолюции Совета безопасности (СБ) ООН, которая могла бы санкционировать применение в отношении Сирии военной силы со стороны стран Евро-Атлантики. Но, с другой стороны, Кремль идет на установление связей с новыми политическими игроками, появляющимися в результате арабских революций. По итогам встречи Лаврова с Шалькамом РФ признала Переходный национальный совет Ливии легитимным партнером по переговорам. Получается, что Кремль пытается выстраивать контакты с абсолютно всеми региональными субъектами, в том числе и прямо антагонистичными друг с другом. Приоритет отдается не четкому следованию одной линии (в данном случае – поддержке существующих политических режимов), а тактической игре по ситуации.

Основной причиной выбора в пользу «двойной игры» является неспособность Москвы предугадать долгосрочное развитие событий в странах арабского мира. Серия революций, начавшаяся в январе 2011 года с Туниса, не прекращается. Более того, в таких странах, как Ливия и Йемен, конфликт между властью и оппозицией перешел в затяжную форму. Сказать однозначно, какая политическая сила выйдет из него победителем, в настоящее время довольно сложно. Как нельзя сделать четкий прогноз и по ситуации в более «стабильных» странах, подобных Сирии. В этих условиях Кремль вынужден лавировать, подыгрывая всем сторонам. Отказ от диалога с правящими режимами чреват разрывом сложившейся системы политико-экономических связей. А нежелание выходить на новые политические силы может привести к срыву ранее заключенных договоренностей и постепенному «выдавливанию» из региона. При этом в тех случаях, где исход противостояния кажется Москве более или менее очевидным, она занимает более внятную позицию. Например, в случае с Ливией РФ сделала окончательный выбор в пользу оппозиции. Об этом говорит как признание Переходного национального совета, так и высказывания Медведева. 27 мая он заявил, что лидер Джамахирии Муаммар Каддафи должен уйти. Одновременно президент РФ подчеркнул, что Москва заинтересована в сохранении Ливии как единого государства.

Формально «двойная игра» представляется достаточно адекватной моделью поведения. В период легислатуры Медведева РФ всё более последовательно ведет себя как региональный игрок с четко ограниченной сферой прямых политико-экономических интересов. Магриб и Ближний Восток в неё входят весьма опосредованно. Как следствие, в отношении субъектов данного региона Кремль может вести себя «по ситуации». От его мнения мало что зависит. Серьезных потерь от масштабной смены политических режимов он не понесет. Достаточно «плыть по течению» и пытаться встраиваться в сложившиеся политические реалии. На такую линию игры указывает и то, что РФ никак не проявляет себя в деле решения Ливийского кризиса – ни на площадке ООН, ни в качестве самостоятельного международного посредника. Её вовлечение в ситуацию ограничивается риторическими призывами к мирным переговорам и уходу Каддафи.

Тем не менее, на практике такой курс чреват определенными издержками. Во-первых, Россия рискует потерять доверие местных игроков. К ней будут относиться как к государству с «двойным мнением», не стремящемуся поддерживать своих традиционных союзников. Во-вторых, схожий имидж РФ может заработать и в глазах мирового сообщества. Так, США и страны Европы перестанут воспринимать Россию всерьез в СБ ООН, зная, что она всегда может изменить своё мнение под воздействием конъюнктуры. Наконец, в-третьих, «двойная игра», так или иначе, способствует вытеснению Москвы с Ближнего Востока. Основным алгоритмом подобной тактики является либо бездействие, либо ограниченная активность (примером чего стали действия РФ на треке в конце мая). В условиях же стремительной трансформации обстановки, требующей оперативного реагирования, Кремль с таким подходом может оказаться «на обочине» региональных процессов. Его место займут другие игроки, проявляющие куда большую активность. В настоящее время в этот пул, кроме США, Франции и Великобритании, входят ФРГ и Турция.

Максим Минаев, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".