Комментарий
7 Декабря 2017 9:08

Екатерина Винокурова о закулисье большой пресс-конференции Путина

Екатерина Винокурова журналистЕкатерина Винокурова

Екатерина Винокурова
журналистЕкатерина Винокурова
14 декабря состоится большая пресс-конференция Владимира Путина. Журналистка Екатерина Винокурова рассказала, что ждут представители СМИ от этого события, как готовятся и стоит ли ждать острых вопросов на этот раз.

— Как проходит подготовка к пресс-конференции, как решаете, какой вопрос задать?

— Я за месяц до пресс-конференции начинаю думать, какие знаковые события произошли в этом году. На самом деле, есть обидная закономерность: если событие случилось летом или осенью, гораздо больше шансов, что про него спросят, чем про события ранней весны. Стараюсь понять, какие есть основные тренды, и что их них для меня наиболее интересно. Как правило, я принимаю решение в ночь перед пресс-конференцией, когда приходит в голову финальная формулировка.

— Какой вопрос планируете задать в этом году?

— Не скажу, я суеверная.

— Что думаете о формате общения с журналистами, эффективен ли он?

— Каждый день меня огорчает, что коллеги из регионов (я сама работаю в издании, головной офис которого находится в Екатеринбурге) просто позорятся. Это касается тональности: такой лизоблюдский, подобострастны тон. Удивляют сами вопросы формата «почините нам подъезд», или «приезжайте к нам в гости». Прозвучал абсолютно позорный вопрос: «Как нам назвать Керченский мост?». Я считаю, что задавать такой вопрос президенту на большой пресс-конференции — позор для крымской журналистики. Я также все время задаюсь вопросом, что делают на этой пресс-конференции представители непрофильных изданий, вроде «Вестник бухгалтера». Я понимаю их желание повысить цитируемость, но они не имеют никакого отношения к базовой тематике пресс-конференции. Это все-таки общеполитические, социальные и экономические темы. А такие вопросы просто сжирают время. В это время можно было бы задать вопрос, который направлен на помощь людям.

— Есть ли какая-то реакция со стороны власти после пресс-конференции?

— Если говорить о негативных последствиях, то к чести Владимира Владимировича, я ни разу не сталкивалась ни с какими санкциями, даже когда спросила о зарплате Игоря Сечина. Путин не принадлежит к политикам, которые, один раз услышав вопрос, навсегда на вас ставят крест и пытаются доставить какие-то неприятности.

Что касается позитивных последствия, получается «серединка на половинку». Если говорить про зарплаты руководителей госкорпораций, то правительство обязало их раскрыть эти данные. Правда, ряд наиболее крупных и интересных для журналистов госкорпораций были выведены из этого списка.

Если говорить о помощи конкретным людям, то могу привести такой пример. Я задавала вопрос по активисту Дмитрию Константинову, которого обвинили в убийстве, хотя у него было алиби, и он находился на другом конце Москвы на дне рождении мамы. В результате дело Дмитрия вернули в прокуратуру, дело переквалифицировали и в итоге он попал под амнистию. Также удалось вытащить (думаю, благодаря вопросу на пресс-конференции) Евгению Чудновец, которую осудили за репост видео. Но, к огромному сожалению, не удалось помочь нашему коллеге Александру Соколову, которому «сшили» дело по экстремизму. То ест, помочь получается, но не всегда.

— Какой блок пресс-конференции: социальный, политический, экономический, на ваш взгляд, содержит сильные, а какой слабые вопросы?

— Трудно сказать. Я бы сказала, что есть традиционно сильные вопросы от коллег с «Эха Москвы». Последний раз журналист «Эха» спросил: «не пора ли снять запрет на усыновление американцами, так как из-за взаимоотношения двух стран не должны страдать дети».

 — Есть ли предварительный отбор тех, кто задаст вопрос?

— Это сложный вопрос. Журналистов просят заполнить форму и понятно, что идет отбор журналистов по тематике. Есть определенные журналисты, у которых есть договоренность, что они зададут вопрос. Обычно эти вопросы звучат в начале. Обычно эти вопросы запредельно слабые. Что касается меня, я остаюсь в числе полутора тысяч человек, из которых половина — непрофильные СМИ, и тех, кто хочет позвать Владимира Владимировича в гости. На самом деле это лотерея — задашь ты вопрос или нет.

— Надеетесь, что в этом году вам тоже удастся задать вопрос?

— Конечно. Я каждый раз на это надеюсь. Но я понимаю, что чисто математическая вероятность очень мала, так как я пять раз задавала вопросы.
17 Августа 2016 Украина и Донбасс  Киев ужесточает борьбу с инакомыслием Задержание в Запорожье Мирославы Бердник - очередная «черная метка» всем несогласным с политикой действующей киевской власти. Выступать против Майдана становится все опаснее, основанием для уголовного дела становятся даже записи в блогах. 1 Июня 2016 Украина и Донбасс
HRW осудила санкции Киева против СМИ
 HRW осудила санкции Киева против СМИ Жесткое давление, которому подвергаются СМИ на Украине, привлекло внимание правозащитников. Международная организация Human Rights Watch призывает власти Украины немедленно отменить санкции, введенные против журналистов, и защищать свободу слова в СМИ.
27 Мая 2016 Украина и Донбасс
Порошенко ввел санкции против российских СМИ
 Порошенко ввел санкции против российских СМИ Петр Порошенко подписал указ о введении персональных санкций против руководителей ряда российских СМИ. В указе отмечается, что эти люди «создают реальные и потенциальные угрозы национальным интересам. Всего в списке семнадцать человек.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".