Статья
1 Октября 2010 23:36

Ельцин

<p>Одна часть людей видела в нем выдающегося строителя новой России, другая - разрушителя великого государства, или О том, как Ельцин был востребован самой историей. Актуальная пристрастная биография.</p>
Комментарии экспертов
<p>В литературе бывают случаи, когда после выхода книги все обсуждают не столько ее текст, сколько текст предисловия. Подобная ситуация обычно происходит, когда про саму книгу ничего хорошего сказать нельзя.</p>
<p>Именно так получилось и с книгой Бориса Минаева «Ельцин» из ЖЗЛ цикла. Предисловие написал Путин, среди прочего он упомянул о просьбе уже уходящего из Кремля Ельцина «Берегите Россию». Блогосфера вскипела, начала спорить выполнил ли Путин ельцинское завещание. О самом первом президенте и его биографии уже никто не вспоминал.</p>
<p>Впрочем, было ли о чем вспоминать? Биография политика это всегда попытка подвести итоги, Минаев же ставит перед собой совершенно иную задачу создать «первый кирпичик в основание постройки трудов о Ельцине». Значит, автор написал не биографию, а некий заведомо пристрастный подход к ней. Но, ведь в воспоминаниях Костикова или Коржакова, да и любого мемуариста, писавшего о Ельцине, тоже была попытка понять «кто такой мистер президент». Минаеву легче, он мог отбирать в качестве опоры под свою концепцию факты из чужих книг, а окружению Ельцина приходилось общаться исключительно с самим первым президентом.</p>
<p>Впрочем, пристрастность не самый большой минус книги, как исторического исследования. В конце концов, у любого историка возникают эмоции относительно его объекта исследований. Гораздо хуже, что при написании работы автор ссылается лишь на чужие мемуары, а не на документы или хотя бы газеты. Верить мемуарам до конца нельзя, политик (даже если мемуары написаны именно им) всегда хочет представить себя в выгодном свете или хотя бы подчеркнуть (или спрятать) свою роль в тех или иных событиях. Так биография Ельцина стала пристрастной вдвойне.</p>
<p>В итоге, мы получили книгу о человеке почти не совершавшим ошибок (расстрел Белого дома — вынужденная мера в борьбе с зарвавшимся Хасбулатовым), всегда державшего свое слово (нарушение договоренности с Лебедем — следствие звездной болезни генерала) и, наконец, принимавшего все решения самостоятельно (Ельцин едва знал Березовского и уволил его распоряжением ).</p>
<p>Но такой подход не новость, такой подход уже был в президентских автобиографиях. Их, кстати, писал коллега Минаева по «Огоньку» — Валентин Юмашев, позже возглавивший администрацию уже тяжелобольного Ельцина и ставший персонажем своих собственных книг.</p>
<p>А фигура первого президента России так и ждет своего исследователей. Но, как верно написано в предисловии: «Настоящая оценка тому, что сделал Первый Президент России, будет дана не нами и, наверное, не нашими детьми.</p>
<p><strong>Борис Минаев. Ельцин. М., «Молодая гвардия», 2010</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".