Статья
20 Июня 2011 2:01

Эволюция революции

Главный редактор интернет-портала LifeNews Ашот Габрелянов рассказал корреспондентам Актуальных Комментариев Марии Потоцкой и Татьяне Роднянской о новых форматах вещания, управлении массами и побочных эффектах социальных сетей.

Татьяна Роднянская: Давайте поговорим об отношении общества к такому одновременно супервостребованному и ненавистному формату, как таблоиды.

Ашот Габрелянов: Если есть десятки миллионов людей, интересующихся газетами, журналами и и сайтами нашего холдинга, то аудитория - достаточно лояльна.

Мария Потоцкая: Это же все - игра на чужих нервах. Вот, например, открывается у нас выставка Сальвадора Дали. И про выставку, может, скажут по «Культуре», напишут в «Афише». А вот арт-группа «Война» кого-нибудь закидает кошками, так это будут месяц во всех медиа обсуждать.

А.Г.: Люди всегда хотят скандалов. Есть такая история: парень и девушка любили друг друга, но родители были против. В итоге они покончили с собой. Казалось бы, что «желтуха», а Шекспир так не считал. Сейчас это - классика. Игра на эмоциях была всегда, просто упаковка - разная.

Т.Р.: У нас образовалась некая культурно-творческая тусовка с претензией на интеллектуальность. Вот она демонстративно считает зазорным «опускаться» до чтения таблоидов, хотя, на самом деле, читает и LifeNews, и LookAtMe, и Spletnik.

А.Г.: Я недавно летел в Париж. Рядом со мной в салоне бизнес-класса сидела очевидно состоятельная и ухоженная женщина. У нее было три журнала - Vogue, Harpers Bazaar и наша «Жара». Мир меняется! В той же Франции - колоссальное количество таблоидов, нишевых журналов, и их все без стеснения читают. Очень показательный пример, когда после теракта в московском метро газета «КоммерсантЪ»  на первой полосе поставила фото с огромным логотипом LifeNews. А ведь еще лет пять назад такое сложно было даже придумать.

М.П.: Должна же быть грань? Оторванная взрывом в Домодедово голова террориста прокатилась по всему Твиттеру, но Первый канал не может позволить себе такое показывать.

А.Г.: Это же реальность. Мне рекламодатели тоже говорили, что у нас слишком «жесткий» контент. У компании Coca Cola бюджеты спланированы на годы и десятилетия. У них была реклама 11 сентября 2001 года? Была. Медиа живет в таких обстоятельствах. Не мы придумываем новости, они сами происходят.

Ашот Габрелянов (фото: Мария Потоцкая)М.П.: Бюджеты - бюджетами. Есть же еще общечеловеческая мораль.

А.Г.: Мораль у каждого - своя. Можно публиковать все, что не противоречит законам РФ и не нарушает религиозные каноны. Для нас же странно, что в некоторых арабских странах смертная казнь разрешена, а изменять мужу нельзя. Где здесь мораль? Не нужно это осуждать.

М.П.: Религию лучше не трогать. Везде найдется свой Всеволод Чаплин.

Т.Р.: Давайте поговорим о социальных сетях. Я недавно прочитала в Твиттере такую реплику: «Вот чем отличается Твиттер от Фэйсбука. Туда фотки с места убийства вешать не хочется». Действительно есть такое разделение?

А.Г.: Я думаю, это так. Способ коммуникации - разный: Твиттер выглядит как новостная лента – написал, прочитал, забыл. А в Фейсбуке у тебя - своя домашняя страничка.

М.П.: Фейсбук – это твой собирательный образ...

А.Г.: Да, примерно. Это - более частное. Твиттер – это практически чат. Посмотрел и дальше пошел.

Т.Р. и М.П.: ЖЖ, Народ, Дамочка, Одноклассники, ВКонтакте, Фейсбук, Твиттер... Стоит ждать пришествия новой радикальной соцсети?

А.Г.: Я говорил с топами международных интернет-корпораций. В России с 2005 года не запустилось ни одного крупного интернет проекта. В основном, уже запущенные проекты – это грамотно видоизмененные копии Запада. Например, концерн BMW – их философия, что каждая новая модель эволюционная, а следующая - революционная. Motorola изобрела мобильный телефон – это революция, а Sony Ericsson сделали эволюционный продукт с цветным дисплеем, после Nokia интегрировала камеру и т.п. Успех любого продукта основывается на формуле: «Как бы я без этого жил?» Это применимо и к зубной счетке, и молниям, и к iPhone, и к соцсетям.

М.П.: iPhone - вообще генерация всего и сразу. Ускорение информационного потока - колоссальное, почти все ушло в виртуальную реальность. Живого общения почти не осталось...

А.Г.: Нам сейчас сложно представить, как раньше без мобильных жили. О встречах договаривались, звоня на домашний номер.

Т.Р.: Абсурд, по сегодняшним меркам.

А.Г.: Раньше общались меньше, но коммуникация была глубже. А сейчас все-  друзья и фолловеры. Ко мне как-то в баре подошла девушка со словами: «Я вас знаю. Вы Ашот. Я читаю ваш Твиттер». И ждет моей реакции...

Т.Р. и М.П.: ...«А я вас не читаю»...

А.Г.: Что мне делать в такой ситуации?

М.П.: В интернете общаешься со своими реальными друзьями и коллегами. А виртуальные друзья так и останутся виртуальными, или можно из web-общения перейти в реальное?

А.Г.: Мне кажется, возможно.

У меня была такая история. Общался с девушкой в сети, а потом случайно увидел ее в кафе. В итоге, нас познакомили, и мы начали общаться.

Т.Р.: Кстати, сейчас появилась новая опция-паразит check in, определяющая твое место нахождения. Тут два варианта: или спамят каждые 10 минут, отмечая всю свою бытовую жизнь, или отмечают знаковые и пафосные места своего пребывания. Это уже какие-то понты online?

А.Г.: Я не думаю. Все это - для ускорения общения. Иногда, благодаря check-in, можно в кинотеатре на соседнем ряду обнаружить своего друга. Это как раз побочный эффект мегаполисов, где люди стали меньше общаться. Понятно, что в Дербенте такая функция не нужна.

Ашот Габрелянов (фото: Мария Потоцкая)Т.Р.: Тогда и в социальных сетях в целом есть побочные эффекты: сайты, которые носили безобидные слоганы «найди своих бывших одноклассников», превратились в сайты знакомств с загрузками фотографий, которые не должна увидеть твоя девушка.

А.Г.: У меня, да и, наверное, у всех были такие истории, что кто-то где-то выложил твое фото с другой девушкой...

Т.Р.: А можно такие «подставы» просчитать на этапе создания ресурса, чтобы не терять репутацию сайта?

А.Г.: Мне кажется, что огромная проблема интернета – деморализация общества. По сути, это - ящик Пандоры, где можно найти все, что угодно, и это никак не контролируется. В детстве мне в кино родители глаза рукой закрывали при сценах поцелуев. А сейчас я ужасаюсь, когда вижу добавленные чуть ли не эротические видео во ВКонтакте у своих младших двоюродных братьев. Мне кажется, они осведомлены в этом вопросе больше, чем я.

М.П.: Сайт ВКонтакте – пример нарушения всех возможных прав, законов и морали… А в чем проблема, что дети этим интересуются? Родители должны это контролировать? Хотя всегда можно пойти к соседу и все то же увидеть.

А.Г.: Родители – да. Проблема - в полной неконтролируемости интернета. У нас вообще нет запретительного законодательства на уровне самых простых вещей. Например, что нельзя рекламировать алкоголь или показывать курящих детей. При этом, аудитория интернета превысила показатели Первого канала.

М.П.: Как можно подчинить закону неконтролируемое пространство?

А.Г.: В том-то и дело, что у нас за все отвечают СМИ, когда вся грязь приходит из ВКонтакте или Youtube. На LifeNews вы ничего подобного не найдете, даже ни одного матерного слова.

М.П.: Там же пользовательский контент, а у вас - редакционный.

А.Г.: Какая разница? Аудитория - одна. Пользователи не различают границ. Для них это все - общее пространство. Область «дозволенного» - очень тонкий момент в обществе. Еще вчера что-то казалось аморальным, а сегодня это - уже в порядке вещей. Это как бикини сначала были закрытыми, потом уменьшались-уменьшались и дошли до ниточек...

М.П.: ...Теперь у нас в тренде - бикини от Волочковой...

А.Г.: Очень быстро все происходит. Так гражданские войны начинаются – в момент.

Т.Р.: Волочкова, кстати, еще отличилась. Я недавно в четыре часа утра листала Твиттер и увидела от нее обновление, что она сейчас находится в клубе «Рай». Через минуту последовало фото, где она там со своей маленькой дочкой. Это ведь асоциальные поступки, а Анастасия для многих девочек является кумиром и примером. Это же нельзя зацензурировать?

А.Г.: Бывают и такие персонажи. Например, в Америке рэппер Эминем (Eminem) - самый влиятельный музыкант в отношении политики. И с ним считаются и работают, потому что он имеет популярность и огромное количество последователей.

Ашот Габрелянов (фото: Мария Потоцкая)Т.Р.: То есть формируют его отношение к определенным событиям и явлениям на уровне «скажи то, скажи это»?

А.Г.: Нет, американцы так не работают. У них нет пропаганды на уровне хороший/плохой. Здесь будет речь, что мечта Мартина Лютера Кинга сбылась, и теперь у них - «черный» президент. Никому в голову не придет посмотреть на статистику ипотечного кредитования, что самый большой процент невозврата кредитов, из-за чего и начался кризис, среди «черного» населения – самого бунтующего из всех. Или когда Дональд Трамп достал бумаги о том, что Барак Обама не является резидентом США, буквально через полдня информационное поле было забито новостью об убийстве Усамы Бен Ладена. Они  живут в режиме космополитичной демократии довольно давно. Там институты пиара, интернета и журналистики достаточно развиты.

М.П.: В каком состоянии наша журналистика? Есть какие-то тренды и направления? Кроме «про власть» и «против власти»?

А.Г.: В зачаточном состоянии находится. Даже по количеству нишевых изданий. У нас тоже есть аудитория, готовая читать узкопрофильные СМИ. Только никто этим не занимается. Теми же выходцами из СНГ, которых москвичи не любят, можно грамотно управлять, а не пытаться просто депортировать. Вот какой у вас любимый сериал?

М.П.: Хмм, много смотрела. Из последнего, наверно, «Солги мне» («Lie to me») с Тимом Ротом (Tim Roth) и «Дети Анархии» («Sons of Anarсhy»)...

Т.Р.: Еще «Теория большого взрыва» («The big bang theory»)...

А.Г.: А мой – Выборы президента США! Когда показывают голосование по штатам с точностью до одного голоса. При нормальной тысячной погрешности для таких мероприятий, они показывают, что один голос установил лидерство за кандидатом. И человек в этом штате думает, что это - именно его заслуга.

М.П.: Манипуляция путем фиктивного ощущения своей значимости и власти...

А.Г.: Я уверен, что главы корпораций такую схему десятилетия назад придумали. Нынешнего президента придумали тогда же.

М.П.: Давайте все-таки вернемся к СМИ. Что нас ждет с такой скоростью развития iPhone и Ipad? Здесь же тоже присутствует очень грамотная манипуляция потребностями людей, так как компания Apple практически  не следит за общественным мнением – они выпускают гаджеты, руководствуясь исключительно внутренними директивами.

А.Г.: Стив Джобс (Steve Jobs), конечно, - гениальный маркетолог, но круче него - компания Gillette, выпускающая каждый год бритву с дополнительным лезвием, ручкой и тому подобное. Я уверен, что они давно придумали средство, чтобы не бриться вообще, но им ведь это невыгодно…

Т.Р.: Так что, уже нельзя ничего революционного придумать? Все только эволюционирует?

А.Г.: Всегда можно. Вот, например, израильская программа скоро выйдет. Она встраивается в телефон или фотоаппарат и мгновенно корректирует фотографии, делая вас красивее и привлекательнее. А по части глобальных сервисов, думаю, должен скоро запуститься серьезный проект в медицине. Даже с возможностью диагностики телефоном, или чип в организме, сообщающий о проблеме.

Т.Р.: Какой сервис у нас сейчас самый рейтинговый и модный?

А.Г.: Это - разные понятия. Рейтинговый ВКонтакте. Модный - наверное, LookAtMe. Только вот нельзя сказать, что я читаю LookAtMe, и значит, я модный.

Ашот Габрелянов (фото: Мария Потоцкая)М.П.: LookAtMe тоже ушел в массы. Первые читатели и создатели ресурса сейчас его не жалуют.

А.Г.: Ну да, сейчас там находится будущее быдло и гопники. Хипстеры – единственная субкультура, которая ничего не делает, и в этом - их «фишка». Они вообще отвергают свое отношение к субкультуре, у них даже этимология названия - ничего не значащая. Я думаю, у них тоже со временем произойдет разделение типа на хипстеров Камергерского и хипстеров Столешникова, и пойдут разборки.

Т.Р.: Говорят, что на новостных и информационных сайтах не популярен видео-контент. Это так?

А.Г.: Он не монетизируется, и пока есть сайты с бесплатным видео-контентом, мало что изменится. Google зарабатывает на Youtube, вставляя рекламу во все видео. А между тем они – лишь площадка, и собственного контента у них нет. По идее, должны зарабатывать производители.

М.П.: Телевидение-то все больше в интернет уходит...

А.Г.: Меня удивляет, почему тот же Первый канал не уходит в производство массового контента. В контенте - основная ценность, а кнопка сама по себе ничего не стоит.  Телевидение должно быть оперативным, как интернет. Это - в идеале.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".