Комментарий
17 Декабря 2014 16:01

Европейский бизнес не согласен, что политика должна рулить экономикой

Дмитрий Данилов политологДмитрий Данилов

Дмитрий Данилов
политологДмитрий Данилов
Европа и Украина все больше расходятся во взглядах на Россию, особенно после того, как украинский президент Петр Порошенко стал настаивать на ужесточении антироссийских мер. Такое мнение высказал обозреватель Die Welt Кристоф Шильтц.

Подробнее — в материале «Die Welt: разногласия между Порошенко и ЕС увеличиваются». 

Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, кандидат экономических наук Дмитрий Данилов в интервью «Актуальным комментариям» рассказал о ситуации, в которой оказался Евросоюз, и о том, в каких условиях возможна деэскалация.

«Причин, по которым Евросоюз взял некий тайм-аут в отношении украинского кризиса, может быть достаточно много. Прежде всего, в последнее время буквально все столицы ЕС говорят о том, что появились признаки возможного урегулирования украинского кризиса. Вот эти первые шаги в достижении каких-то мирных развязок очень важны, и здесь никто не хочет каким-то образом нарушить этот процесс, то есть спугнуть возможный успех. В данном случае речь идет и о том, что, вероятно, на встрече Лаврова и Керри были достигнуты какие-то договоренности. 

Вместе с тем существует и другой фактор: Европейский союз (и внутри, и извне) очень сильно критиковали за то, что он фактически вслепую следует за Соединенными Штатами Америки в санкционной логике. Недавно Обаме представили законопроект, предусматривающий новые санкции против России (в том числе и военного содействия внутри Украины). Однако внутри Европейского союза есть некоторые ограничения и этого рода. В случае если будет существовать восприятие Европейского союза не просто как трансатлантического союзника Соединенных Штатов, а как организации, не способной к самостоятельным стратегическим решениям, это будет разрушать Европейский союз изнутри, разрушать европейское единство.

Еще один важный момент связан с санкционной логикой, ведь когда вводишь санкции, необходимо представлять себе возможности их дальнейшего сопровождения или, наоборот, усиления или снятия. Вот у Европейского союза эти возможности довольно ограничены. Понятно, что, с одной стороны, Европейский союз не может снять санкции, потому что условием для снятия санкций фактически выдвигается отказ России от так называемой аннексии Крыма. Что для России неприемлемо, поскольку Крым является теперь частью Российской Федерации, и никто от него отказываться не собирается. 

С другой стороны, Россия отрицает свою прямую вовлеченность в украинский конфликт, тем более военную вовлеченность. В этой ситуации Европейский союз вряд ли сможет идти на снятие санкций, в данном случае он сам загнал себя в этот тупик — в эту санкционную логику. И постоянно ужесточать санкции тоже невозможно, поскольку всему есть предел. Этот факт задает определенные границы, в том числе и временные, для эшелонирования санкций в любом их виде. 

Кроме того, отказ от введения новых санкций ЕС в отношении России имеет, разумеется, и экономические аспекты. Если прежде речь шла о том, что санкции могут нанести ущерб и России, и самому Европейскому союзу, то теперь оказалось, что потери не временные, не ситуативные, и их уже нельзя измерить в евро или рублях. Речь идет о серьезных процессах стратегических сдвигов экономических и финансовых потоков, которые нарушают систему и российско-европейских, и мирохозяйственных связей. В Европейском союзе все это понимают. Понимает это и европейский бизнес. 

И европейский бизнес не согласен с тем, что в данном случае политика должна рулить экономикой. Это ставит очень серьезный субстантивный вопрос перед европейцами: до каких пор и каким образом можно двигаться по этому санкционному пути, если в результате, с одной стороны, невозможно добиться тех политических результатов, которые предполагались при введении санкций, а с другой стороны, ситуация не только осложняется, но и становится стратегическим вызовом?

На самом деле, понятно, что то, каким образом будут развиваться отношения между Россией и Европейским союзом, во многом зависит от того, каким образом будет осуществляться урегулирование на Украине. 

Это урегулирование невозможно без совместных усилий. В данном случае Россия и Европейский союз все равно будут взаимодействовать по этому вопросу, но эскалация на Украине достаточно серьезная, и чем все это закончится, пока не ясно. 

Все заинтересованы в урегулировании, но теперь, после того, что случилось в Новороссии, достаточно сложно найти политические пути урегулирования в рамках того, что раньше называли федеративным переустройством или децентрализацией на Украине. Это первое и очень важное обстоятельство.

Другое обстоятельство — весь комплекс отношений России и Евросоюза. Понятно, что переговоры по базовому соглашению между Россией и Евросоюзом прерваны. Но вопрос-то не только в том, каким образом их возобновить, а вопрос еще и в том, чем наполнять этот переговорный процесс. Поскольку после тяжелейших событий, связанных с неспособностью России и ЕС договориться о гармонизации этих так называемых общих пространств, которые теперь фактически ассоциированы с Европейским союзом, речь идет, прежде всего, об Украине и Молдове. После этого крайне сложно думать вообще о том, каким образом и на какой нормативной базе могут строиться отношения России и ЕС. 

В том числе в 2015 году появляется дополнительный фактор — Евразийский экономический союз, и без привлечения этого игрока и включения его в контекст переговоров невозможно решение практически ни одной проблемы в области экономических отношений. Поэтому переговоры сами по себе вряд ли начнутся без нахождения ответов по другим вопросам. Например, в треугольнике ЕС — Украина — Россия консультации ведутся. Наверное, будут проводиться технические консультации между представителями ЕС, экономической комиссией Евразийского союза и России и т.д. Все это те камни, которые должны были быть заложены в фундамент по возобновлению переговорных отношений по базовому соглашению между Россией и Европейским союзом. Я не говорю уже об остальных сложностях, в том числе политического характера. 

При этом важно понимать, что обсуждать какую-то перспективу отношений и содержания этих отношений в логике санкций и ответных действий со стороны России вряд ли возможно. Россия и Европейский союз вряд ли смогут договариваться, учитывая то, что Евросоюз в обозримой перспективе не может снять с себя эти санкции.

Речь идет о том, что политико-дипломатические контакты Россия — ЕС будут носить, скорее, консервативный характер: они будут касаться решения принципиальных вопросов, но не общих вопросов взаимоотношения России и Европейского союза, и, скорее всего, все это затянется на неопределенную перспективу. 

Сейчас все зависит от того, как будут дальше развиваться события в Новороссии. Переговоры по дальнейшему санкционному процессу будет возможны, если на Донбассе установится определенное затишье, если появится возможность разговаривать о каких-то совместных действиях по урегулированию на Украине, если будут найдены определенные формулы. Причем все эти "если", как мы понимаем, достаточно условны, поскольку и Москва, и Брюссель, и европейские столицы во многом имеют совершенно разные взгляды на то, что происходит на Украине и что там следует делать. 

Все-таки если все пойдет относительно благоприятно и если на Донбассе установится мир, в этих условиях Европейский союз, возможно, пойдет по пути деэскалации санкционного режима. При очередном пересмотре санкций могут быть сняты определенные ограничения, наложенные раньше. Между тем речь не идет о полном снятии санкций, но, тем не менее, деэскалация может произойти. Если этот процесс начнется, тогда он задаст уже другую логику — антисанкционную — в отношениях между Россией и Европейским союзом, и тогда появится лучшее окно возможностей для того, чтобы договариваться».
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".