Статья
26 Декабря 2009 0:01

Фаина Раневская

<p>Новая биография великой советской актрисы или о преимуществах биографии в контексте семьи, друзей и национальности.</p>
Комментарии экспертов
<p>Справедливо, что про Фаину Раневскую очень мало писали при жизни и очень много писали после её смерти.</p>
<p>И то, большая часть книг о Раневской – это сборники её афоризмов. И «хочешь - ешь его, а хочешь - живи с ним», но ничего с этим фактом сделать нельзя.   Возможно, потому, что судьба Раневской для многих переживших революцию и войну не была такой уж трагичной. Как-никак – дочь богатого таганрогского купца, а потом всесоюзная актриса, которую боготворил народ и цитировали Генеральные секретари.</p>
<p>Между тем, личный, глубокий трагизм интеллигентной женщины – чистый трагизм русской интеллигенции, по сравнению с которой, по мнению абстрактного «сарнова» страдания Довлатова – жалкое подобие на зуд в носу. Такой трагизм в Раневской был.</p>
<p>Но для того, чтобы его проявить, нельзя воспользоваться стандартным биографическим приёмом (родился-жил-умер), нужна новая тактика. Нужно не заполнять фигуру в пространстве, а заполнить пространство вокруг фигуры, чтобы она проявилась.</p>
<p>Чтобы не попасть в ловушку «личности» Раневской, Гейзер блестяще прибегает к ловкому трюку. Автор создаёт образ Раневской из «среды» - её друзей, коллег и мест, где она жила.  Как показывает результат – блестящая книга – это оказывается блестящей идеей.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".