Статья
3692 13 Мая 2019 17:09

Федермессер раздора

Публичный конфликт между оппозиционером Алексеем Навальным и общественным деятелем Анной Федермессер, который развернулся вокруг выдвижения последней на выборах в Московскую городскую Думу, будет иметь серьезные последствия как для самих участников противостояния, так и для оппозиционного движения в целом. Как проходит линия раскола внутри оппозиции, и почему новый конфликт выгоден не только власти, но и некоторым оппозиционерам?

Линия раскола

Открытое письмо Навального Анне Федермессер положило начало острой дискуссии на либеральном фланге оппозиции, в результате которой внутри либерального лагеря фактически произошло жесткое разделение на условных активистов, которые считают, что для достижения целей, которые перед собой ставит Федермессер, хороши все доступные средства, а сотрудничать можно с любыми политическими силами, которые будут способствовать достижению этой цели. Второй лагерь — условные морализаторы, выступающие за чистоту рядов оппозиции. Они считают недопустимым любой контакт с властью. С целью усиления моральной дилеммы они даже гипертрофируют ситуацию, используя неравнозначные аналогии: «Итак, концлагерь. И среди заключенных есть врач. Право лечить и обезболивать людей, в текущей ситуации, он должен получать у администрации концлагеря, на ее условиях», — пишет Виктор Шендерович.

Примечательно, что и внутри морализаторов есть те, кто называет действия Федермессер «постыдными», но необходимыми (тот же Шендерович), также есть группа оппозиционеров, считающих, что какой бы благой не была конечная цель, сотрудничество с властью — недопустимо (такой позиции придерживается Сергей Пархоменко и другие). Оппозиция и до этого была сегментирована, постоянно проводила внутри себя дополнительные границы, а этот случай привел к новым линиям раскола. Впрочем, довольно быстро было найдено простое решение сложившейся ситуации.

Спустя неделю с момента публикации письма Навальный пошел на изменения в риторике от нейтрально-снисходительной до радикально-осуждающей: «Единственное, что можно точно сказать про такого человека [Федермессер] — что его ни в каком смысле нельзя назвать „оппозицией“», — написал на своей странице в Facebook Григорий Юдин. Этот пост поддержал и Навальный, и другие противники участия Федермессер в выборах. Вынося ее за скобки, морализаторы пытаются дать всем сомневающимся простой ответ на вопрос, кто является «своим», а кто «чужим». Ведь если Федермессер «своя» как и Соболь, тогда они играют на одном поле и всем нужно как-то договариваться, а если Федермессер не с нами, а «чужими», то значит, что она против нас. Этот подход в глазах оппозиции технически решает возникшую сложность, однако эта тактика будет иметь серьезные последствия в будущем.

Очаги напряженности

Кейс Федермессер — это первое испытание, с которым столкнулся проект Навального «Умное голосование», запущенный с целью недопущения конфликтов и открытого противостояния между оппозиционерами. Именно здесь проявились его слабые стороны:

— Пристрастность. Задачей проекта было определение «оптимального» кандидатов от оппозиции, но в случае реального конфликта интересов он не способен привести стороны к общему знаменателю. Выдвижение кандидата, противоречащее интересам создателей «Умного голосования», ведет к тому, что проект не может выполнять функции арбитра (третьей стороны). Кроме того, в случае с Федермессер речь идет о большом символическом капитале, который она заработала, занимаясь общественной деятельностью. Выступая против нее, Навальный выступает не по политическим основаниям, а выходит в морально-этическую сферу.

— Моральный авторитет. Навальный, конечно, претендует на эту роль, однако как показала борьба за 43 округ, внутри оппозиционного движения существует многоголосие, и оппозиционер не может рассчитывать на свою исключительность. Навальный является политическим авторитетом внутри несистемной оппозиции, но как показывает кейс Федермессер, он пытается стать и моральным авторитетом, который бы мог определять, что допустимо, а что нет, что хорошо, а что плохо. И здесь очевидно, что настоящим оппонентом Федермессер является не Соболь, а Навальный. При этом ставки в споре довольно высоки, так как в глазах рядового избирателя Федермессер является куда более серьезным авторитетом, чем Соболь. Открытая и публичная борьба против нее со стороны Навального будет выглядеть как борьба против всего, что делает в публичном пространстве Федермессер.

— Раскол несистемщиков. По-настоящему эффективно справиться с возложенной на него задачей «Умное голосование» может только в случае конфликта интересов представителей системной оппозиции. Электорат КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» отличается от сторонников «Партии Перемен», «Яблока» и незарегистрированной партии Навального. Поэтому «Умное голосование» может развести кандидатов от парламентской оппозиции, но внутри несистемщиков проект постоянно будет попадать в ловушку. Неминуемо будут возникать новые очаги напряженности. Навальный будет конфликтовать с проектом Гудкова и Собчак, с «яблочниками» и другими силами, поэтому конфликт с Федермессер — первый, но далеко не последний.

— Свой-чужой. Предвидя дальнейшее обострение, Навальный и его сторонники стараются инициировать пересмотр самого понятия оппозиционер. Ведь «Умное голосование» нацелено против действующей власти, и на выявление лучшего кандидата среди оппозиции. Если вы не являетесь оппозиционером, то автоматически выпадаете из потенциальных участников проекта, оказываясь вне игры. Если раньше Навальный в публичных выступлениях открыто не обвинял Гудкова, Собчак или Федермессер в связях с действующей властью, а говорил о том, что они «запутались» и их «используют», то теперь он и его сторонники будут указывать на сознательность действий своих политических оппонентов. Если они пошли на коллаборацию с властью сознательно, то это значит, что они входят во властную коалицию, и оппозицией их назвать нельзя: «Если Вы это сделаете, это будет уже не демонстрация „неоппозиционности“ и почтения к власти, это будет прямое участие в борьбе с демократическими силами. Не компромисс и даже не конформизм, а настоящий коллаборационизм», — пишет Навальный в письме Федермессер.

Последствия и перспективы

Судя по всему, инициаторы выдвижения Федермессер рассчитывали именно на такую реакцию со стороны радикальной оппозиции. Очередной раскол не позволит несистемщикам, как и раньше, выступить единым фронтом, сломает их планы, помешает сформировать союзы. Кроме того, радикальность в оценках и излишняя токсичность конфликтов заставят некоторых избирателей отвернуться как от Навального, так и его соратников. Если вспомнить ситуацию с «разведением кандидатов» от несистемных партий на парламентских выборах 2016 года, то станет очевидно, что история повторяется.

В краткосрочной перспективе это позволит власти получить желаемый результат на выборах в МГД, а также на муниципальных выборах в Санкт-Петербурге, именно на эти кампании делалась ставка авторами проекта «Умное голосование». В долгосрочном плане Центру удастся создать новые очаги напряженности и противоречия, которые сыграют против оппозиции на парламентских выборах 2021 года.

Может сложиться впечатление, что Навальный в связи со столь острым конфликтом несет имиджевые потери, но на самом деле его действия укладываются в логику достижения единоличного лидерства внутри несистемной оппозиции. Навальному постоянно нужно подтверждать этот статус, в том числе и за счет подобных «побед» над конкурентами.

Навальный обладает достаточным политическим весом, однако ему не хватает статуса морального авторитета, которым, например, обладал академик Андрей Сахаров. Лидер ФБК старается восполнить этот пробел в своем имидже. Поэтому раскол внутри противников власти выгоден и самому Навальному, который станет моральным авторитетом, пусть лишь для части оппозиции.

Судя по всему, эта линия противостояния может стать одной из важных в ходе кампании 2019 года. Она будет периодически обостряться и затухать. Ключевыми этапами здесь станет процесс регистрации кандидатов — июнь 2019 года, а также итоги голосования — сентябрь 2019, когда обострятся старые противоречия, и неминуемо возникнут новые. Учитывая сложности, возникшие еще на этапе обсуждения выдвижения кандидатов, проект «Умное голосование» имеет не так много шансов достигнуть поставленную перед ним цель, и вместо объединения оппозиции будет вести к ее дальнейшему расколу.

Михаил Карягин, политолог

© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".