Статья
24 Декабря 2014 13:00

Фундамент для сильной России

Идеологическое наследие «крымской весны»

Состоявшееся в марте присоединение Крыма и Севастополя к России можно без преувеличения назвать переломным моментом в новейшей истории страны.

Но общее значение этого перелома заключается не только в расширении российских границ, демонстрации независимой политической воли и устранении положения дел, которое, по мнению большей части населения, воплощало историческую и моральную несправедливость.

События на полуострове являются отправной точкой в долгом, противоречивом и комплексном процессе формирования нового идейного наполнения национального развития. Объединение россиян вокруг общих ценностей и устремлений, пока что формулируемых лишь схематично, позволяет руководству государства впервые обозначить ответы на вопросы, буквально повисшие в воздухе с начала 1990-х годов.

В чем заключается наша национальная идентичность? Является ли возможным определение общей повестки дня, учитывающей важнейшие вехи и наследие различных этапов истории страны? Как традиционное стремление русской мысли к особому позиционированию может сочетаться с законами сосуществования народов в глобальном мире?

Кроме того, обозначенные президентом и премьер-министром контуры будущего России в обновленных условиях вернули в общественную дискуссию тезис о Русском мире, трактовки которого могли включать как глобальные концепты, так и точечные рассуждения о конкретных ступенях государственной стратегии.
Время, между тем, время работает против России

Впрочем, «крымская речь» Путина в условиях тотальной бюрократизации политической сферы, доминирования в экспертном сообществе штампов и атавизмов прошлых эпох и боязни социума заглянуть даже на несколько лет вперед, пока что так и не превратилась в содержательную идеологию поступательного движения. Время, между тем, время работает против России.

Международное давление, нарастание кризисных тенденций в экономике и риски реанимации социальной апатии могут привести к тому, что содержательная сторона вопроса отойдет на второй план, а исторический шанс для выработки модернизированного видения государственного строительства разобьется о рутину наступающих проблем практического свойства.

Идеологический вакуум невозможно вновь заполнить популистскими лозунгами или нефтегазовыми сверхдоходами, тогда как уже в ближайшей перспективе страна может столкнуться с судьбоносным выбором дальнейшего пути. Либо он будет заключаться в едином общероссийском движении по курсу, родившемуся из наметившегося в этом году консенсуса между элитами и массами, либо обернется сползанием к деградации политического самоопределения нации с перспективой нового, чреватого фатальными рисками периода ее разобщения.

Пятилетка пробуждения и проблема-2024

Широкий взгляд на новейшую историю государственности России (с момента принятия Декларации о суверенитете в 1990 году) позволяет условно разделить ее на несколько отрезков, каждый — продолжительностью приблизительно в пять лет: период демонтажа советских институтов и хаотичного перехода к рынку (1990-1994), эпоха олигархического капитализма (1995-1999), построение «вертикали власти» (2000-2004), «тучные годы» суверенной демократии (2005-2009) и, наконец, время политического пробуждения общества (2010-2014).

Старт этой последней «пятилетки» был дан началом реализации модернизационной стратегии Дмитрия Медведева; она, в свою очередь, подтолкнула активизацию среднего класса в крупных городах, уже вслед за которым заявили о себе широкие массы населения, чьи чаяния и убеждения вышли на первый план как раз с присоединением Крыма.

Миллионы россиян, озабоченные выживанием в 90-е годы и наслаждавшиеся потребительским счастьем в 2000-е, продемонстрировали, что и они теперь способны ярко артикулировать свои взгляды и убеждения. Миф о пассивности и безынициативности среднестатистического гражданина оказался опровергнут и канул в лету.

Но у реанимации массовой политики есть две стороны, и если одна из них — демонстрация высочайшего потенциала общественной мобилизации, то оборотная — рост внутренней агрессии и конфликтности, которые за эти пять лет также проявили себя.

Этническое насилие и погромы в Москве, противостояние так называемого «креативного класса» и бюрократии, усиление конфронтации различных ориентированных на правительство групп как в регионах (особенно на Северном Кавказе), так и в федеральном центре, выявили существенные ценностные противоречия между различными слоями населения, которые отошли на второй план лишь после украинских событий.
Реальная историческая развилка придется не на 2018, а на 2024 год, когда завершится второй шестилетний срок Путина

Но назвать нынешнее сплочение конечной точкой развития российского общества — значит, наивно проигнорировать те опаснейшие «камни преткновения», которые вовсе не испарились с возникновением крымской эйфории.

Да, президенту дан колоссальный кредит доверия, практически гарантирующий успех на выборах 2018 года, однако весомость этой победы и долговременность заданного сейчас тренда будет во многом зависеть от способности правящей команды трансформировать момент гражданского единения в создание образа России будущего, вдохновляющий и направляющий ее жителей.
Президент лучше, чем кто-либо еще, понимает, что задумываться о том, какую Россию он оставит преемникам, необходимо уже сегодня

В конечном счете, реальная историческая развилка придется не на 2018, а на 2024 год, когда завершится второй шестилетний срок Путина, достигнет своей кульминации ротация кадров в руководстве страны, а на избирательных участках свою волю артикулирует поколение, родившееся и выросшее в эру стабильности, однако до сих пор имеющее плохо очерченное представление о самоощущении нации, к которой оно принадлежит.

Президент лучше, чем кто-либо еще, понимает, что задумываться о том, какую Россию он оставит преемникам, необходимо уже сегодня. Отвечая на многочисленные вопросы экспертов и журналистов, возникших, судя по всему, на волне крымской эйфории, Путин неоднократно подчеркивал, что не собирается находиться у власти пожизненно.

Несогласие он выразил и с тезисом заместителя главы своей администрации Вячеслава Володина, прямо заявившего на Валдайском форуме, что «без Путина нет России». Что любопытно, высказывание представителя Кремля почти дословно повторяет ироническое изречение одного известного оппозиционного публициста, не так давно заметившего, что «единственной духовной скрепой для россиян» является как раз действующий президент.

В реальности именно готовность населения страны сплотиться вокруг высших идеалов и ценностей, проявившаяся начиная с мартовских событий, опровергает подобные утверждения. Безоговорочная поддержка действий власти на крымско-украинском направлении характерна для людей с самыми разными убеждениями, жизненными ориентирами и взглядами на мир.

Возможно, это и есть первое за четверть века полномасштабное проявление консолидации всех этносов и классов государства, сравнимое по эффекту (с поправкой на масштаб и обстоятельства) с 22 июня 1941 года или 12 апреля 1961 года. Отталкиваясь от него, Россия десяти-пятнадцатилетней перспективы может быть построена практически по кирпичу на том фундаменте, который был создан именно после прихода Владимира Путина в Кремль. Но способы этого построения бывают различными.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Антон Гришанов специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".