Статья
12 Ноября 2010 0:33

G20 за равномерное развитие

<p><strong>По итогам саммита в Сеуле лидеры стран «большой двадцатки» приняли целый ряд документов.</strong></p>
<p>В результате обсуждений принята декларация, а к ней -  рамочное соглашение по обеспечению уверенного высокоустойчивого и сбалансированного экономического роста, Сеульский план действий, документ о реформировании международных финансовых организаций, модернизирования системы МВФ, по борьбе с протекционизмом и поощрении торговли и инвестиций.</p>
<p>Как сообщает ИТАР-ТАСС, более чем 30-страничный документ содержит два десятка договоренностей по конкретным сферам.<br />
Также к декларации приняты три приложения: Сеульский консенсус в области развития для обеспечения всеобщего роста, Антикоррупционный план действий «двадцатки» и Планы действий в области развития, рассчитанные на несколько лет.</p>
<p>В главном документе – <strong>Декларации</strong> – говорится о том, что лидеры двадцати стран убеждены, что их совместная работа может обеспечить более процветающее будущее гражданам всех стран.</p>
<p>Участники сеульского саммита заявили о решимости «поставить создание рабочих мест в основу восстановления и предоставить социальную защиту и достойную работу, а также обеспечить ускоренный рост в странах с низким уровнем доходов». «Некоторые из нас переживают сильный рост, в то время как другие испытывают высокий уровень безработицы и медленное восстановление. Неравномерный рост и разрастающиеся дисбалансы питают соблазн отказаться от глобальных решений в пользу несогласованных действий. Однако несогласованные стратегические действия приведут только к худшим для всех результатам», - считают участники форума. «Сегодня мы согласились развивать наше общее видение, чтобы встретить такие новые вызовы и найти путь к сильному, устойчивому и сбалансированному росту в период после кризиса», - подчеркивается в декларации.</p>
<p>Другой документ - <strong>Рамочное соглашение </strong>- содержит анализ международных усилий, проведенных за последнее время. В документе отмечается, что со времени последней встречи лидеров «двадцатки» восстановление мировой экономики продолжается, но сохраняются риски ухудшения ситуации. «Мы преисполнены решимости сделать больше. Наши энергичные совместные и коллективные шаги в сфере экономической политики могут обеспечить продолжение восстановления и заложить прочную основу для достижения наших общих целей - уверенного, устойчивого и сбалансированного роста», - подчеркивается в соглашении.</p>
<p>Что касается <strong>антикоррупционного плана</strong>, страны «двадцатки» обязались способствовать установлению глобального антикоррупционного режима, бороться с международным взяточничеством, противодействовать «отмыванию» денег, не давать коррупционерам свободно перемещаться по миру.</p>
<p>«Коррупция угрожает целостности рынков, подрывает честную конкуренцию, препятствует справедливому распределению ресурсов, негативно сказывается на общественном доверии и верховенстве права. Коррупция является серьезной преградой для экономического роста и вызовом как развитым и развивающимся странам, так и странам с формирующейся рыночной экономикой», -цитирует документ Интерфакс.</p>
<p>Страны G20 обязались поддерживать совместный подход к установлению эффективного глобального антикоррупционного режима. «Группа двадцати» намерена оказывать воздействие собственным примером в ключевых областях, в том числе: ратифицировать Конвенцию ООН против коррупции или присоединиться к ней; принимать и применять законы и другие меры против международного взяточничества, исключить возможность для коррумпированных лиц доступа к глобальной финансовой системе и возможность отмывать доходы полученные от коррупции.</p>
<p>«С тем чтобы коррумпированные должностные лица не могли безнаказанно выезжать за рубеж, страны «Группы двадцати» рассмотрят вопрос о разработке совместного механизма отказа во въезде и предоставлении убежища в наших юрисдикциях коррумпированным должностным лицам и тем, кто их коррумпирует», - говорится в плане действий.</p>
<p>Страны G20 будут также содействовать применению Конвенции ООН против коррупции, особенно тех ее положений, которые касаются выдачи, взаимной правовой помощи и возвращения активов.</p>
<p><strong>Пожалуй, главный вопрос, вынесенный на обсуждение лидеров двадцати крупнейших стран мира, был вопрос «</strong><a href="http://actualcomment.ru/theme/1576/"><strong>войны валют</strong></a><strong>». </strong>По этому поводу G20 утвердила <strong>План действий</strong>. Он предусматривает, что страны будут двигаться в направлении повышения гибкости валютных курсов, которые бы отражали основополагающие экономические принципы, а также воздерживаться от конкурентной девальвации валют.</p>
<p>Страны планируют принять макроэкономические стратегии, в том числе идти по пути бюджетной консолидации, с тем, чтобы «обеспечить непрерывное восстановление и устойчивый рост и укрепить стабильность финансовых рынков, в частности путем движения в направлении определяемых рынком систем валютных курсов».</p>
<p>Развитые экономики, в том числе страны с резервными валютами, будут внимательно следить за недопущением резких колебаний и беспорядочных изменений валютных курсов, отмечается в коммюнике. Эти действия помогут снизить риск излишней волатильности потоков капитала в странах с развивающейся экономикой. </p>
<p><strong>Президент России Дмитрий Медведев, подводя итоги саммита в Сеуле, назвал его работу эффективной и полагает, что после него угроза «войны валют» стала гораздо ниже</strong>.</p>
<p>«Очевидно, что нет абсолютной уверенности, что все проблемы раз и навсегда в этой сфере сняты, но, с другой стороны, государства, которые эмитируют валюты, очень крупные экономики, все-таки слышат друг друга и согласны в том, что недопустимо манипулировать своими национальными валютами для достижения краткосрочного результата, что должен быть баланс», - заявил Медведев. «Я считаю, что угроза "войны валют" после саммита как минимум стала существенно ниже. И есть повод более оптимистично смотреть в будущее», - подчеркнул президент РФ.</p>
<p><strong>Дмитрий Медведев высказал убеждение, что рубль должен стать резервной валютой</strong>. Он отметил, что сейчас состояние дел с рублем «полностью зависит от положения на нашем рынке». «Стабильность наших валют зависит от самих нас, от состояния дел российской экономики, и в этом плане никаких серьезных угроз в настоящий момент не существует», – сказал Медведев. Надо «работать над тем, чтобы рубль стал резервной валютой, для этого мы хотим создать финансовый центр в Москве», подчеркнул президент РФ.</p>
Комментарии экспертов
<p>Индивидуальная финансовая борьба каждой из стран приводит к общему проигрышу всех. Ослабление национальных валют в достаточно активном и быстром темпе приводит к колоссальному инвестиционному риску, поскольку обесцениваются активы на этих валютах, связанные с инфляцией и с другими социальными факторами. То есть неумение договориться приводит к тому, что страны в целом ухудшают положение как граждан, чьи доходы не успевают за инфляцией,  так и макроситуации в регионах. Это серьезно увеличивает  необеспеченность  национальных валют и усугубляет кризис как таковой, послужив во многом причиной его начала.</p>
<p>И вопрос как раз состоит в том, как создать новые правила игры. Прежние уже не работают. Еще 20-25 лет назад было сложно представить, что ослабление национальной валюты будет использоваться для усиления своих экспортных позиций. Мир стал глобален, и обратной стороной этого механизма стала значительная роль локальных моментов, таких как национальная валюта.</p>
<p>Существование единой системы валютно-финансового распределения, а именно разница между национальными валютами стала ключевым аргументом в борьбе, пока происходил общий рост, и рабочих мест и возможностей хватало для всех. Когда ситуация усугубилась резким падением, существенно сжала рынки,  дала возможность сфокусироваться на собственной экономике, то одним из ключевых моментов стала борьба между валютами разных стран. Здесь существенно возросла роль центральных банков.</p>
<p>Сейчас основным катализатором валютной нестабильности в мире являются два игрока –  США и Китай, причем они взаимосвязаны за счет различного рода деривативов.</p>
<p>Нынешняя экономическая система США не способна обеспечить тот уровень потребления, в том числе, в расходной части бюджета, которые у США есть. И поэтому для того, чтобы этот уровень обеспечить и, что важнее, обеспечить и гарантировать рабочие места США, администрация Обамы использует печатный станок. С одной стороны, это направлено на финансирование многочисленных социальных и несоциальных программ американской администрации, а с другой стороны параллельно  приводит к укреплению позиции  национальных американских экспортеров, потому что удешевление валюты положительно сказывается на экспорте.</p>
<p>Китайский юань традиционно не является свободно конвертируемой валютой. И здесь во многом дисбаланс связан с тем, что валютная система у Китая серьезно контролируется, в то время как экономическая система - более свободная. Это и приводит к тому, что не смотря на то, что экономическое производство идет достаточно бурными темпами, валютная система позволяет сдерживать развитие именно валютного рынка. То есть искусственное занижение курса юаня во многом было одним из крайне важных аргументов в увеличении экспорта со стороны Поднебесной. Именно за счет ослабления национальной валюты происходило очень серьезное усиление конкурентоспособности отдельных отраслей Китая и понятно, что наряду с дешевой рабочей силой это стало двумя ведущими аргументами в пользу усиления позиции юаня на международных рынках.</p>
<p> Два основных игрока на фоне экономического кризиса начинают расшатывать всю мировую финансовую систему. США, со своей стороны, использует схему такого «валютного эгоизма», покрывая социальные программы за счет денежных средств инвесторов из других стран. Китай же использует смешанную систему – рыночную и командную,  для того чтобы всеми силами удерживать рост национальной валюты.</p>
<p>В результате это приводит к тому, что все остальные игроки, если не хотят оказаться с дорогой скрепляющейся валютой, но неконкурентоспособным экспортом, должны  демпинговать и играть в эту бесконечную игру на понижение и ослабление своих национальных валют. Все это, конечно же, положительно не сказывается на стоимости акций.</p>
<p>Во многом то, насколько эти два игрока – США и Китай сумеют договориться и насколько остальным макрозонам удастся также к каким-то соглашениям прийти, будет  зависеть общий контур будущей финансовой системы.</p>
<p>Очевидно, что нынешняя структура не предполагает и не позволяет эти риски как-то предотвращать. Поэтому сейчас во многом разговор идет о двусторонних, трехсторонних, четырехсторонних договоренностях. Чем дальше, тем сложнее будет запустить регулирование. Именно с этим связаны достаточно серьезное обсуждение темы финансовой стабильности и так называемого снижения валютной турбулентности на внешних рынках. <br />
 </p>
<p>По теме создания новых способов борьбы с изменениями климата, которая будет активно обсуждаться на саммите, скорее всего дело ограничится декларациями, потому что слишком обширной и неоднозначной является экологическая повестка дня современности и слишком несовпадающими являются национальные интересы основных ведущих игроков.</p>
<p>В этой ситуации, когда некоторые игроки заинтересованы в том, чтобы обеспечить экологическую безопасность (это, например, касается европейцев: сейчас проходят очень многочисленные и массовые выступления экологов против захоронения радиоактивных отходов на территории ФРГ), европейцы выступят скорее с экологических позиций, в то время как США, Китай выступают с точки зрения обеспечения роста производства, увеличения ВВП, и в этой ситуации, напротив, будут всячески торпедировать какие-то экологические вопросы, которые могут нанести ущерб их экономическому благополучию.</p>
<p>Поэтому ситуация на саммите по экологическим вопросам будет напоминать известную басню Крылова «Лебедь, рак и щука».</p>
<p>Срочность реформы мировой финансовой системы, о которой пойдет речь на саммите в Сеуле, связана с тем, что нынешняя ее конфигурация неизбежно порождает кризисы, потому что проблемы, которые существуют у отдельных игроков мира, в частности глобальный долг, проблема дефицита, механически распространяются на весь остальной мир. Все страны мира оказываются в зависимости от ситуации на нескольких биржах, в первую очередь на Нью-Йоркской бирже. Различные регионы мира не имеют никаких самостоятельных механизмов для того, чтобы регулировать положение собственных финансов. И кризис это показал.<br />
 <br />
Те проблемы, которые существуют в Европе, в более широком виде существуют во всём мире. В Европе получается так, что происходит объединение валюты, но нет единого политического центра принятия решений, в том числе экономических, связанных с процентной ставкой и т.д. В мире происходит примерно то же самое. Доллар является общей валютой, но, с другой стороны, все решения по поводу него принимаются в одном месте.<br />
 <br />
Все понимают, что эта ситуация ненормальная, никому она не нравится, все хотят что-то изменить. Николя Саркози уже говорил об этом, Дмитрий Медведев говорил об этом, китайцы всё время говорят об этом. Но реально решить ничего невозможно, потому что всё опирается на политические инструменты, которые есть только у США, на то, что так устроено в мире, что весь мир работает на укрепление доллара, тем самым поддерживая собственную экономику. Так хитро устроен мир, и это является геоэкономическим обручем, который втягивает в себя глобализирующийся мир.<br />
 <br />
Возможность выйти из этой системы сразу же создаёт много различных проблем для развитых стран мира: проблема валютного обмена с развивающимися странами, падение доллара и т.д. Поэтому никто на это пойти не может. Любое предложение в отношении спроса на доллар сразу же создаёт множество различных сложностей, которые имеют даже какой-то политический смысл и резонанс.<br />
 <br />
По этим вопросам ведутся бесконечные консультации, призывы вернуться к новой системе. В чём, собственно, состоит смысл этого? В том, что согласно этой системе, доллар будет основной резервной валютой, но, тем не менее, выпуск количества долларов и политика регулирования доллара не будет зависеть от политических приоритетов США. Это будет автономная система, автономия мировой глобальной экономики от всяких политических решений.<br />
 <br />
Но сегодня мы имеем дело с той финансовой системой, которая полностью зависима от политической воли руководства Федеральной резервной системы, министерства финансов Америки и т.д.  Это никому не нравится, это вызывает много вопросов, все призывают вернуться к новой системе, соответствующей классической модели экономики. С другой стороны, непонятно, как это сделать. Если что-то будет сделано в этом направлении, тут же это может вызвать переполох на биржах, падение доллара и т.д., что, естественно, никому не нужно.<br />
 <br />
Насколько я понимаю, без согласия США здесь сделать ничего невозможно. С другой стороны, в нынешней ситуации у американского президента вообще нет особых рычагов воздействия на ситуацию. Он находится в политически сложном положении и едва ли рискнёт сделать шаг, который скажется на благополучии американского населения. Отсюда – паралич международной системы. <br />
С другой стороны, мы видим, что сейчас вряд ли какие-то декларативные действия могут быть обеспечены реальными шагами. По этой причине, возможно, будет много интересных дискуссий и много конкретных решений на Саммите большой двадцадки в Сеуле.</p>
<p>На российский рубль приходит всего 0,7% операций на международных валютных рынках. У Центрального банка существует большое количество инструментов воздействия на курс, и эти инструменты позволяют ЦБ жёстко сдерживать курс национальной валюты. По большому счёту, рубль сегодня управляется в связи с потребностями бюджета, правительства. Поэтому рубль – это не та рыночная валюта, которая является одной из ведущих мировых валют и которая действительно колеблется от спроса и предложения на мировых рынках. Рубль – это валюта, все движения которой абсолютно управляемы на внутреннем рынке. Поэтому я думаю, что здесь международные договорённости мало, что значат.</p>
<p>То есть то, что сейчас говорилось на международном уровне, я думаю, для рубля - ни холодно, ни жарко. На самом деле речь идёт о согласованной валютной политике между федеральной резервной системой, европейским Центральным банком, банком Японии, банков Швейцарии, банком Англии. Эти основные валютные пары обеспечивают движение на мировых рынках и принимаются в расчёт большинством экономических игроков.<br />
 <br />
Поэтому я думаю, что здесь никоим образом не нужно преувеличивать роль российского рубля. Его стабильность в последнее время действительно соблюдается усилиями правительства и Центрального банка. Я думаю, что ничего особенного мы здесь в ближайшее время не увидим.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".