30 Января 2015 10:02

Греция и Ципрас: чем они полезны России?

Настоящим шоком для Европы стал приход к власти в Греции крайне левой коалиции «Сириза» и её главы Алексиса Ципраса. Нового премьера многие считают пророссийским и «антиевропейским». Пошли разговоры о том, что Греция вот-вот выйдет из ЕС, что сыграет на руку России, и что левые силы начнут свой победный марш. Насколько оправданы подобные ожидания?

Успех коалиции «Сириза» обусловлен тем, что Греция уже много лет не может выйти из кризиса. Сменявшие друг друга правительства консерваторов из партии «Новая демократия» и социалистов из ПАСОК так ничего сделать не смогли. Государственный долг страны составляет 318 миллиардов евро, или 170% ВВП. Число безработных — 26,5%, средняя зарплата — 750 евро, что более чем втрое ниже уровня Германии.

Отличительная черта Греции — высочайший уровень семейственности в политике. До сих пор во власти сидели премьеры Костас Караманлис, Гиоргиос Ппандреу, глава МИД Эвангелос Венизелос. У первого дядя был президентом, у второго отец и дед — премьерами. У третьего несколько поколений семьи засветилось на видных постах. У бывшего премьера Антониса Самараса дед и отец сидели в депутатских креслах… В общем, Ципрас на их фоне — новое лицо.

Рецепты жёсткой экономии от ЕС и МВФ тоже не привели к успеху. Замораживание зарплат вызвало массовое недовольство, не дала ожидаемого результата и распродажа государственного имущества. В стране так и не появилась передовая промышленность, а сельское хозяйство осталось неконкурентоспособным по сравнению, например, с Францией и Голландией. Соответственно, просто не возникло новых отраслей, обеспечивающих рабочие места. 

Дополнительным раздражителем для греков стало введение Евросоюзом санкций против России. Это ударило по греческой казне, ибо в ЕС греческие фрукты, овощи и оливковое масло не очень нужны, а в России их охотно покупали. Когда же российские власти запретили ввоз продовольствия из ЕС, Греции стало худо. Не стоит забывать, что Россию и Грецию связывает общность православной веры — особых конфликтов в новейшей истории между ними не было.

Так что программа Ципраса пришлась грекам по душе. Он обещал порвать с мерами жёсткой экономии и пересмотреть отношения с ЕС, допуская даже выход из зоны евро. Он предлагал списать эллинам их огромный долг. Ципрас выступал резко против санкций в отношении России, выступает и сейчас. Одно из его первых заявлений на посту премьера касалось того, что Греция выступает категорически против введения новых ограничительных мер и за отмену уже существующих.

В России (особенно в кругах радикальных антизападников) заговорили об успехе пророссийской силы и о подрыве Евросоюза… Начнём с первого. Ципрас — действительно политик, настроенный по отношению к России дружественно. Он выступает против санкций, против политики НАТО и ЕС в отношении нашей страны, за всестороннее сотрудничество. Так что с его лояльностью в отношении России не поспоришь.

А вот насчёт подрыва Евросоюза — перебор. Греция даже при Ципрасе не собирается выходить из ЕС. Просто Германия и Италия — крупнейшие торговые партнёры, крупнейшие вкладчики в греческую экономику. Заменить их в полной мере не смогут даже Россия и Китай вместе взятые. Сотни тысяч греков находятся на заработках в Западной Европе — и с этим обязан считаться любой греческий политик.

Впрочем, говорить о том, что Ципрас в плане отношения к России является таким уж антиподом предыдущих греческих глав правительств было бы преувеличением. Ни представители «Новой демократии», ни ПАСОК никогда не значились в числе ярых критиков нашей страны. И даже когда Греция присоединялась к санкциям — это была вынужденная мера. Иначе она просто потеряла бы спасительные для неё европейские деньги.

Как и Россия, Греция до сих пор не признаёт независимость Косова. И при правых, и при левых правительствах греки охотно участвовали в проекте газопровода «Южный поток» и нефтепровода «Бургас — Александруполис». В том, что проекты канули в лету, виновата Болгария, но никак не Греция. При всех кабинетах греки оставались наиболее лояльными к России во всём Евросоюзе. Что, впрочем, нисколько не мешало им считать членство в ЕС основой своей политики.

Возможно, расположенность греков к нам вытекает из того, что они не были частью социалистического лагеря. Соответственно, они не могут упрекнуть Россию как правопреемницу СССР в том, что она заставила их строить социализм. В то же самое время определённое чувство близости ввиду общности веры сохранилось. Добавим также сюда сотни тысяч бывших черноморских греков, переселившихся в Грецию за последние десятилетия. Они — своего рода живое связующее звено между двумя странами.

Кстати говоря, для России Греция будет полезнее именно внутри Евросоюза, а не вне его. У греков есть возможность блокировать наиболее радикальные антироссийские инициативы — а вне ЕС такой возможности они лишатся. Греция и греческий Кипр в какой-то мере уравновешивают Польшу и страны Прибалтики, представляя собой иной полюс.

В экономическом плане Греция по-прежнему представляет интерес как транзитёр наших энергоресурсов. Газовый хаб, откуда государства ЕС смогут при желании брать российский газ, расположится на турецко-греческой границе. Россия может вкладывать в греческое сельское хозяйство, получая на выходе относительно дешёвые апельсины и растительное масло. Может вложиться, скажем, в греческое судостроение. Островов в Эгейском море много, суда явно себя окупят.

Другое дело, что надо отдавать себе отчёт в том, что к числу лидеров Евросоюза Греция в обозримом будущем относиться не будет. Да и в области высоких технологий мы не сможет им предложить то, что сегодня дают Германия или Голландия, — просто в силу нашего технологического отставания от них. Тем не менее лояльная к России страна не бывает лишней. Так что пускать отношения с Грецией на самотёк нельзя.

Расчёт же на то, что вслед за «Сиризой» в Европе начнётся триумфальное шествие крайне левых, не оправдан. Сильные коммунистические и другие левацкие партии есть в Германии, Франции, Чехии, Испании, Португалии, Дании. Но ни одна из них даже близко не приближается к показателям «Сиризы». Достаточно глянуть на результаты последних выборов в Европарламент и национальные законодательные органы стран ЕС: нигде больше (кроме Кипра, но киприоты — тоже греки) радикальные левые не побеждали. 

Куда в большей степени в Западной Европе набирают обороты ультраправые, антииммигрантские партии. Коммунисты и другие ультралевые традиционно выступают за «дружбу народов», антииммигрантская риторика им несвойственна. Вот эти партии действительно набирают силу практически везде — в Греции как раз в меньшей степени. Усиливаются и евроскептики, выступающие против передачи полномочий от национальных государств к наднациональным органам ЕС.

Ципрас победил потому, что у греков есть наибольшие основания быть недовольными тем положением вещей, которое сложилось у них за последние годы. Все другие страны Евросоюза или не просели так сильно, или же изначально находились на более низком уровне. Так что просто оснований для столь массового голосования за крайне левых у населения этих стран нет. Подъём ультраправых же вызван, скорее, другими, не социально-экономическими причинами.

Вадим Трухачёв, кандидат исторических наук, преподаватель кафедры Зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ


  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".