Статья
31 Октября 2011 11:45

Интеграция в СНГ

Основным экономическим трендом недели стала интеграция на постсоветском пространстве. Сначала страны СНГ подписали Договор о зоне свободной торговли СНГ. Документ закрепил упрощение правовых основ торгово-экономических отношений между странами и замену целого ряда многосторонних и порядка 100 двусторонних документов, регламентирующих режим свободной торговли на пространстве СНГ. Пока Договор носит общий характер, фактически он подтверждает договоренности 1994 года. Окончательная модель и график создания зоны свободной торговли будут представлены в ноябре-декабре 2011 года.

Параллельно с формирование зоны свободной торговли Москва объявила о расширении ядра интеграционных процессов – Таможенного союза. Вступить в организацию разрешили Киргизии. Несмотря на то, что экономика и внешнеторговый оборот среднеазиатской республики несопоставимы с остальными членами Таможенного союза, демарш Бишкека усилит позиции РФ. При этом прямая экономическая выгода России от вступления Киргизии будет минимальной. А основные дивиденды Москва получит на международной арене.

В последние годы РФ пытается создать региональную альтернативу мировым институтам развития – МВФ и Всемирному банку. Именно эти организации стали основными инструментами борьбы с экономической турбулентностью в последние годы. Финансовые «сложности», появившиеся на рынке американских ипотечных бумаг за последние годы переросли в продолжительный экономический и социальный кризис. В основе его лежат не циклические модели, а системные дисбалансы. Именно они стали причиной беспрецедентного падения мировой экономики.

За последние полвека экономическая, политическая и социальная архитектура претерпела значительные изменения. Мировая финансовая система, учрежденная на Бреттон-Вудской конференции, создала новые международные структуры. Мировой валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР), вошедшего в группу Всемирного банка (ВБ).

Организации должны были выступать основным каналом распределения финансовой помощи США в восстановлении Европы (план Маршала). Однако политэкономическая конъюнктура стала меняться: систему жестких «валютных курсов», провозглашенную в Бреттон-Вудсе благополучно похоронили уже к 1973 году на очередной международной конференции.

Переход к системе «свободных курсов» существенно изменил роль мировых финансовых институтов.  Если раньше МВФ и МБРР следили за балансами национальных валют, то теперь они превратились в крупнейших кредиторов крупнейших стран. Параллельно происходил рост корпоративно задолженности. При отвязке американской валюты от золотого стандарта Федеральная резервная система (ФРС) активизировала эмиссию долларов как наличных, так и безналичных. В дальнейшем на этой базе «дешевой» американской валюты стала строиться многоуровневая пирамида деривативов. Финансовые организации активно участвовали в ее раздувании. Причем, данная сфера практически не регулировалась ни национальными правительствами, ни международными финансовыми институтами. В итоге МВФ и ВБ оказались на периферии борьбы с мировым кризисом. Они не смогли напрямую оказать необходимую поддержку корпоративному сектору (на первом этапе) и государственным субъектам (на втором этапе), где наиболее динамично происходили кризисные процессы.

При этом МВФ и ВБ остаются достаточно политизированными и закрытыми организациями с жестким контролем со стороны американских и европейских элит. Так, высшие посты в двух главных финансовых институтах мира делят между собой США и Европа: МВФ возглавляет европеец (сейчас – экс-министр экономики и финансов Франции Кристин Лагард), Всемирный банк – американец (выходец из ФРС США Роберт Зеллик). Более того, требования финансовых организаций, выдвигаемые к кредитуемым странам (бездефицитный бюджет, либерализация рынка, резкая девальвация и др.), выглядят, мягко говоря, неоднозначно на фоне неблагоприятной экономической конъюнктуры.

На фоне проблем с функционированием действующих систем Россия форсирует реформирование мировой финансовой архитектуры. Суть предложений Москвы сводиться к созданию региональной финансовой системы с собственной инфраструктурой на базе Таможенного союза (в будущем Единого экономического пространства): валютными зонами, фондовыми и товарно-сырьевыми биржами, региональными фондами. Именно эти инструменты станут разумными альтернативами действующим финансовым институтам.

Дмитрий АБЗАЛОВ, Центр политической конъюнктуры

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".