Статья
10 Января 2009 0:01

Иосиф Дискин: Итоги 2008 года

<p>«Актуальные комментарии» вместе с ведущими российскими политологами и экспертами подводят итоги 2008 года и предлагают прогнозы на новый 2009 год.</p>
<p><em>фотография Дениса Хохлова (с) </em><a href="http://www.denis-khokhlov.ru/"><em>http://www.denis-khokhlov.ru/</em></a></p>
Комментарии экспертов
<p>Главный итог ушедшего года состоит в том, что 2008-й стал годом завершения постсоветского периода развития России. Приход Дмитрия Медведева и его инаугурация ознаменовали переход России в эпоху, когда она уже не оглядывается на советский период, не сравнивает себя с ним, и даже всё реже вспоминает о 90-х годах. Она сформировала собственные внутренние механизмы развития, собственные политические институты и социальные отношения. И в этом смысле 2008 год был очень знаменательным, показавшим, что политическая система России способна выдержать такой нетривиальный вариант, как бесконфликтная передача персональной власти. Стало ясно, что конституционные и правовые механизмы в России достаточно прочны для того, чтобы обеспечить передачу власти, при этом никакие элитные группы не способны бросить вызов консенсусу центральной властной группировки.</p>

<p>Тем не менее, одновременно это был год испытания системы институтов. Кризис выступил отличным детектором того, в какой мере существующая система институтов России способна отвечать на серьёзные вызовы. А вызов кризиса был фундаментальным — одновременно произошёл шок спроса и цен на экспортные товары, и прекращение внешнего кредитного финансирования. Кризис стал и шоком качества корпоративного управления в России, и шоком взаимодействия элитных группировок.</p>

<p>Первый натиск кризиса система выдержала. Удалось сохранить работоспособную финансовую и, в частности, банковскую системы. Это уже большое достижение: мы видели, как десять лет назад эта система просто «хрустнула» и буквально ушла в небытие. Следует заметить, что власть отреагировала вполне прагматично, в соответствии со своими центральными установками, быстро отказавшись от либеральной мифологии и перейдя к прагматическим мерам борьбы с кризисом. Она достаточно спокойно перешла к ручному управлению и победила кризис финансовой системы. Банковская система России санирована неизмеримо надёжнее, чем та же американская, с которой всё ещё никак не ясно, какие скелеты в будущем выпадут из шкафов.</p>

<p>И с этого момента руководство страны перешло к работе с реальным сектором. Вот тут-то и начали вылезать слабости российских институтов и системы государственного управления. Первой вылезла, конечно, заметная избирательность объектов помощи при не вполне ясных критериях этого выбора. Можно привести пример, когда была запущена совершенно странная система помощи нефтяникам, и Миллер тогда сказал приблизительно следующее: «нам в принципе деньги не нужны, но что же не брать, когда дают». Второй обнаружившийся недостаток — власть оказалась не очень способна разбираться в технологических цепочках. Ясно, когда речь идёт о градообразующих предприятиях, и государство оказывает им помощь, чтобы не допустить их крушения. Понятно и когда речь идёт о поддержке государством платёжеспособного спроса и занятости. Но когда дело доходит до тонких и сложных вещей — начинаются проблемы. Система пока недостаточно определила механизмы отбора тех, кому нужна помощь. Она не отделяет «овец от козлищ» — тех, кто попал в затруднительную ситуацию не по своей вине от тех, кто слишком вольно обращался с корпоративными ресурсами и имел неэффективную систему управления. Поэтому действующие сейчас механизмы борьбы с кризисом не позволяют проводить селекцию в пользу эффективного менеджмента, тех, кто прилагает самостоятельные усилия и реально активно борется. Пока помощь реальному сектору действует как преимущественно дестимулирующая система.</p>

<p>Продолжает существовать заблуждение, что мы боремся с классическим кризисом рыночной системы. Это не совсем так. У нас пока что достаточно слаба классическая конкуренция по критерию цена-качество, у нас она в основном протекает по критериям рынка административного ресурса и откатов. По этой причине кризисные противоречия накапливаются, а не разрешаются. В какой мере власти удастся с этим бороться — в большой степени зависит от внутренних раскладов, от того, будут ли из кризиса сделаны необходимые выводы. А главный вывод, который должен быть сделан — из кризиса нельзя вылезти, радикально не улучшив качество государственного управления. С текущим качеством мы будем выкарабкиваться из кризиса долго и имеем шанс влететь в сценарий стагфляции. А тогда мало не покажется, и никаких финансовых ресурсов уже не хватит.</p>

<p>Кроме того, уходящий год продемонстрировал важность возрождения публичной политики и публичной дискуссии в России. Если раньше под публичной политикой в России понималась преимущественно ситуация с устойчивостью договора власти и электората о поддержке режима, то теперь стоит вопрос о запуске новых идейно-политических методов борьбы с кризисом. Почему? Потому что экономический кризис нельзя подавить только ограничением нежелательной активности, что было вполне достаточно для политической системы. В экономике постоянно существует множество альтернативных и окольных путей. Так, бизнес (если он утратит уверенность в завтрашнем дне) может заниматься переводом рублёвых активов в валюту, выводом денег за рубеж, выводом средств из оборота, изъятием средств из банков — всем тем, что усугубляет кризис. Одно дело — возможности эффективного политического контроля, которым власть вполне овладела. Совсем другое дело — социально-экономическая деятельность людей и бизнеса, где такой контроль попросту невозможен технически. Поэтому качество политики государства проверяется борьбой с кризисом. Если недоверие к государственной системе станет велико, начнётся обрушение всего экономического функционала.</p>

<p>Сейчас всё ещё существует уверенность, что у государства денег много — поэтому предприятия пока не начали приводить своё внутреннее состояние с внешними спросовыми условиями и издержками. Но спрос на идейно-политические методы управления появится обязательно. Невозможно ограничиться экономическими и привычными административно-бюрократическими мерами — потому что бизнес сейчас находится в очень напряжённом состоянии и жадно ловит информацию о тех мерах, которые принимает власть. Сейчас необходимо, чтобы власть поменяла технику взаимодействия с бизнесом и свою риторику. Придётся выбирать приоритеты — кому помогать, а кому — не помогать, что делать, а что — не делать, придётся объяснять этот выбор. Власть, к сожалению, давно отвыкла внятно объяснять свои действия — особенно так, чтобы их понял не электорат, а наиболее рационально мыслящие слои и группы. Сейчас бизнес стремится понять, есть ли у него ресурсы для дальнейшего существования или нет. Чтобы определиться с дальнейшей тактикой, ему нужен квартал. Этот квартал закончится в марте 2009 года. А это означает, что власть должна уже сейчас совершенствовать тактику политического взаимодействия с бизнесом и средним классом.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".