Статья
4 Января 2012 14:40

Итоги года: Евразийская интеграция

Итоги года: Евразийская интеграция
Фото: Shutterstock

1 января начало свою работу Единое экономическое пространство (ЕЭП) России, Белоруссии и Казахстана. Декларация о евразийской экономической интеграции, заявляющая переход к следующему этапу интеграционного строительства, была подписана президентами трех стран в Москве 18 ноября 2011 года.

Кроме того, с 1 января приступила к работе Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), которая наделена функциями по осуществлению руководства интеграционными процессами в формате Таможенного союза (ТС) и ЕЭП. Соответствующий договор лидеры трех стран также подписали на встрече 18 ноября.

ЕЭК призвана стать наднациональным, нейтральным по отношению к государствам-участникам органом, которому будут постепенно передаваться национальные полномочия.

Евразийская экономическая комиссия приходит на смену Комиссии Таможенного союза. Председателем коллегии Евразийской экономической комиссии избран глава Минпромторга России Виктор Христенко.

В начале октября премьер-министр России Владимир Путин опубликовал программную статью, посвященную формированию Евразийского экономического союза.

Воссоздать структуру, подобную СССР - задача нереальная, однако на базе Таможенного союза и ЕЭП можно создать полноценный экономический союз, отмечал Путин, подчеркивая, что «речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР». «Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом, но тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе - это веление времени», - пишет премьер.

«Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной "связки" между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. В том числе это означает, что на базе Таможенного союза и ЕЭП необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики, создать полноценный экономический союз», - отмечал Путин.

Он выражает уверенность, что сложение природных ресурсов, капиталов, сильного человеческого потенциала позволит Евразийскому союзу быть конкурентоспособным в индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест и передовых производств. «И наряду с другими ключевыми игроками и региональными структурами - такими как ЕС, США, Китай, АТЭС - обеспечивать устойчивость глобального развития», - подчеркивает российский премьер.

«Евразийский союз - это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров, и прежде всего стран Содружества. При этом не собираемся кого-либо торопить или подталкивать. Это должно быть суверенное решение государства, продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами»,- отметил Владимир Путин.

При этом впоследствии Путин отмечал, что идея создания Евразийского союза может быть реализована не ранее 2015 года.

В свою очередь, в конце ноября президент РФ Дмитрий Медведев отметил роль России в создании Евразийского экономического союза.

«Мы действительно нация, которая привыкла действовать масштабно, с размахом. Это у нас в характере, если хотите - в крови», - заявил Дмитрий Медведев, отметив, что «у России огромные территории, высокие цели, которые она перед собой ставит, великие победы».

«Давайте скажем прямо: граждане России живут сегодня не только проблемами быта. Они верят в историческое предназначение России. Поэтому мы упорно и последовательно работаем над расширением экономического и культурного пространства, которые резко сократились после распада Советского Союза», - сказал Медведев.

О ситуации вокруг созданного в рекордные сроки евразийского экономического пространства и дальнейших путях интеграции на постсоветской территории рассуждают эксперты «Актуальных комментариев».

Комментарии экспертов
<p>Что касается будущего Евразийского союза, то начало кризиса или ожидания кризиса рождают две базовых стратегии. Стратегия первая – всем разойтись по отдельным квартирам и выживать по отдельности. И стратегия вторая – попытаться нащупать какие-то общие моменты и попытаться защищаться от кризисных явлений уже вместе. Элиты ряда постсовестких государств осознают, что потенциал такого автономного развития исчерпан. Интеграционные процессы дают им самим новые возможности по защите их национальных экономик перед лицом достаточно непростых времен, которые как прогнозируются, в том числе, и президентом Медведевым, будут только ухудшаться и осложняться.</p>
<p>Что касается энергетической составляющей в союзе, то она, безусловно, есть. Мы видим и процесс перехода на единые цены на энергоносители, и достаточно болезненные в ряде случаев изменения цен. В этом году и в Казахстане, и в Белоруссии очень сильно выросли цены на бензин. С другой стороны, принято решение по снижению цен на газ для Белоруссии, и постепенного перевода энергоносителей на общие принципы ценообразования. С 2013 года Белоруссия будет получать газ по внутрироссийской формуле, т.е. интеграция в энергетике как раз идет достаточно серьезно.</p>
<p>Что касается вступления членов союза в ВТО, то надо сказать, что сама ВТО находится в очень серьезном кризисе и стоит на пороге очень серьезных реформ. Я абсолютно убежден, что грядущая депрессия ВТО добьет. Мы вступили на закате этой организации, и это означает, что правила игры будут скоро все равно пересматриваться. Китай, например, если ему не выгодно, не соблюдает правила по защите авторских прав. Соединенные Штаты тоже очень вольно трактуют правила ВТО. Они вводят барьеры, когда им это выгодно. Второй кризис добьет ВТО, потому что США начнут очень резко прессовать китайских конкурентов. Так что, это все не за горами, это два года.</p>
<p>Поэтому я думаю, что, хоть нам и говорят, что эти правила определены на тридцать лет вперед, это далеко не так. Нам же единое пространство позволит вести диалог от имени трех стран и отстаивать уже общие интересы.</p>
<p>Самым главным итогом этого года на пространстве СНГ можно назвать создание Таможенного союза. Кроме того, в плане Евразийского союза нам наконец-то удалось преодолеть блокирование этого процесса со стороны агентов Запада в российском правительстве, которые активно боролись против этого Евразийского союза.</p>
<p>А теперь нам осталось отразить блокирование со стороны самого Запада, который запрещает Украине, Азербайджану, Узбекистану участвовать в этом проекте. В перспективе, я думаю, что в этот союз войдут все эти страны, а также Армения, Грузия, Молдова, Таджикистан, Киргизия и Турция. Это будет объединения стран с рынком в триста миллионов потребителей. Я думаю, что если процессы пойдут в мире быстро, то обозначенный круг стран, за исключением Грузии, может войти в союз достаточно быстро. </p>
<p>Евразийский союз основывается на геополитическом взгляде на вещи. А геополитический взгляд заключается в простой аксиоме – на постсоветском пространстве России нужны союзники для того, чтобы стать более значимым игроком и иметь шанс на возрождение в качестве альтернативного центра влияния. Этот тренд многим не нравится, на Западе этого просто откровенно боятся. Я думаю, что создание Евразийского союза форсировалось по целому ряду причин.</p>
<p>Предпосылки для экономической интеграции, для общих политических задач – они есть. То есть это диалектическая ситуация, когда есть и разрушительная тенденция, а есть и созидательная. Вот эти созидательные предпосылки были и они остаются. Кроме того, есть конкретные геополитические амбиции руководителей - в данном случае я все-таки имею ввиду Путина, Назарбаева и Лукашенко. У каждого из них свои соображения по поводу необходимости интеграции. Но, в общем и целом, они придерживаются этого проекта.</p>
<p>Евразийский союз на постсоветском пространстве – это, пожалуй, наиболее выдающееся достижение 2011 года. Идет реальное осуществление интеграционных тенденций, причем, впервые с момента распада Советского Союза. Потому что все остальное до этого было, откровенно говоря, достаточно слабыми потугами, а в 2011 году мы увидели действительно реальные дела. Заработал Таможенный союз, появилась идея Евразийского союза, Единого Экономического Пространства. Наконец интеграционная тенденция получила реальное воплощение.</p>
<p>Для партнеров по бывшему Советскому Союзу появилась некая альтернатива. Пока она достаточно слабая и, может быть, спорная, но она вполне реальная. Это вполне реальная альтернатива свободному плаванью или, скажем там, попыткам интегрироваться в какие-то другие объединения. Причем, эта альтернатива может принести реальные дивиденды экономикам этих стран.</p>
<p>Что касается политических рисков для нового объединения, то они могут быть. События в казахстанском Жанаозене, не исключено, что могут оказаться американским ответом на наши усилия. Я лично уверен, что и события на Болотной площади, и беспорядки, совпавшие с двадцатилетием независимости Казахстана, находятся в одной цепи. Потому что дестабилизация внутренней ситуации в странах-участниках Таможенного союза и евразийского объединения несомненно ударит по перспективам самого объединения.</p>
<p>Поэтому бить будут изнутри, находя людей и силы, которые недовольны этими процессами, дестабилизируя внутреннюю ситуацию, создавая внутренние проблемы для того, чтобы не было времени и возможности заниматься этой интеграцией.</p>
<p>А что касается Казахстана – там вообще все «шито белыми нитками». Очевидна связь зачинщиков беспорядков с двумя оппозиционерами, которые живут много лет на западе. Они подкинули денег, постоянно находились на связи с организаторами беспорядков – это точно известно. Почему это не случилось на месяц раньше или на месяц позже? Это явно был сигнал. Сигнал, что «куда-то, господа казахи, не туда гребете». И потом это была подготовка, на самом деле, ситуации к разделу власти после ухода Назарбаева. Он уже слишком долго находиться у дел не может, поэтому, кстати, он торопиться с интеграционными инициативами, потому что он понимает, что его отход от власти может серьезно затруднить интеграцию Казахстана. А он как мудрый политик, несмотря на то, что никакой не русофил, никакой нам не брат и не сват, он просто понимает внутренние проблемы казахстанской государственности. Он понимает, что внутри интеграционного объединения Казахстану будет удобнее, для него это будет хорошая подпорка в будущем. Поэтому он торопится. А ему вставляют палки в колеса.</p>
<p>И вот это нынешнее событие – в том числе подготовка к разделу его наследства. То есть когда он уйдет, а он уйдет в ближайшие годы в любом случае, несомненно, Казахстан будет стоять перед риском серьезной борьбы за власть. Даже те, кто вчера был соратником – все бросятся в дележку имущества, ресурсов и прочее. И это может иметь последствия для внутренней стабильности Казахстана. Поэтому это вот такая подготовка почвы. Это не первый звонок. Просто там события не такие громкие происходят периодически.</p>
<p>В Казахстане еще есть ситуация давления на китайцев. Ведь недаром это все случилось с китайской компанией - не с американской, не с итальянской, хотя там тоже и у них есть проблемы. Запад крайне недоволен проникновением Китая в Центральную Азию, здесь он является одним из конкурентов как инвестор. Для Китая это также источник дешевого сырья, нефти и газа, которые нужны для укрепления его экономической мощи. Но Запад не устраивает Китай как мощная страна. С другой стороны, проблемы создаются там, где есть на них предпосылки и власть должна их устранять.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".