Статья
24 Января 2010 0:01

Кавказ стал центром внимания

<p>На прошедшей неделе президент РФ Дмитрий Медведев объявил о создании Северо-Кавказского федерального округа и назначил вице-премьером и полпредом в округе Александра Хлопонина.<br />
<br />
Новый федеральный округ объединит семь российских регионов, которые входили в состав Южного федерального округа (Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская республика, Карачаево-Черкесская республика, Республика Северная-Осетия-Алания, Чеченская республика и Ставропольский край).  Центром нового округа становится город Пятигорск.</p>
<p>Россия, вернув мир на Кавказ, обязана доказать, что может переломить и ситуацию в социально-экономическом развитии региона, заявил премьер-министр России Владимир Путин на совещании по социально-экономическому развитию Северо-Кавказском Федеральном округе 23 января.<br />
<br />
Владимир Путин заявил, что Россия заплатила очень дорогую цену, чтобы отразить агрессию международного терроризма, покончить с преступным режимом тех, кто захватил власть в Чечне, подло нападал на соседние республики. Премьер сказал: «Мы вместе победили тогда и вернули мир. Теперь нужно сделать следующий шаг - как оказывается, не менее сложный», пишет деловая газета «Взгляд».<br />
<br />
Владимир Путин заявил: «Государство обязано доказать, что оно в состоянии гарантировать безопасность, справедливость и уважение к закону, укрепить стабильность, гражданский мир и межнациональное согласие, добиться решительного перелома в экономическом и социальном развитии Северного Кавказа», - отметил премьер. При этом Путин подчеркнул: «Мы никогда не допустим никакого вмешательства в наши внутренние дела».</p>
Комментарии экспертов
<div>Назначение <a href="http://actualcomment.ru/man/384">красноярского губернатора полпредом в новообразованном Северо-Кавказском Федеральном округе</a> и одновременно вице-премьером федерального правительства стало первой политической сенсацией нового года. Александра Хлопонина в этой двойной роли мало кто ожидал.</div>
<div> </div>
<div>Означает  ли это, что нынешнее решение президента продолжает традицию предыдущих кадровых сюрпризов (вице-премьерство Немцова, премьерство Кириенко у Ельцина, премьерство Фрадкова и Зубкова у Путина)? Или же парафраз знаменитой чубайсовской фразы: «Сильный ход, Борис Николаевич!» – в данном случае прозвучал бы неуместным анахронизмом?</div>
<div> </div>
<div>Я лично склоняюсь ко второму  варианту. И вот почему.</div>
<div> </div>
<div>Упомянутые выше кадровые решения принимались в логике построения внутривластных «сдержек и противовесов» и были нацелены на решение вполне определенной тактической задачи. То, что затем означенные персонажи выходили на стратегические рубежи и становились потенциальными «ферзями» на «великой шахматной доске» российской политики, сути дела не меняет. Политические фигуры – в отличие от шахматных – ходят, как хотят.</div>
<div> </div>
<div>А вот решение по Хлопонину – явно из разряда изначально стратегических. Успешному губернатору, наладившему жизнь в очень, прямо скажем, непростом (о Лебеде, разумеется – или хорошо, или ничего) регионе и заслужившему, говоря по-булгаковски, если не «свет», то «покой» уж точно, предложено местечко – «горячее» не придумаешь. Да – повышение и при том двойное. И по медведевской, и по путинской, так сказать,  «вертикалям». Из-за чего даже закон о правительстве в срочном порядке придется корректировать. Убирать из ст.11 положение о том, что «члены Правительства Российской Федерации не вправе (…) занимать другие должности в органах государственной власти». Так что теперь очередной закон «о внесение изменений в закон и т.д.» можно будет по праву называть «законом Хлопонина».</div>
<div> </div>
<div>А, с другой стороны, не свидетельствует  ли этот самый факт о том, что ситуация – абсолютно чрезвычайная? И что  создается новый федеральный округ, новый властный статус (президентский полпред-правительственный зампред) и принимается фактически именной закон - не как синекура и награда, а как необходимые условия для выполнения чрезвычайно сложной, предельно ответственной и едва выполнимой миссии?</div>
<div> </div>
<div>Основная  линия экспертного анализа идет в направлении «силовик» – «гражданский». Что, в общем-то, очевидно и уже  поэтому – правильно. Но, если мы видим  заведомо цивильного Хлопонина в  той роли, которую многие прочили (и еще продолжают стоять на своем) заведомому же «силовику», то давайте наберемся смелости точно и без обиняков определить ту миссию, которую бывший красноярский губернатор должен будет выполнить теперь уже в Пятигорске.</div>
<div> </div>
<div>Мне она представляется следующей. Кавказ как никакой иной регион постсоветской России пострадал от неожиданного распада СССР. В том смысле, что с исчезновением прежней власти, там исчезла власть как таковая. А потому проект перехода к политической демократии и рыночной экономике на этой части земли российской никоим образом там реализоваться не мог. И – как показывает трезвый анализ – не может и по сей день.</div>
<div> </div>
<div>Потому  что на российском Кавказе должен совершиться, прежде всего, ментальный (а значит – не моментальный) переход  от двух прежних способов получения денег – прямой грабеж и финансовые махинации – к их за-ра-ба-ты-ва-ни-ю. Особая пикантность состоит в том, что и в остальной России это не сильно чтобы получалось. Но, например, в Красноярском крае – при всех его ископаемых «бонусах» – все же какая-никакая, но экономика есть.</div>
<div> </div>
<div>Вот эту-то абсолютно небывалую на Кавказе  экономическую миссию и призван  реализовать единый теперь  в  двух лицах Александр Хлопонин. А  особая стратегичность этого медведевского  выбора видится в том, что за «экономикой» там подтянется и то, что можно будет называть «политикой». И уж таких ситуаций, когда за победителя голосует 101% избирателей, мы в не очень, хочется верить, будущем уже не увидим.</div>
<div> </div>
<div>Потому, собственно и – Хлопонин.</div>
<div> </div>
<p>Решение о создании особого округа – это, в принципе, правильное решение. Это давно нужно было делать, потому что Кавказ по своему удельному весу в политических проблемах перевешивает весь остальное Южный округ, и перевешивает значительно. Понятно, почему это было сделано – хочется отделить Сочи от всех этих проблем, поэтому Сочи – это не Кавказ, Кубань – это не Кавказ. Но никуда не денешься, это Кавказ. <br />
<br />
Так что, конечно, в округ нужно было включать и Кубанский край, и республику Адыгею. Другое дело – Ростовская область. Сосредоточение каких-то центральных кавказских структур и вообще включение области в Кавказ было искусственным. Оно было понятно в 20-е годы, когда Харьков был столицей Украины. Но это анахронизм. Во всяком случае, после Великой отечественной войны Ростовский край – это никакой не Кавказ. И все кавказские структуры оттуда надо было уже в 50-е годы убирать. Они там не должны оставаться, они к Кавказу никакого отношения не имеют. Конечно, ростовчанам хочется, чтобы у них был какой-то кавказский университет, кавказский институт, какие-то кавказские центры. Но центром, наверное, должен был бы быть не Пятигорск, а скорее Ставрополь, изходя из географической или геополитической конфигурации. <br />
<br />
Почему Хлопонин? Можно было бы Дерипаску или ещё кого-нибудь. Более-менее успешный бизнесмен и более-менее успешный менеджер. И правильно, потому что всё-таки центр решения – это экономика. Справится ли он с экономикой? Время покажет. В Красноярском крае вроде бы более-менее справлялся, хотя при нём там происходили техногенные катастрофы. Значит, он не уследил за неумеренной эксплуатацией того изношенного ресурса, который там имелся. Конечно, трудно требовать от человека, чтобы он был семи пядей во лбу и всё предвидел. Очевидно, что экономический менеджер он неплохой, как, впрочем, каждый олигарх. Человек, который не может быть хорошим экономическим менеджером, олигархом не станет, ясное дело.<br />
<br />
Выбор из кого назначать достаточно узок – крупных фигур в России мало. Экономика экономикой, но экономика влияет на общественные отношения через институт государства. И чтобы она правильно влияла, должен быть институт правого государства. Без этого ничего не будет, без этого будут боевики, и никуда от них не деться, всё будет продолжаться. Без правового государства не появится средний и малый бизнес, который нужен везде в России. Но на Кавказе он нужен в особенности. <br />
<br />
На Кавказе нужно особое внимание уделять развитию здорового, контролируемого самоуправления, не говоря уже о пересмотре некоего национального размежевания. Я не имею в виду перекраивание границ республики, хотя рано или поздно осетинско-ингушский вопрос придётся решать, он никуда не уйдёт. И размежевание Ингушетии и Чечни тоже будет сложной вещью. Пока ещё никто к нему не приступал, там не демаркирована граница. Не демаркировать нельзя, а когда начнут демаркировать, то поднимется вой с обеих сторон. <br />
<br />
Нет, я говорю о том, что я говорил лет 15-16 тому назад. Нужно кантональное устройство для этих субъектов федерации. Нужно не районное, а кантональное устройство с более-менее этнически однородными кантонами – поменьше, чем нынешние районы, и иначе конфигурированными. <br />
<br />
Этим Хлопонин заниматься не будет. У него, наверное, соответствующей извилины в его очень хорошем мозгу всё-таки нет. Это самый главный вопрос – какие у него извилины? Не те, которые нужны на Кавказе. Нназначить вице-королём Кавказа какого-нибудь аварца или чеченца нельзя. Аушева, может быть, можно было бы, но в виде исключения. Вообще, конечно, это должен быть русский, еврей или татарин, но это должен быть такой русский, еврей или татарин, который вырос на Кавказе. <br />
<br />
Первым президентом Бурятии был Леонид Потапов. Он легко выиграл эти выборы, и он был, в общем, неплохой президент. Он умно изничтожил одной фразой четырёх своих конкурентов-бурят. Он предложил им дебаты на телевидении на бурятском языке. Они тут же сели и заткнулись, потому что он мог это себе позволить, а они не тянули, не могли. А он вырос в бурятском селе. Русский, который вырос в бурятском селе – это самый хороший президент для Бурятии. И русский, который вырос где-то на Кавказе, хотя бы даже в Баку или Тбилиси… Горбачёв был бы очень хорош на этом посту. Должен быть человек, который с малых лет с молоком матери всосал в себя всю сложность кавказских взаимоотношений. <br />
<br />
Я японист по образованию. До того, как приехать в Японию, я много читал про Японию. Все говорили, что у японцев всё шиворот-навыворот, всё наоборот, и европейский человек никогда японца не поймёт. Приехал. Меня поразило то, что меня ничто не удивляло. Всё то, что казалось европейцам, прочитанным мной авторам, шиворот-навыворот, было для меня совершенно нормально, ожидаемо. Я не мог понять, в чём дело. Потом понял – я вырос на Кавказе, а социальная структура, этикетные отношения, ценности кавказских народов более-менее такие, как у японцев. <br />
<br />
Потом я понял, что, скажем, адыгский рыцарский кодекс – это точь-в-точь самурайский кодекс, вплоть до того, что некоторые формулировки дословно совпадают, потому что социальная обстановка, уровень развития феодализма, в котором ещё до сих пор пребывает какой-то этаж японского и кавказского подсознания, именно таков. Если бы мы могли проникнуть в подсознание Ричарда Львиное Сердце, то там мы нашли бы те же самые шестерёнки. Но после Ричарда Львиное Сердце прошло уже больше 600 с чем-то лет. <br />
<br />
Этим вещам не научишься, тем более что Хлопонин никогда и не пытался им учиться. Он о них и не слышал даже, и понятия не имеет. И если мы с ним встретимся тет-а-тет, и я ему всё это на пальцах разложу – ну нет у него извилины, которой он бы это мог понять, при всём моём к нему уважении, как к бизнесмену, умному человеку, администратору и т.д. <br />
 </p>
<p>Решение о назначении Хлопонина принято без какого-либо экспертного или общественного обсуждения. Никаких реальных критериев, никакого реального проекта представлено не было. Я думаю, что никто не рискнёт сказать, что у Хлопонина готов какой-то конкретный проект по преобразованию Кавказа. Вряд ли он, как губернатор Красноярского края, огромного по территории региона, думал о том, как бы нам обустроить Кавказ. <br />
<br />
С моей точки зрения, назначение неудачно с точки зрения управленческих технологий – чиновник двойного подчинения. Закон о правительстве не предполагает трудоустройство своего чиновника в аппарате президента. А любой полпред он, по умолчанию, является замглавы президентской администрации. <br />
<br />
Многие эксперты, когда услышали слова Медведева о кавказской мессии, поставили такой вопрос: «А как этот мессия будет работать с Устиновым?» Вроде бы они будут работать, как в советские времена, на разных участках работы. Но разделение между администрацией и правительством – это вообще вещь очень непростая. <br />
<br />
Другая управленческая ловушка, которая есть: СКФО формируется со столицей в Пятигорске. Но нельзя же так не знать собственную страну. У нас есть Северокавказский военный округ в Ростове. Там же Северокавказское таможенное управление. Там же северокавказское командование внутренних войск с численностью почти в военный округ. Как полпред будет с ними координировать? Там же академические структуры (Северокавсказский научный центр высшей школы), которые затачивались с 20-30 годов, в советское время, под общекавказскую координацию. <br />
<br />
Почему конфигурация нового округа такая, а не другая? Почему в нём нет, например, Адыгеи, когда масса проблем этой республики связано с Кабардино-Балкарией и Карачаево-Черкессией? Почему Краснодарский край не вошёл в новый округ, когда он имеет границу с Абхазией? Опять у нас ведомство внешней политики получается отдельно, а ведомство внутренней отдельно, опять Кавказ, как единая схема, не рассматривается. <br />
<br />
Таким образом, даже внутренняя нарезка округов формирует очень много вопросов, на которые ответов нет.</p>
<p>Подписание Указа о создании СКФО  создаёт несколько новых проблем и новых вызовов при том, что федеральный центр ещё со старыми вызовами не совсем разобрался. Старые вызовы – это признание Южной Осетии и Абхазии и возрождение сепаратизма на Северном Кавказе , с этими тенденциями сегодня не работали. Что такое создание этого округа? Во-первых, это, безусловно, новый уровень напряжение по черкесской оси. Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия теперь отделены от Адыгеи. Это обозначает, что считается, что у них разные проблемы, их надо по-разному решать. Это напряжение видно уже сейчас. Уже сейчас, разговаривая с людьми в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии и Адыгеи мы видим это напряжение. <br />
<br />
Но есть и другая тема. Какая эффективная стратегия сегодня применяется вооружёнными боевиками, террористами и людьми, которые сводят счёты с властью? Это люди, которые работают в интернациональной логике. У них объединительная идеология. Они не разъединяют, они не вычленяют черкесов отдельно от вайнахов. С точки зрения этой логики идёт применение известной нам технологии «разделяй и властвуй». Отрезали кусок, выкинули из него Адыгею и Калмыкию. Продолжая эту линию, я согласен, что вызов и явное напряжение связано с усилением этим решением тех людей, которые отвечают за пропаганду, за конкретное вооружённое подполье – это явно будет продолжаться. <br />
<br />
Дальше мы видим проблемы Калмыкии и Адыгеи. В Калмыкии ситуация катастрофическая. И её выделение само по себе можно, конечно, осуждать, можно смотреть на неё иначе. Но, если сегодня к Калмыкии и решению тех проблемы, которые там накопились, в рамках Южного федерального округа не будет особого внимания, то это приведёт к тому, что Калмыкия, не включенная в новый округ, не получит внимания и далее, и ситуация там будет развиваться только по негативному сценарию. Это явно то, на что нужно обращать внимание. <br />
<br />
Чуть лучше, но тоже очень плохая ситуация в целом с точки зрения социально-экономического и политического положения в Адыгее. Всё это не противоречит моему глубокому убеждению, что надо было формировать округ, просто одним указом ничего не решается. Если мы просто отрезали и забыли, как это часто бывает, то здесь, конечно, нужно смотреть на ситуацию. <br />
<br />
Что интересует меня сейчас больше всего – какие влиятельные, богатейшие, очень мощные из кавказских кланов или семей будут влиять на нового полпреда? Это, очевидно, не такая фигура, которая сидит в Ростове и в меньшей мере подвергается влиянию. Для меня понятно, что они будут влиять. Вопрос в том, какие. Кто сейчас будет консультировать, давать советы? <br />
<br />
Мы помним знаменитый визит Козака в Дагестан, его не менее знаменитые умозаключения о ситуации в Дагестане, в которых было очень много правды и в которых очень интересно прослеживалось отсутствие информации по целому ряду вопросов, которое выявляло, кто же ему эту правду-то сливал про других. Поэтому здесь я бы пока поставил знак вопроса.<br />
<br />
Мне кажется, что сейчас это ключевой вопрос, потому что, говоря о том, что человек не вовлечён в региональные  расклады, мы явно понимаем, что ему нужны будут люди. Кто ему будет советовать? Те самые коррупционеры, руки у которых уже по локоть в крови, и которые не отрицают, что у них по локоть в крови, что они сами занимаются убийствами? Или будут советовать те люди, которые реально, не на словах, а на деле с большим трудом занимаются борьбой с коррупцией? <br />
<br />
Понятно, что стратегия развития региона – это будет, наверное, первая задача Хлопонина. Соглашусь, что развивать стратегию и строить отдельно взятый коммунизм или отдельно взятую демократию невозможно, поэтому никакого развития без решения основных сложившихся проблем не будет возможно. Так что это неминуемый вызов для Хлопонина. <br />
<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".