Статья
9735 3 Апреля 2020 12:01

Харари о мире после коронавируса

В настоящее время человечество сталкивается с глобальным кризисом. Пожалуй, самым крупным кризисом нашего поколения. Решения, которые люди и правительства примут в ближайшие несколько недель будут формировать не только систему здравоохранения, но и экономику, политику и культуру. Несмотря на быстрые и решительные действия, необходимо учитывать и последствия принимаемых решений. Пандемия пройдет, человечество выживет, но мир изменится до неузнаваемости, пишет в Financial Times профессор истории в Еврейском университете Иерусалима, автор международных бестселлеров о развитии и будущем человечества Юваль Ной Харари. «Актуальные комментарии» публикуют перевод этой статьи.

Прежде всего многие краткосрочные чрезвычайные меры станут постоянным элементом жизни. Такова природа чрезвычайных ситуаций. Они ускоряют исторические процессы. Решения, которые в обычное время могут занимать годы обсуждений, принимаются в считанные часы. Непроверенные и опасные технологии используются, потому что бездействие в таких ситуациях намного хуже. Люди становятся участниками социальных экспериментов. Что происходит, когда все работают из дома и общаются только онлайн? Что происходит, когда целые школы и университеты переходят к онлайн-образованию? В нормальные времена правительства, бизнес и руководители образовательных учреждений никогда бы не согласились проводить такие эксперименты. Но это не обычные времена. В период кризиса перед нами стоят два особенно важных выбора. Первый — это между тоталитарным режимом и расширением прав и возможностей граждан. Второй — это между националистической изоляцией и глобальной солидарностью.

Биометрическое наблюдение

Для того, чтобы остановить эпидемию, всему населению необходимо соблюдать определенные ограничения. Есть два основных метода для контролирования поведения людей. Во-первых, правительство следит за людьми и наказывает тех, кто нарушает правила. Сегодня, впервые в истории человечества, технологии позволяют постоянно это делать. Пятьдесят лет назад Комитет государственной безопасности не мог 24 часа в сутки следить за советскими гражданами на расстоянии 240 метров, а также эффективно обрабатывать поученные данные. КГБ полагался на агентов и аналитиков, и никто не мог сделать так, чтобы сотрудник организации следил за каждым человеком. Но теперь правительства могут полагаться на повсеместные датчики и мощные алгоритмы вместо человеческих ресурсов.

В борьбе с эпидемией коронавируса несколько правительств уже внедрили новые средства наблюдения. Ярким примером служит Китай. Внимательно отслеживая смартфоны людей, используя сотни миллионов распознающих лиц камер и заставляя людей проверять и сообщать о температуре и состоянии здоровья, китайские власти могут не только быстро идентифицировать возможных носителей вируса, но также отслеживать их передвижения и идентифицировать всех, с кем они контактировали. Ряд мобильных приложений предупреждают граждан об их близости к инфицированным пациентам.

Применение технологии наблюдения характерно не только для стран Восточной Азии. Например, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху недавно поручил Агентству безопасности Израиля использовать подобные меры, обычно предназначенные для борьбы с террористами, для отслеживания пациентов с коронавирусом. Когда соответствующий парламентский подкомитет отказался поддержать эту меру, Нетаньяху утвердил ее «чрезвычайным указом».

Некоторые могут утверждать, что в этом нет ничего нового. В последние годы как правительства, так и корпорации используют все более сложные технологии для отслеживания, мониторинга и манипулирования людьми. Однако, если граждане не будут проявлять осторожность, эпидемия, тем не менее, может стать важной вехой в истории наблюдения. Не только потому, что это может нормализовать применение средств массового наблюдения в странах, которые до сих пор их отвергали, но и еще больше потому, что это означает резкий переход от внешнего наблюдения к биометрическому. До сих пор, когда ваш палец коснулся экрана вашего смартфона и щелкнул по ссылке, правительство хотело знать, какие интернет-запросы вам интересны. Но с коронавирусом, центр внимания смещается. Теперь правительство хочет знать температуру вашего пальца и давление под его кожей.

Чрезвычайное положение

Одна из проблем, с которой сталкиваются люди, заключается в том, что никто из них точно не знает, как за ними наблюдают. Технология наблюдения развивается с невероятной скоростью, и то, что казалось научной фантастикой 10 лет назад, является сегодня обыденностью. В качестве эксперимента рассмотрим гипотетическое правительство, которое требует, чтобы каждый гражданин носил биометрический браслет, который отслеживает температуру тела и пульс 24 часа в сутки. Полученные данные накапливаются и анализируются правительственными алгоритмами. Алгоритмы поймут, что вы больны еще до того, как вы об сами это поймете, и они также будут знать, куда вы ходили и с кем встречались. Передача вируса может быть резко сокращена. Такая система могла бы остановить эпидемию за несколько дней. Звучит замечательно, правда?

Но, с другой стороны, это придаст легитимность ужасающей новой системе наблюдения. Если вы знаете, например, что я нажал на ссылку Fox News, а не на ссылку CNN, это может рассказать о политических взглядах и, возможно, даже о личности. Если вы сможете наблюдать за тем, что происходит с моей температурой тела, давлением и сердцебиением, пока я смотрю клип, вы сможете узнать, что заставляет меня смеяться, плакать, и что действительно меня злит.

Важно помнить, что гнев, радость, скука и любовь — это биологические явления, такие как лихорадка и кашель. Технология, которая идентифицирует кашель, могла бы также идентифицировать смех. Если корпорации и правительства начнут собирать наши биометрические данные в массовом порядке, они смогут узнать нас намного лучше, чем мы сами себя знаем. Тогда они смогут не только предсказывать наши чувства, но и манипулировать сознанием и навязывать нам все, что они хотят — будь то продукт или политик. Представьте себе Северную Корею в 2030 году, когда каждый гражданин должен носить биометрический браслет 24 часа в сутки. Если вы слушаете речь Великого Вождя и браслет фиксирует признаки гнева, вам конец.

Конечно, вы могли бы обосновать биометрическое наблюдение как временную меру, принятую во время чрезвычайного положения. Она исчезнет, когда чрезвычайная ситуация закончится. Но временные меры имеют неприятную привычку переживать чрезвычайные ситуации, потому что на горизонте всегда возникает новая опасность. Например, Израиль объявил чрезвычайное положение во время войны за независимость в 1948 года, что оправдывало целый ряд временных мер от цензуры прессы и конфискации земли до специальных положений по производству пудинга (я не шучу). Война за независимость была давно выиграна, но Израиль так и не объявил о прекращении чрезвычайного положения и не отменил многие из «временных» мер 1948 года (указ о производстве пудинга был отменен в 2011 году).

Даже когда пик заболеваемости коронавирусом снизится, некоторые правительства могут утверждать, что им нужно поддерживать системы биометрического наблюдения, потому что они боятся второй волны эпидемии, или потому что в Центральной Африке появляется новый штамм Эболы, или еще по другим причинам. В последние годы люди активно борются за конфиденциальность. Кризис коронавируса может стать переломным моментом в этой битве. Потому что, когда людям предоставляется выбор между личной жизнью и здоровьем, они обычно выбирают второе.

Полиция

Когда людей заставляют выбирать между личной жизнью и здоровьем — это нецелесообразный выбор. Мы можем и должны наслаждаться как конфиденциальностью, так и здоровьем. Мы можем защитить свое здоровье и остановить эпидемию коронавируса не путем введения тоталитарных режимов, а путем расширения прав и возможностей граждан. В последние недели некоторые из наиболее успешных усилий по сдерживанию эпидемии коронавируса были организованы Южной Кореей, Тайванем и Сингапуром. Хотя эти страны в некоторой степени используют системы слежения, они в гораздо большей степени опираются на широкое тестирование, добросовестную отчетность и сотрудничество со стороны общественности.

Централизованный мониторинг и суровые наказания — не единственный способ заставить людей соблюдать необходимые правила. Когда людям сообщают научные факты, и когда люди доверяют государственным властям, граждане могут поступить правильно, даже если Большой Брат не следит за ними. Самомотивированное и хорошо информированное население, как правило, гораздо более эффективнее, чем полицейское, невежественное население.

Рассмотрим, например, мытье рук мылом. Это было одним из величайших достижений в области гигиены человека. Это простое действие ежегодно спасает миллионы жизней. Хотя мы воспринимаем это как само собой разумеющееся, только в XIX веке ученые обнаружили важность мытья рук мылом. Ранее даже врачи и медсестры после одной хирургической операции приступали к другой без мытья рук. Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что они боятся полиции, а потому, что они знают для чего это нужно. Обычно человек думает так: «Я мою руки мылом, потому что я слышал о вирусах и бактериях, я понимаю, что эти крошечные организмы вызывают болезни, и я знаю, что мыло может убить их».

Но чтобы люди начали сотрудничать с государством, нужно доверие. Люди должны доверять науке, доверять государственным органам и СМИ, к которым за последние несколько лет безответственные политики преднамеренно подорвали доверие. Теперь эти самые безответственные политики могут поддаться искушению пойти по пути авторитаризма, утверждая, что вы просто не можете доверять общественности, потому что она поступает неправильно.

Обычно доверие, которое подрывалось годами, не может быть восстановлено в одночасье. Но это не обычные времена. В момент кризиса разум тоже может измениться. Вы можете спорить со своими братьями и сестрами годами, но, когда случается какая-то чрезвычайная ситуация, вы вдруг обнаруживаете скрытый резервуар доверия и дружбы, и вы спешите помочь друг другу. Вместо создания режима наблюдения еще не поздно восстановить доверие людей к науке, государственным органам и средствам массовой информации. Люди должны использовать новые технологии, но эти технологии должны расширить возможности граждан. Данные о состоянии здоровья не должны использоваться для создания всемогущего правительства, они должны позволить сделать более осознанный личный выбор, а также заставить правительство отвечать за свои решения.

Если бы человек мог отслеживать свое собственное состояние здоровья 24 часа в сутки, то стало бы известно не только о потенциальной угрозе здоровью других людей, но и как обыденные привычки влияют на состояние организма. И если бы население могло получить доступ к достоверным статистическим данным о распространении коронавируса и проанализировать их, можно было бы судить о том, насколько правительство говорит правду, и принимает ли оно правильную политику в борьбе с эпидемией.

Таким образом, эпидемия коронавируса является серьезным испытанием граждан. В ближайшие дни каждый из нас должен выбрать, кому доверять: научным данным и экспертам в области здравоохранения, необоснованным теориям заговора или эгоистичным политикам. Если люди сделают неправильный выбор, обнаружится, что они отказываются от самых ценных свобод, думая, что это единственный способ защитить наше здоровье.

Нужен глобальный план

Второй важный выбор, с которым сталкиваемся население, — это выбор между националистической изоляцией и глобальной солидарностью. Как сама эпидемия, так и вызванный ею экономический кризис являются глобальными проблемами. Их можно эффективно решить только на основе глобального сотрудничества.

Прежде всего, чтобы победить вирус, мы должны делиться информацией по всему миру. Это большое преимущество людей над вирусами. Коронавирус в Китае и коронавирус в США не могут обменяться советами о том, как заразить людей. Но Китай может научить США многим ценным урокам о коронавирусе и о том, как с этим бороться. То, что итальянский врач обнаруживает в Милане ранним утром, вполне может спасти жизни в Тегеране к вечеру. Когда правительство Великобритании колеблется в выборе политики, оно может получить совет от корейцев, которые уже сталкивались с аналогичной дилеммой месяц назад. Но для этого нам нужен дух глобального сотрудничества и доверия.

Страны должны быть готовы к открытому обмену информацией и должны иметь возможность доверять полученным данным. Также необходимы глобальные усилия по производству и распределению медицинского оборудования, в первую очередь наборов для тестирования и аппаратов ИВЛ. Скоординированные глобальные усилия могли бы значительно ускорить производство и обеспечить более справедливое распределение спасательного оборудования. Подобно тому, как страны национализируют ключевые отрасли промышленности во время войны, человеческая война против коронавируса может потребовать от нас «гуманизировать» важнейшие производственные линии. Богатая страна с небольшим числом инфицированных людей должна быть готова отправить ценное оборудование в бедную страну с большим количеством заболевших, полагая, что если она впоследствии будет нуждаться в помощи, другие страны придут к ней на помощь.

Мы могли бы рассмотреть возможность принятия аналогичных глобальных мер по объединению медицинского персонала. Страны, которые в настоящее время в меньшей степени затронуты этой проблемой, могут направить медицинский персонал в наиболее пострадавшие регионы мира как для того, чтобы помочь им в трудный час, так и для того, чтобы накопить ценный опыт. Если позднее эпидемия сместится на другой регион, помощь может быть направлена в другом направлении.

Глобальное сотрудничество необходимо и в экономических вопросах. Учитывая глобальный характер экономики и производственно-сбытовых цепочек, если каждое правительство будет делать свои собственные вещи, полностью игнорируя другие страны, результатом будет хаос и углубляющийся кризис. Нам нужен глобальный план действий, и он нужен нам быстро.

Еще одним важным моментом является достижение соглашения в отношении пересечения границ. Приостановка всех международных поездок на несколько месяцев создаст огромные трудности и помешает войне против коронавируса. Страны должны сотрудничать, чтобы позволить, по крайней мере, небольшому числу людей продолжать пересекать границы: ученым, врачам, журналистам, политикам, бизнесменам. Это может быть достигнуто путем достижения глобального соглашения о предварительной проверке лиц, совершающих поездки. Если вы знаете, что только тщательно проверенные путешественники были допущены в самолет, вы будете более готовы принять их в вашей стране.

К сожалению, в настоящее время страны практически не делают ничего из вышеперечисленного. Международное сообщество охвачено коллективным параличом. Можно было бы ожидать, что несколько недель назад состоится чрезвычайная встреча мировых лидеров для выработки общего плана действий. Лидерам G7 удалось организовать видеоконференцию только на этой неделе, и это ни к чему не. В ходе предыдущих глобальных кризисов, таких как финансовый кризис 2008 года и эпидемия Эболы 2014 года, США взяли на себя роль глобального лидера. Но нынешняя администрация США отказалась от должности лидера. Она ясно дала понять, что ее волнует величие Америки гораздо больше, чем будущее человечества.

Эта администрация отказалась помогать даже своим ближайшим союзникам. Например, был запрещен въезд гражданам ЕС. Даже если нынешняя администрация в конечном итоге изменится и разработает глобальный план действий, немногие последуют за лидером, который никогда не возьмет на себя ответственность, никогда не признает ошибок и который, как правило оставляет всю вину на других.

Если вакуум, созданный США, не будет заполнен другими странами, будет намного труднее остановить нынешнюю эпидемию. Ее наследие будет продолжать убивать международные отношения. Однако каждый кризис также открывает новые возможности. Мы должны надеяться на то, что нынешняя эпидемия поможет человечеству осознать ту серьезную опасность, которую представляет собой глобальный раскол.

Человечество должно сделать выбор. Пойдем ли мы по пути разобщенности или пойдем по пути глобальной солидарности? Если мы выберем первый вариант, это не только продлит кризис, но, вероятно, приведет к еще худшим катастрофам в будущем. Если мы выберем глобальную солидарность, это будет победой не только против коронавируса, но и против всех будущих эпидемий и кризисов, которые могут поразить человечество в 21-м веке.

Юваль Ной Харари

Источник
Комментарии для сайта Cackle
14 Июня 2020 Анонс
Смягчение режима самоизоляции в Москве
 Смягчение режима самоизоляции в Москве До 14 июня продлен режим самоизоляции в Москве, соответствующий указ опубликован на сайте мэрии. Как заявил мэр Москвы Сергей Собянин, режим самосохранения и санитарных норм в Москве будет сохраняться до появления вакцины.
4 Июня 2020 Анонс
Глобальный саммит по вакцинам
 Глобальный саммит по вакцинам 4 июня в Великобритании в формате видеоконференции пройдет глобальный саммит по вакцинам (Global Vaccine Summit 2020) Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон пригласил президента России Владимира Путина принять участие в мероприятии, сообщает пишет «Коммерсант».
3 Июля 2020 Анонс
Основная волна ЕГЭ
 Основная волна ЕГЭ 3 июля начинается основной период сдачи Единого государственного экзамена в 2020 году. Об этом сообщил министр просвещения Сергей Кравцов в эфире телеканала «Россия 24». Однако предварительно также пройдут пробные ЕГЭ без участия школьников.
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".