Человек дня
6 Января 2010 0:01

Херман ван Ромпей

<p style="text-align: justify">2009 год ознаменовался завершением реформирования ЕС (Лиссабонского процесса) через создание двух новых институтов – президента и министра иностранных дел. Первым президентом Совета Европейского Союза  был избран премьер-министр Бельгии Херман Ван Ромпей. Главой европейской дипломатии стала еврокомиссар Кэтрин Эштон.</p>
<p style="text-align: justify">За несколько часов до оглашения итогов рабочего ужина участников экстренного саммита ЕС в прессу просочилась информация о том, что «тандем» Ромпей-Эштон считается фаворитом, к тому же за него выступают локомотивы европейской интеграции – Франция и Германия.</p>
<p style="text-align: justify">Таким образом, Брюссель пошел по прагматичному пути, стремясь избежать «политики» (большинство соискателей президентского кресла отражали определенные политические настроения в Европе) и продемонстрировать стройность своих рядов. С 1 декабря 2009 года, когда в силу вступило Лиссабонское соглашение, председательство в Евросоюзе стало персонифицированным. К слову, кандидатуру Ромпея поддерживал и представитель действующего на тот момент председателя в ЕС – шведский премьер-министр Фредерик Рейнфельдт.</p>
<p style="text-align: justify">Глава бельгийского правительства – фигура компромиссная во всех отношениях. Заняв кресло главы разделенного многомесячным политическим кризисом бельгийского правительства в начале 2009 года, Ромпей сумел стабилизировать обстановку, что стало следствием проявления его «железной воли» и умения искать компромиссные решения. Важно отметить, что предложение возглавить кабинет министров Ромпею поступило от короля Бельгии Альберта II, что говорит об особой степени доверия политику со стороны монаршей особы.</p>
<p style="text-align: justify">Вместе с тем избрание Ромпея – стремление европейских «грандов» избежать появления конкурента для самих себя. В случае наделения президентскими полномочиями политика с именем был велик риск превращения поста президента в мощный влиятельный центр принятия решений, что не входит в планы Брюсселя. Ромпей, несмотря на свой управленческий потенциал, фигура малозаметная в большой европейской политике, вследствие чего на первых порах он будет по-минимуму вмешиваться в общеевропейские процессы, предоставляя тем самым европейским «локомотивам» в лице лидеров Германии и Франции и далее определять политику ЕС при формальной реализации принципов Лиссабонского соглашения.</p>
<p style="text-align: justify">На новом посту Ромпею предстоит решать целый комплекс стоящих перед Евросоюзом задач. Прежде всего, на практике воплощать пункты Лиссабонского соглашения, которое, несмотря на окончательное принятие всеми членами ЕС, так и не стало консолидирующим инструментом. Например, о вероятности покинуть ряды Евросоюза объявил чешский президент Вацлав Клаус. Да и сам документ в некоторых странах (Великобритания, Польша и опять же Чехия) был ратифицирован только вследствие вынужденных уступок со стороны европейской «верхушки».</p>
<p style="text-align: justify">Избрание Ромпея президентом – неприятный сигнал, прежде всего, для Турции, против интеграции которой в структуры ЕС бельгийский премьер не раз категорично высказывался. Кстати, эта позиция роднит его с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и президентом Франции Николя Саркози, поддержавших Ромпея.</p>
<p style="text-align: justify">С точки зрения интересов России выбор, сделанный европейскими национальными элитами, оптимален. Ромпей не замечен в пристрастном отношении к РФ, что во многом определилось и его внутрибельгийской, центристской, позицией. Куда больший интерес во внешнеполитическом контексте вызывает персона высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности еврокомиссара по вопросам торговли баронессы Кэтрин Эштон. Избранная «министр иностранных дел ЕС» - представительница лейбористской партии Великобритании, поэтому данный выбор в некоторой степени можно рассматривать в контексте усиления внутриполитических позиций правящих лейбористов, что им весьма важно в преддверии парламентских выборов.</p>
<p style="text-align: justify">В последнее время российско-британские отношения развиваются в неблагоприятном ключе, и, несмотря на определенные позитивные сигналы из Лондона, Королевство пока не намерено отказываться от занятых позиций по отношению к РФ. Однако если допустить, что Эштон, имея за плечами опыт работы в Европейской комиссии, будет руководствоваться принципами ЕС, а не  только сигналами из Лондона, то есть шансы на нормализацию двусторонних отношений.  </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".