Комментарий
16 Декабря 2010 2:24

Киргизские тормоза

Олег Реут политолог, кандидат наукОлег Реут

Олег Реут
политолог, кандидат наукОлег Реут
<p>Кыргызстан поставлен на тормоза. Практически неподвижен в калейдоскопически меняющемся мире. Можно сказать: проигрывает начало XXI века. Политическая жизнь верхов вращается вокруг поиска таких способов рассадки нескольких человек в руководящих креслах, чтобы при любом раскладе на главных рычагах лежали те же самые руки. Девятый месяц в стране нет парламента, нет полноценного правительства, нет внятно структурированной политической деятельности. – Да, у этого тезиса, вероятно, могут найтись заштатные оппоненты, взявшиеся утверждать, что правительство существует, хотя оно и сформировано в нарушение конституционно заложенных принципов, что парламент выбран, хотя и не функционирует. И, конечно, какая-никакая политическая деятельность в своём азбучном прочтении сознательных и целенаправленных действий субъектов политики наличествует. При всём при этом, в принципе, в избытке присутствует сама политика.<br />
<br />
Если в терминах Жака Рансьера (1940 г.р.) современная демократия часто интерпретируется именно через её деполитизацию: «она уже не воспринимается как объект политического выбора, но переживается как окружающая среда… для постмодернистской индивидуальности, не навязывающая уже борьбы и жертв», то пространство актуальной кыргызской демократии преисполнено сугубо политическими коллизиями, пируэтами и загогулинами. Они не редуцируются, например, до полицейских функций и не сводятся к «техническому» наведению порядка. Пожалуй, можно даже заключить, что с исключительно теоретической точки зрения, концепт абсолютной политизации стал одной из отличительных характеристик нынешнего режима власти в Бишкеке. Сентенции о том, что пафос постреволюционного обновления ещё долго будет не способен «нейтрализовать политику», стали общим местом для международных аналитиков. В полной мере это проявилось в просуществовавшей трое суток коалиции парламентского большинства.<br />
<br />
После объявления окончательных результатов октябрьских выборов распределение мандатов депутатов Жогорку Кенеша характеризовалось следующими количественными показателями: «Ата Журт» – 28, СДПК – 26, «Ар Намыс» – 25, «Республика» – 23, «Ата Мекен» – 18. Было официально сообщено, что «теперь у партий есть 45 рабочих дней, чтобы с трех попыток сформировать правящую коалицию; если все три попытки провалятся, глава временного правительства Роза Отунбаева может распустить парламент».<br />
<br />
Без объяснения причин право сформировать парламентскую коалицию г-жа Отунбаева предложила не победителю выборов, а своей собственной партийной структуре – социал-демократам. После явно необоснованно затянувшегося формирования межпартийного союза следующей реперной точкой по пути определения политических интересов постреволюционных элит стало обнародование заявления, в соответствии с которым три политические партии создали правящую коалицию. В неё вошли социал-демократы, а также «Республика» и «Ата Мекен». Очевидно, что в общей сложности они способны контролировать 67 из 120 депутатских мандатов.<br />
<br />
А теперь давайте попытаемся ответить на вопрос о том, как именно должен или может реализовываться заложенный в дизайне национально-государственного управления в постреволюционном Кыргызстане принцип «55 из 120 депутатских мест будут зарезервированы за оппозицией». Ведь по сугубо партийному счёту («Ата Журт» – 28, «Ар Намыс» – 25) на оппозицию приходится «только» 53 мандата. Правящая коалиция должна командировать двоих соратников поработать на идейных оппонентов? Или, может, Омурбеку Текебаеву, лидеру партии «Ата Мекен» и автору-концептуалисту необоснованного нормативного требования, стоит признать недальновидный (и даже, пожалуй, сомнительный) характер законодательного закреплённого положения?<br />
<br />
Норма, устанавливающая чётко фиксированное количество депутатских мест, получаемых оппозицией по назначению властью, свидетельствует лишь о том, что идея сущностного и деятельного противопоставления правительственному курсу с самого начала окажется сведённой на нет. Депутаты-оппозиционеры, конечно, какое-то время могут играть свои имитационные роли в национальной политической системе. Но они априорно не будут самостоятельными политиками, выступающими за нормализацию политического процесса посредством ротации партий у власти.<br />
<br />
И вот кандидатура этого самого О. Текебаева, активно поучаствовавшего в консультациях и переговорах по формированию коалиции, предлагается на должность спикера парламента. Для избрания требуется набрать 61 голос. Тайное голосование. И практически полная уверенность, что при композиционном большинстве в 67 голосов поддержки только массовая неявка в зал заседаний уже обо всём договорившихся между собой соратников могла бы стать единственным препятствием, способным ситуационно остановить процесс.<br />
<br />
Однако, как в старину говорили, «клятва умному страшна, а глупому смешна». Неожиданно проверить клятвенность товарищей-сподвижников предложил один из народных избранников. Суть его обращения сводилась к установлению не одной, а пяти – по количеству фракций – урн для голосования. При внешне объяснимой мотивации выявить в случае отказа от солидарной поддержки согласованной кандидатуры спикера ту партийную структуру, которая отошла от договорённостей, достигнутых вне сферы публичной политики, высказанное предложение было воспринято исключительно в качестве подтверждения полного отсутствия межфракционного доверия. Получилось «складно, да лукаво». – В тайном голосовании участвовали 118 депутатов. За кандидатуру О. Текебаева высказались 58 депутатов, против – 59, один бюллетень оказался испорченным.<br />
<br />
Практически сразу после произошедшего лидер социал-демократов был вынужден сообщить г-же Отунбаевой о том, что коалиция распадается, и теперь глава временного правительства вновь будет решать, какой фракции необходимо поручить сформировать новую коалицию.<br />
<br />
За провалом голосования входящих в альянс партий стоит усмотреть нечто большее, чем простые опыты околодемократических договорённостей. Дело не столько в отсутствии широкой коалиционной поддержки именно лидера «Ата Мекен», которого, кстати, российский медиа-дискурс во многом необоснованно обозначил маркером «киргизский Ющенко». Важно осознавать, что в сегодняшнем Кыргызстане, да, формально вся власть сосредоточена в руках парламента, а правительство выступает сформированным им исполнительным комитетом, но фактические властные полномочия априорно перераспределяются в направлении партийных организаций.<br />
<br />
Партийная организация лежит в основе внутренней структуры парламента, его устойчивости и работоспособности. Колоссально возрастает значение внутрипарламентского менеджмента. Прежде всего, спикера, который никаких конституционных полномочий не имеет, но по факту становится практически хозяином положения. Что касается рядовых депутатов, то на их поведении отсутствие партийной дисциплины сказывается не лучшим образом. С одной стороны, парламентская жизнь превращается в бесконечную череду ситуационных альянсов и столь же случайных расколов. А с другой стороны, желая угодить избирателям в округах, депутаты должны будут отказываться от поддержки исполнительной власти при первых признаках того, что её популярность падает.<br />
<br />
При этом партии «Ата Журт» и «Ар Намыс» рассматривают черновые проекты коалиционных соглашений, исходя исключительно из принципиальной готовности потенциальных партнёров отдать предпочтение президентской форме правления, т.е., другими словами, ещё раз поменять Основной закон. В такой ситуации, без сомнений, было бы куда проще безапелляционно заявить, что, дескать, нация не готова перейти к сильному и ориентированному на долгосрочную перспективу парламентаризму. Пока есть раздел по территориальному фактору на север и юг, пока сугубо демократическими процедурами не удалось преодолеть национально-этнические и кланово-общинные интересы, запрос на единство политической воли должен решаться такой политической системой, которая способна обеспечить эффективное управление. И самый очевидный способ реализации указанного подхода – сильная президентская республика.<br />
<br />
Ещё вчера тезис: «всегда остаётся риск, что коалиция развалится, и тогда надо создавать новую, а если не выходит, то проводить внеочередные выборы» казался сугубо теоретическим. Сегодня подобный сценарий приобретает качество реалистичности. Представителям высшего политического сословия стоит отойти от идеологии чрезмерно «адресных» политических условий. Ответственно отказаться от межличностных противоречий в пользу ориентации на долгосрочное развитие национальных политических институтов. Поставить в центр внимания социальную модернизацию, т.е. развитие самого общества, новое качество и стандарты жизни для граждан страны, создание новых возможностей для общественно-политического развития. Сменить объект выбора. Если не получится достичь этого в новом раунде консультаций по формированию парламентской коалиции, то обстоятельства заставят сделать это уже в ходе внеочередной выборной кампании.<br />
<br />
<br />
<strong><em>Олег Реут</em></strong><em>, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".