Статья
10 Мая 2011 8:17

Коллективное бессознательное

Писатель и телеведущий Сергей Минаев рассказал «Актуальным Комментариям» о современной интеллигенции, политизированности музыкальных вкусов и управляемости коллективного сознания.

Сергей, только что закончился ваш эфир «Честного понедельника» - весьма успешной и рейтинговой программы на нашем ТВ. Давайте поговорим о современных медиа. Телевизор – это, конечно, хорошо, но интернет берет на себя все больше и больше функций.


Интернет – это, бесспорно, будущее. Но, на данный момент, сеть очень локальна. Нельзя спорить, что много событий сгенерировано СМИ в пространстве интернета, и только потом они приходят в телевизор. Но о глобальном переходе в сетевое пространство в ближайшие три-четыре года говорить нельзя. Если говорить о печатных изданиях, то на примере Европы в этом году продажи электронных и печатных носителей книг сравнялись.

Интернетом управлять практически невозможно.


Это - мифология. Любые средства массовой информации управляемы. Одно дело, когда пользователь Твиттера первым говорит о терракте в Домодедово, а другое - генерация мнений в интернете. Энергия масс направляется энергией лидеров. Ту же Facebook-революцию нельзя обосновать хаотичным движением масс. Безусловно, у акции были лидеры. Безусловно, акция направлялась.

А за кем сейчас могут пойти?

За блогером, если у него есть ресурс донесения информации до восьмидесяти тысяч читателей. Это большой медиатр, поэтому возникновение новых лидеров будет в интернете. Здесь удобнее и быстрее генерировать и передавать информацию.

В такой ситуации мы можем говорить о каком-то общем герое, или общество, на ваш взгляд, слишком разделено?

Общего героя не вижу, как и собирательного. Более того, если в нулевые был менеджер среднего звена, то сейчас я не понимаю, кто это. Кризис слишком многое перераспределил.

Новые люди несостоятельны?

Все гораздо проще. Людям надо на что-то жить и воспитывать детей. Если ты работаешь в НИИ, изобрел новую вакцину и грант в миллион рублей закончился, – конечно, ты скоро уедешь в Германию работать за нормальные деньги.

Сергей, давайте перейдем к литературе. Вас знают, в первую очередь, благодаря книгам. Вы все же - писатель или рассказчик своего времени?

Я называю себя публицистом, стесняюсь слова «писатель». Я рассказываю истории, которые могут случиться в реальной жизни.

Как обстоят дела с институтом критики?


У нас нет персонажей, которые своим мнением могут поднять или опустить тираж. Влиятельных профессионалов просто нет. С другой стороны, когда я иду в кино, мне совершенно неинтересно мнение конкретного человека. Проще спросить у Яндекса среднюю оценку мнений.

Все же, сейчас успех проекта зависит от медийности автора. ДухLess тоже не просто так появился...

В его раскрутку не было вложено ни цента. Исключительно читательский интерес, рожденный в блогосфере.

Культура-то развивается...

В культуре должно что-то происходить. С одной стороны, у нас «Яйца судьбы», с другой – ничего не происходит. Так все и выплескивается в арт-группу «Война».

Которая решает свои проблемы через политику...

Простой пример. В 1995 году в моем круге интеллигенции учеников Историко-архивного Института было не принято слушать группу ДДТ из-за ассоциирования с пролетарским роком. На прошлой неделе был день рождения КоммерсантFM, где Шевчук давал концерт и собрал массы фанатов. Изменилась музыка за это время?

То есть, вы хотите сказать, что вся наша «голодная» музыка 90-х – про политику?

Взлет «Наутилус Помпилиуса», «Кино», «Алисы» и других был обусловлен их протестом.

Так называемая интеллигенция у нас всегда была униженной и оскорбленной...

Нет, дессидентствующая. Все еще при Сталине началось со спецпайков и госдач.

Они были рупорами власти...

Да, только те, кто сейчас в оппозиции, могут завтра переместиться на другую сторону баррикад. Просто не нашлось еще менеджера, который нашел место, где встречаются талант и деньги.

Талант – субъективная вещь, как и вкус. Судя по вашим словам, вы это понятие отнесете к коллективному бессознательному.

Я полагаю, у всех нас - свое понимание вещей и их свойств. Глубоких и неглубоких. Кто-то считает Лени Риффеншталь богиней, кто-то - преступницей.

А остальные не знают, кто она такая...


Большая часть. Я не перестаю повторять цитату Оскара Уальда, что «Предмет вышедший из-под пера автора, больше автору не принадлежит». Все зависит от того, кто на него смотрит.

Жанры смещаются. Что может предложить новая культура?

Только синтез. Tesla boy – копирка Modern Talking двадцатилетней давности. Это даже не отрыжка, а отрыжка отрыжки. Копия с копии. Жвачка, которую жевали вчетвером в 1986 году. Проект Mujuce мне нравится – это своего рода Мумий Тролль и Цой.

Вся наша музыка крайне субъективна.

Про нашу музыку можно говорить в формате Басты, Сявы и т.п. – рэп у нас развился в отдельное направление. После, например, Лагутенко ни одной рок-команды не появилось.

Недавно АК беседовали с Федором Фоминым про успех его ретро-дискотек. Он считает, что это - обычная ностальгия, потому что люди просто тогда не догуляли. Кстати, и Васю Басту – нашу рэп-икону - именно он привел на свои дискотеки для «взрослых».

Фомин, на самом деле, сломал наш общественный стереотип трепетного отношения к диджею. Он начал ставить классную пьяную музыку и получал главное, что выходит из любого творчества – эмоцию.

Давайте вернемся к рэпу. Это все же ненорматив, который пришел и в литературу. Стоит ли тут вспоминать стереотип «великой русской литературы», породившей образ «большого/маленького человека»?

Наша литература, в первую очередь, создала образ русской женщины, сочетающий два взаимоисключающих начала. С одной стороны, эта женщина готова всех спасать, с другой - это геном проститутки, что на выходе дает совершенно неповторимый объект.

Вспоминая беседу с Николаем Усковым, наша литература - про «большого человека».

Мне всегда нравились люди, которые глубокомысленно утверждают очевидные еще 150 лет назад вещи. Это - вечная болезнь интеллигенции. Мы хорошо образованы, у нас хороший вкус, но мы издаем глянцевый журнал. И здесь пошел разрыв шаблона, так как те люди, для кого он издается, априори невежды.

Получается, вы тоже пишете для тех же невежд и wanna be…

То, что романы пользуются такой популярностью, – не моя заслуга, а скорее даже недоработка. Те, вещи которые аудитория схватывает, минуют те смыслы, которые я вкладывал.

Беседовали Мария Потоцкая и Татьяна Роднянская.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".