Статья
24 Мая 2011 11:54

«Коридорная» дипломатия

<p>В середине – второй половине мая 2011 года оживились контакты РФ с государствами Центральной и Восточной Европы.<br />
<br />
13 мая состоялась рабочая поездка председателя правительства России Владимира Путина в Словакию. В ходе визита он провел переговоры с главой правительства республики Иветой Радичовой и президентом страны Иваном Гашпаровичем. В ходе консультаций обсуждались актуальные вопросы двустороннего сотрудничества и международной повестки дня. <br />
<br />
16 мая в подмосковной резиденции Горки состоялась встреча президента РФ Дмитрия Медведева с президентом Словении Данило Тюрком. Главы государств обсудили российскую инициативу по договору о европейской безопасности, а также перспективы дальнейшего развития российско-словенского торгово-экономического диалога. <br />
<br />
Наконец, 19 мая в Кремле прошли российско-австрийские переговоры на высшем уровне. Контрагентом Медведева выступил президент Австрии Хайнц Фишер. В центре внимания консультаций были вопросы торгово-экономического сотрудничества, ход реализации совместных проектов в сфере энергетики и транспорта, в частности строительство газопровода «Южный поток» и продление ширококолейной железной дороги.<br />
<br />
Российско-европейские переговоры интересны с точки зрения пула их участников. Контрагентами администрации Медведева выступили государства, в отношении которых она старается применять методы «коридорной» дипломатии. Объектами такой дипломатии выступает группа стран Северной и Восточной Европы, с которыми у Москвы в советский и постсоветский период сложились предельно доверительные контакты. Речь идет, в основном, о таких государствах, как Финляндия, Словакия, Австрия, Словения и Сербия.<br />
<br />
В настоящее время за счет расширения преференциальных контактов Кремль старается привлекать обозначенных субъектов для продвижения своих интересов внутри Евросоюза. В результате данные государства выступают в роли своеобразных «коридоров», через которые РФ пытается озвучивать свои инициативы в рамках единой Европы.<br />
<br />
На это указывает и содержание майских переговоров. В ходе консультаций Путина с руководством Словакии речь шла о реализации энергетических проектов РФ в Европе. С президентом Словении Медведев обсуждал российский проект создания новой архитектуры безопасности в Европе. Наконец в ходе российско-австрийского саммита были затронуты вопросы привлечения России к созданию европейской системы противоракетной обороны (ПРО), реализации проекта «Южный поток» и упрощения визового режима между РФ и ЕС. Получается, что в ходе всех встреч с европейскими игроками Кремль «зондировал» их на предмет готовности выполнить «коридорные» функции внутри ЕС при обсуждении статусных российских военно-политических и энергетических проектов.<br />
<br />
В мае 2011 года РФ впервые попыталась провести «коридорный» диалог в коллективном режиме. Активизация контактов состоялась не с одним субъектом, а сразу с тремя. Причем она последовала практически синхронно. Визит Путина в Словакию и серия политико-дипломатических мероприятий в России прошли в интервале двух недель. Ничего подобного ранее зафиксировано не было. Как правило, раньше Кремль шел на контакт с одним из «коридорных» субъектов. Затем место российских контрагентов на высшем уровне занимали государства к данной группе не относящиеся. И лишь спустя какое-то время Москва вновь обращалась к своим доверенным партнерам из числа европейских игроков. Теперь же в сжатый временной промежуток внимание президента и главы правительства было полностью сосредоточено на ведении дел с «коридорными» субъектами. Скорее всего, подобная синхронность была сознательно заложена в ходе планирования инициатив в рамках реализации президентской и премьерской дипломатии.<br />
<br />
Ставка на ведение диалога в коллективном режиме продиктована стремлением Кремля исправить слабые моменты в «коридорной» дипломатии. С 2008 года администрация Медведева последовательно укрепляет связи со своими «коридорными» союзниками, однако подобный курс далеко не всегда приводит к желаемым результатам. Например, РФ проводит политику максимального благоприятствования в отношении Финляндии. Прежде всего, за счет односторонних уступок в области поставок сырья. Хельсинки получает российскую древесину на удобных для себя финансовых условиях. Стабильными остаются российско-финские контакты в энергетической плоскости. Тем не менее, финское руководство не спешит осуществлять «коридорные» функции в ЕС. С 2009 года Суоми ни разу не пыталась поставить тему пересмотра европейской безопасности в повестку саммитов Евросоюза. И это несмотря на то, что с Хельсинки Москва связывала значительные надежды в деле продвижения данной военно-политической инициативы. Формально такую ситуацию можно объяснить тем, что в 2009-2010 годах Финляндия не председательствовала в ЕС. На деле же Хельсинки никто не мешал запустить дискуссию по теме европейской безопасности хотя бы на уровне глав европейских внешнеполитических ведомств. Получается, что субъектного веса одной только Финляндии недостаточно для того, чтобы осуществить «коридорное» продвижение проектов РФ на европейской почве.<br />
<br />
Новый подход администрации Медведева состоит в том, чтобы использовать для осуществления своих целей на площадке ЕС не одного, а сразу нескольких «коридорных» субъектов. Голос одного европейского государства средней руки руководство Евросоюза, за которым стоят ФРГ и Франция, может и не услышать. Однако ему будет куда сложней игнорировать усилия пула подобных игроков. Особенно если они будут прилагаться по одному вопросу в четко ограниченный промежуток времени. Корректировка «коридорной» политики России заключается в попытке перехода от точечных действий её партнеров к коллективным. Средством мотивации активности «коридорных» игроков, как и прежде, выступает упрочнение двусторонних торгово-экономических связей. Например, австрийская поддержка российского сценария создания европейской ПРО и проекта создания новой архитектуры безопасности в Евро-Атлантике в реалиях мая 2011 года обеспечивается расширением научно-технического сотрудничества по линии Москва-Вена. Этот процесс подразумевает, в том числе, целевое привлечение австрийских технологий и инвестиций на российский рынок. Соответствующие документы были подписаны по итогам переговоров Медведева и Фишера в Кремле. Речь идет о межправительственном соглашении о научно-техническом сотрудничестве и Программе действий по развитию российско-австрийского сотрудничества в целях модернизации экономики.<br />
<strong><br />
<em>Максим Минаев</em></strong><em>, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".