Статья
1763 21 Апреля 2020 17:54

Коронавирусные уроки выборов в Южной Корее

Взгляд из самоизоляции на происходящее в стране какое-то время не фиксировал проявлений какой-либо общественной активности за исключением развертывания волонтерских кампаний и привычной ругани сторонников и противников режима в соцсетях. Понедельник продемонстрировал преждевременность выводов о «конце политики»: волнения во Владикавказе и «виртуальный митинг» в Ростове-на-Дону вернули её в поле зрение наблюдателей.

Одновременно в сетях активизировалась дискуссия о целесообразности переноса единого дня голосования с сентября на более поздний период. Принимая во внимание развитие ситуации с распространением коронавируса, многие считают подобное решение естественным и необходимым. Аргументы приводятся следующие: ограничительные меры и социальное дистанцирование не позволят провести кандидатам полноценные избирательные кампании, а избиратели на фоне ухудшения социально-экономической ситуации в стране могут проголосовать за популистов, предлагающих простые, но необдуманные и невыполнимые решения по сглаживанию последствий эпидемии. Такие риски, на самом деле, существуют.

Тем интереснее внимательно присмотреться к опыту Южной Кореи, в которой 15 апреля состоялись общенациональные парламентские выборы. Как известно, убедительную победу на них одержала правящая Совместная демократическая партия (Тобуро Минджудан) при максимальной за несколько последних десятилетий явке избирателей. При этом сама партия обновила лучшие электоральные показатели, получив в свою поддержку 66% голосов. Таким образом народ Южной Кореи выразил свою поддержку, в том числе, решительным и адекватным действиям властей в борьбе с эпидемией.

Мировые и корейские средства массовой информации связывают победу демократов, в основном, с успехами в противостоянии коронавирусной инфекции. Так, в статье, анализирующей итоги корейских выборов, The New York Times в качестве аргумента приводит слова одного из ведущих корейских политологов Пак Си-Янга, главы WinG Korea, компании из Сеула, специализирующейся на политических исследованиях: «На этот раз то, как правительство отреагировало на коронавирус, было решающим фактором и в рейтингах одобрения президента, и в результатах [его партии] на парламентских выборах».

В той же газете The New York Times в статье «Южная Корея сглаживает кривую [заражения}» описывается процесс синхронизации процесса подготовки к общенациональным выборам с мероприятиями по борьбе с вирусом. Во-первых, руководством страны было принято решение отказаться от «драконовских ограничений Китая на свободу слова и передвижения или без ущерба для экономики, как в Европе и Соединенных Штатах». Ставка была сделана на технологичные способы отслеживания и купирования распространения вируса: расширенное тестирование граждан, отслеживание контактов, ограничение перемещений инфицированных людей и высокоэффективное информирование населения о мерах предосторожности. В результате, люди откликнулись на призывы к самоизоляции самостоятельно, случаи применения насилия были крайне редки.

Конструктивный настрой граждан позволил правительству не прибегать к мерам строгой изоляции, а обойтись мероприятиями по установлению необходимых, но вполне достаточных правил социального дистанцирования. Поэтому в стране не были полностью закрыты предприятия потребительского сектора — магазины, общепит, компании бытового обслуживания. К жестким мерам прибегали точечно, действовали они в течение ограниченных промежутков времени и отменялись по мере снижения уровня эпидемиологических рисков. Это позволило смягчить удар, который принял на себя сегмент малого и среднего бизнеса.

Властям Кореи удалось найти не только отклик у населения, которое тоже поначалу воспринимало все ограничительные меры в штыки, но и выстроить конструктивные отношения с крупным бизнесом. В частности, к мероприятиям по сглаживанию возможных экономических и социальных последствий пандемии были привлечены чеболи. При этом совместные действия правительства и крупного бизнеса после выборов не прекратилась. Буквально сегодня газета Чосан Ильбо сообщила о том, что около 1200 руководителей 50 филиалов компании Hyundai договорились о бессрочном сокращении заработной платы на 20 процентов, начиная с этого месяца.

Сама организация подготовки и проведения выборов была в Корее на высоте. С этим согласились все: и сами участники, и наблюдатели. Более того, появившаяся не так давно на одном из американских ресурсов петиция с требованием пересмотра итогов выборов в связи с нарушением электоральных процедур и нарушения прав избирателей была подвергнута критике оппозиционными партиями. Статья об этом вышла 21 апреля на первой полосе газеты Чосан Ильбо.

Партии были ограничены в возможности прибегнуть к своим привычным методам привлечения избирателей. Встречи и митинги уступили место онлайн кампаниям. Даже традиционные рукопожатия трансформировались в «карантинны жест»: приветствующие друг друга люди соприкасались локтями, и это движение стало популярным предвыборным мемом, выражающим солидарность власти и простых граждан.

За месяц до голосования перспективы самих выборов и, тем более, шансы правящей партии на победу не оценивались высоко. В частности, об этом написала газета The Korea Herald в своей публикации от 15 марта. Обозреватель указывал на то, что оппозиция подвергает власти жесткой критике за отказ от решительных мер по установлению жесткого карантина, позднее реагирование на угрозу, сохранение трафика с Китаем и нехватку средств индивидуальной защиты. На тот момент опросы показывали равный уровень поддержки партии власти и оппозиционного блока «Единое будущее» (по 43%), и социологи предсказывали дальнейшее падение популярности демократов, которые решительно отвергли популистское предложение консерваторов об оказании прямой финансовой помощи предприятию и населению.

Сама процедура выборов проходила в строгом соответствии с заранее скорректированными правилами, которые, с одной стороны, учитывали эпидемиологическую обстановку, а с другой, в полной мере реализовывали право граждан на участие в голосовании. Правительство сумело убедить граждан в безопасности самой процедуры выборов и привлечь на участки большинство из 44 миллионов избирателей.

Для поддержания порядка на избирательных участках и выполнения рутинных организационных процедур были мобилизованы молодые люди, выполнявшие соответствующие обязанности вместо обязательной военной службы. Они продезинфицировали 14 000 избирательных участков по всей стране и разметили линии ожидания с интервалом в полтора метра для поддержания безопасной дистанции между людьми, стоявшими в очереди к кабинам для голосования.

Во избежание скопления людей на участках власти разрешили досрочное голосование на любом из специально открытых для этой цели 3500 избирательных участков. На входе в участки были установлены тепловизоры, и граждане с повышенной температурой направлялись в отдельную зону для голосования, после чего избиратель отправлялся на тестирование, а кабина для голосования дезинфицировалась. Правом досрочного голосования воспользовались около 15% избирателей.

Особое внимание организаторы выборов обратили на то, чтобы обеспечить защиту права проголосовать для 3100 инфицированных избирателей. Им была предоставлена возможность проголосовать по почте. Для тех, кто не успел воспользоваться этим правом в отведенный промежуток времени, сотрудники избирательных комиссий в полном защитном обмундировании организовали голосование на специальных участках в восьми лечебных учреждениях, где люди проходили лечение. Таким образом проголосовало еще 900 пациентов и сотрудников инфекционных больниц. Ещё около 70 000 южнокорейцев, находившихся в момент проведения голосования на двухнедельном карантине, смогли проголосовать в день выборов уже после закрытия участков. Это было сделано для того, чтобы свести к минимуму контакты с другими избирателями.

Кейс южнокорейский выборов, безусловно, должен приниматься во внимание при принятии решения о возможности переноса выборов в России. Все аргументы о том, что проводимые в настоящий момент ограничительные мероприятия необходимы для защиты здоровья людей, не вызывают сомнения. Но для того, чтобы не произошло разбалансировки системы государственного управления, при принятии и отмене ограничительных мер очень важна оценка баланса между необходимым, достаточным и чрезмерным. Южная Корея, судя по всему, смогла удержать этот баланс.

Валерий Прохоров специально для «Актуальных комментариев»

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".