Статья
21 Февраля 2011 19:25

Костина: у жертв преступлений меньше прав, чем у обвиняемых

<p>В России ежегодно около 10 миллионов человек выступают в качестве потерпевших и свидетелей в ходе расследования уголовных дел по особо тяжким преступлениям. Из них каждый пятый получает угрозы с требованием изменить показания или отказаться от них. Значительное количество граждан, ставших жертвами или свидетелями преступлений, не обращаются в правоохранительные органы, опасаясь мести со стороны преступников и не веря в эффективность государственной защиты.</p>
<p>Закону о защите свидетелей - уже шесть лет, и за это время ни разу не было анализа правоприменения этого документа, рассказала <strong>член Общественной палаты РФ Ольга Костина в интервью «Актуальным комментариям»</strong>.</p>
<p>«Впервые мы на базе Общественной палаты РФ, с участием представителей МВД и других силовых ведомств, которые этим законом пользуются, откровенно говорим о том, что происходит. Наши коллеги из милиции говорят о необходимости коррекции регламента, им не удается полноценно работать при тех условиях, которые есть сейчас. То, о чем мы говорим сегодня, – это права жертв преступлений, права социальные, права процессуальные, которых на сегодняшний день меньше, чем прав у обвиняемых», - сообщила Костина.</p>
<p>По ее словам, этот факт сегодня признают все силовые структуры России. И такой перекос, по мнению Костиной, не позволяет говорить о состоятельности правосудия, о гуманизации правосудия, потому что отсутствие сострадания у государства и общества к жертвам преступления просто не позволяет выровнять этот фон.</p>
<p>«Тот эмоциональный фон, который переживает человек, одному осилить очень тяжело. Потому что это смесь страха, отчаяния, ненависти. Это такая взрывная смесь, которая может изуродовать человека, в том числе и физически», - убеждена эксперт. «Мы мало говорим об этом, но перенесенный человеком стресс, если ему не оказана помощь, через какое-то время превращается во вполне конкретные физические заболевания. В международной практике существуют целые институты травм, которые этим занимаются, а у нас пока об этом только начинает заходить речь», - добавила она.</p>
<p>В качестве примера Костина привела законодательства Германии, Великобритании, Соединенных Штатов Америки. В любом из них заявитель - это основная фигура правосудия. «Это норма во всем мире. С его заявления начинается работа правоохранительной машины, поэтому он принципиально важен для любой системы правосудия. Кроме нашей», - отметила Костина.</p>
<p>«К сожалению, на сегодняшний день государство не предпринимает никаких системных шагов для того, чтобы защитить своих граждан, пострадавших от преступных деяний. Рассчитывать на доверие к правоохранительной системе и государству не приходится», - сказала она.</p>
<p>По ее словам, даже Бастрыкин говорил об этом совершенно четко. «Самая большая сенсация в его речи на коллегии МВД заключалась в том, что одним из критериев оценки работы Следственного комитета РФ будет не только количество и раскрываемость преступлений, но и, в том числе, будет такой критерий, как работа с гражданами, с заявителями», - рассказала она. Не важно, было ли преступление, может быть, конкретное заявление вообще не приведет к возбуждению дела, но отрабатывать эти заявления все равно нужно, помогать, слушать, советовать, пояснила эксперт. «Поэтому, на сегодняшний день нам представляется, что тот перекос, который существует в отношениях власти к жертвам преступления, недопустим», - добавила она</p>
<p>«Я приведу простой пример. Если судебные решения не выполняются, это утрирует идею правосудия. На практике у нас на сегодняшний день жертва преступления не может получить ни компенсацию от причиненного ей вреда, ни помощь. Те компенсации, которые государство иногда выплачивает, - это реакция на какие-то  массовые события, например теракты. И то, такая реакция происходит не всегда», - рассказала Костина. В качестве примера Костина привела недавнюю трагедию в Домодедово. Жертвы вДомодедово были поддержаны быстро и четко, а вот жертвы «Сапсана» - нет, подчеркнула она.</p>
<p>«Почему, если это громкое социальное событие, такое, как «Хромая лошадь», то его поддерживают разово, а если не громкое, то вообще не обращают на него внимание? Чем от этих нашумевших трагедий отличается осиротевшая семья молодого человека, который был единственным кормильцем и был жестоко убит несколькими подонками, после чего его мама-инвалид и жена с грудным ребенком остались без средств к существованию?», - рассказала Костина.</p>
<p>В этой реальной истории ее жертвы не получили компенсации, потому что у осужденных не нашлось таких денег, добавила она. «Почему за рубежом в таком случае, если уж совсем ничего нет у осужденного, государство выплачивает пенсию потерпевшим самостоятельно, а наша страна с себя такую обязанность сняло?</p>
<p>Более того, условно-досрочное освобождение в большинстве стран мира начинается с вопроса - что ты сделал для компенсации причиненного тобой вреда? - спрашивает Костина. - У нас, благодаря усилиям министерства юстиции, эта норма не обязательна. То есть, для того чтобы получить условно-досрочное освобождение, достаточно просто сказать, что ты раскаялся».</p>
<p>Костина привела неутешительную статистику: из 23 миллионов сообщений о преступлении, поступивших в прокуратуру, только 3 миллиона зарегистрированы. Средняя цифра по стране – 10-11 миллионов жертв тяжких преступлений, добавила она. «Понятно, что эти люди, их родственники, их близкие и коллеги, которые наблюдают страдания жертв преступлений, создают тот фон, который не позволяет в России ни изменить систему, ни каким-то образом ее реформировать. Потому что невозможно реформировать правоохранительную систему, если граждане отказываются с ней сотрудничать. Это немыслимо», - считает она.</p>
<p>«Посмотрите, что творится с точки зрения криминального фона в стране! Достаточно открыть любую правовую программу, посмотреть любое ЧП, и что вы там увидите? Вы там увидите историю жертв, которым, как правило, отказывают даже в сочувствии, а не то что в правосудии», - рассказала Костина. - Сколько мы будем жить в государстве, в котором происходит такое лицемерное изображение правосудия, вместо реального?» У нас есть противники, мы это прекрасно понимаем, потому что гораздо легче строить правовую политику, так как она строится сейчас, - добавила она.</p>
<p>Мы обращаемся к СМИ, к общественности, и очень надеемся не только на духовную, но и на лоббистскую поддержку Патриарха, потому что это, все-таки, весомая личность, сказала Костина. «Представленный нами закон о потерпевших, конечно, пока лишь каркасный документ. Но к нему будут вноситься и вносятся поправки, и мы совершенно убеждены, что на сегодняшний день поворот в этом направлении произойдет», - рассказала она. Эксперт также сообщила о намерении направить два обращения - президенту Медведеву с просьбой проверить, как выполняется его поручения, и премьер-министру Путину, в том числе и как лидеру партии «Единая Россия».</p>
<p>«Идет предвыборная кампания, и нам представляется вполне разумным на том криминальном фоне, который мы имеем, чтобы эта работа стала одним из предвыборных брендов», - добавила член Общественной палаты Ольга Костина. </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".