Комментарий
11 Февраля 2015 15:47

КПУ для нынешнего украинского режима — это элемент советского прошлого

Александр Шпунт экспертАлександр Шпунт

Александр Шпунт
экспертАлександр Шпунт
Сегодня суд в Киеве рассмотрит вопрос о запрете Компартии Украины. С соответствующим иском выступил Минюст Украины, который обвиняет коммунистов в финансировании ополченцев и в участии в боевых действиях против украинских сил. Представители Компартии, в свою очередь, отрицают свое участие в конфликте на Донбассе.

Директор российского Института инструментов политического анализа Александр Шпунт рассказал «Актуальным комментариям» об истинной причине запрета Коммунистической партии на Украине.

«Если мы говорим о Коммунистической партии Украины, то партия Украины не может выступать ни за что, кроме как за целостность Украины. И в этой ситуации для нее было бы политически самоубийственным выступать за что-то другое. Поэтому обвинения представителей Минюста Украины в том, что Компартия Украины якобы выступает на стороне сепаратистов, нелепы просто потому, что сепаратисты апартийны.

У "республиканцев" вообще нет никакой партийной окраски. В республиках сейчас партийная система в принципе отсутствует, она не проявлена никак, ни в каком виде — ни в виде бывшей "Партии регионов", ни в виде какой-то новой структуры, ни в виде коммунистов. На вопрос, выступают ли в рядах республиканцев отдельные члены компартии, можно смело ответить — да, конечно.

Сегодня на Украине произошел раскол по территориальному принципу, а не по партийному. Вряд ли в рядах "республиканцев" выступают донецкие сторонники "Правого сектора" и донецкие сторонники партии Тягнибока. На Донбассе они тоже были, но очень мало. Хочу подчеркнуть, что никакой отдельной партийной окраски у этого конфликта нет.

С другой стороны, Компартия Украины сегодня политически бессмысленна, так как она не обладает электоральным значением. Дело в том, что ее электоральной базой всегда был юго-восток, а сегодня он не голосует в принципе. Он не голосует и в тех регионах, которые до сих пор контролируются украинскими властями (я имею в виду центральным правительством Украины) просто в силу того, что голосовать под пушками невозможно. Он не голосует, тем более на территории ДНР и ЛНР.

Электоральная опора коммунистов в других регионах была намного слабее. Сегодня она еще и резко поджимается нелегитимной активностью их политических оппонентов с правой стороны. Ведь это не коммунисты проводят всякие мусорные люстрации, сжигают покрышки, валят памятники Ленину и т.д. Это действия, которые в Харькове, например, фиксируются именно как незаконные. А в других регионах прокуратура боится людей с оружием и боится применять к ним какие-то меры, соответствующие закону.

В этой связи запрет КПУ — абсолютно знаковое событие для Украины. Запрет Компартии — это примерно то же самое, что и запрет фашизма в Германии. Они считают, что таким образом расстаются со своим историческим прошлым. Поэтому кроме символического значения, никакого реального политического значения у этого действия нет.

Исторически Компартия Украины была влиятельной политической силой. В течение многих лет она была одной из самых важных сил на политической карте Украины. И даже в прошлой Верховной Раде, которая уже зафиксировала переворот февраля, она была представлена очень мощно. Другое дело, что после переворота февраля политическая система Украины пошла по совершенно другому пути, начались политические чистки. В этой ситуации, конечно, Компартия Украины выжить не может. Она не может выжить, когда ее противникам с правого лагеря разрешено ездить по улицам с автоматами, входить в кабинеты прокуроров, выбрасывать на улицу, врываться на съезд Верховного суда и т.д., — просто потому, что ее политическим оппонентам разрешено гораздо больше, чем ей.

Но хочу заметить, что сегодня на Украине есть довольно большое число сторонников у коммунистов. Они никуда не делись, их взгляды не изменились. Я не готов оценить их численность, насколько их стало меньше за эти месяцы, но то, что это по-прежнему значительная электоральная величина, правда.

В этом смысле Донбасс был центром электоральной поддержки, поэтому много сторонников Компартии воюет в рядах "республиканцев". Но я считаю, что КПУ не спонсирует ополченцев, что ей приписывает глава Минюста. Сама Компартия, бесспорно, стоит за территориальную целостность Украины, потому что она называется Коммунистическая партия Украины.

Конечно, Петр Симоненко, когда заявляет о предоставлении особого статуса Донбассу, не подразумевает никакое отделение Донбасса. Он говорит о том, на чем настаивает Владимир Путин: о широкой федерализации, о самостоятельных бюджетах, о самостоятельном праве проводить политику по языку и по развитию специфических национальных особенностей.

Симоненко — украинский политик, а не донецкий, то есть он общеукраинский и общенациональный, поэтому не может выступать за отделение Донбасса. Для него это было бы политической гибелью. Но, естественно, он требует — обратите внимание, это не только Симоненко требует — проведения на Донбассе серьезных муниципальных реформ, серьезных реформ по разделению властей. В этом смысле он абсолютно украинский политик. Другое дело, что он вне нынешнего украинского мейнстрима, который ни о чем, кроме как об унитарной целостности Украины, говорить не хочет. Но это не основание обвинять его в поддержке сепаратистов.

Запрет же связан не с тем, что украинские власти ощущают какую-то угрозу от КПУ на выборах. Иными словами, это не попытка не допустить КПУ к выборам, а политическое решение, которое обозначает для нынешней украинской власти прекращение прошлого режима.

Это такое же символическое действие, как "ленинопад" на Украине. Ведь у Ленина не так много сторонников на Украине, нет какого-то отдельного движения. А снос памятников — это попытка показать, что советское прошлое закончилось. И КПУ для нынешнего украинского режима — это его элемент. Прекращение деятельности КПУ символизирует прекращение советского прошлого. Это просто знак своему народу, знак Европе и знак новым украинским поколениям, входящим в политику, о том, что коммунизм находится под запретом. Фактически это запрет не Компартии — это запрет советского прошлого».

Беседовала Елена Миронова
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".